Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Заметка

«Полицейские — товарищи нервные». Как в России расследуются нападения силовиков

В Москве СК возбудил дело против полицейского, который избил пассажира метро и сломал ему ногу. «Такие дела» поговорили с экспертами правозащитных организаций о том, как часто преступления силовиков заканчиваются уголовными делами или доходят до суда.

Фото: Pxhere.com
Читайте также «Взяли за волосы и стали топить в раковине»: история о пытках в полиции и подбросе наркотиков

В конце марта Сергей Куроедов шел по станции метро «Таганская», когда проходящий мимо молодой человек толкнул его и крикнул: «Под ноги смотри!» Сергей ответил обидчику, и между мужчинами завязалась перепалка, рассказали  «Таким делам» в правозащитном проекте «Аксиома».  Во время ссоры нападавший угрожал Сергею и обещал «освидетельствовать» его.

Агрессором оказался сотрудник полиции Артем Карташов, который в момент нападения не был в форме. Он несколько раз ударил Сергея по голове и ноге, а затем повалил его на пол. Когда на драку обратили внимание прохожие, Карташов покинул место стычки, уехав на поезде. Позднее его удалось отследить по видеокамерам и задержать. Но такое в России происходит не часто.

За последние 20 лет правозащитники зафиксировали больше 200 случаев незаконного применения насилия и пыток со стороны полицейских, рассказали «Таким делам» в «Комитете против пыток» (КПП). По этим данным, в 79% случаев силовики бьют пострадавших руками, в 58% — ногами, в 32% заковывают в наручники, в 21% применяют электрошокер или резиновую дубинку (в 15% нападений).

В 79% случаев силовики бьют пострадавших руками, в 58% — ногами, в 32% заковывают в наручники, в 21% применяют электрошокер или резиновую дубинку (в 15% нападений)

«Полицейские в России — товарищи нервные, особенно сейчас, — говорит председатель КПП Сергей Бабинец. — Люди, которые на работе имеют право применить физическое насилие, оружие или спецсредства, в принципе имеют низкий порог терпимости к ситуациям, где силу можно было бы и не применять. Судя по нашей практике, сотрудников полиции при нападении не смущает даже то, что они находятся в форме».

Бабинец привел в пример случай, когда в августе 2016 года у станции метро «Таганская» полицейские избили футбольного тренера Фаига Нагдалиева за сделанное им замечание о курении в неположенном месте. Тогда у пострадавшего диагностировали закрытую черепно-мозговую травму, сотрясение мозга, ушибы головы и грудной клетки.

В 2018 году двое полицейских получили реальные сроки по статье о превышении должностных полномочий с применением насилия. Алексея Бурулько приговорили к трем годам и четырем месяцам колонии, Николая Первакова — к трем годам и восьми месяцам.

«После спецоперации в Украине мы увидим всплеск насилия со стороны полицейских. Об этом говорит опыт чеченских войн»
Читайте также «Клава, мне ребро сломали!»

Насилие со стороны полицейских существует в большинстве стран мира, говорит руководитель отдела международно-правовой защиты КПП Ольга Садовская. Но в государствах Совета Европы эта проблема почти решена: правозащитники фиксируют единичные случаи. В то же время в европейских странах сейчас, так же как и в России, наблюдается рост полицейского насилия — в основном к мигрантам и маргинализованным группам. В качестве примера можно привести ситуацию с цыганским меньшинством в Венгрии — венгерскими рома.

В контексте пыток и насилия полицейскими Россию более корректно сравнивать с США, где тоже остра проблема немотивированной агрессии силовиков. Но, в отличие от США, в России практически нет «полицейского шутинга».

«После спецоперации в Украине мы увидим всплеск насилия со стороны полицейских. Об этом говорит опыт чеченских войн. Люди, которые там воевали, а после окончания боевых действий устраивались на работу в правоохранительные органы, начинали практиковать насилие в отделениях полиции», — заключила Садовская.

По данным КПП, в ситуации применения насилия примерно в половине случаев уголовное дело в отношении силовиков не заводится. При этом пострадавший получает в среднем около шести постановлений об отказе в возбуждении дела.

Решающими факторами для возбуждения уголовного дела могут стать смерть пострадавшего или причинение ему тяжких телесных повреждений. Все это должно сопровождаться неопровержимыми доказательствами, например записями с камер, пояснили в «Аксиоме».

Средний срок лишения свободы за пытки составляет 3,5 года, при этом 43% осужденных силовиков получают условное наказание

На расследование дела уйдет в среднем три года, подсчитали в КПП. Максимальный срок наказания для силовиков из практики правозащитной организации — 14 лет и девять месяцев, минимальный — пять месяцев.

Следственный комитет возбудил дело против полицейского Артема Карташова, сломавшего ногу Сергею Куроедову, по статье об умышленном причинении вреда здоровью средней тяжести. Ему грозит до трех лет колонии.

В материале используются ссылки на публикации соцсетей Instagram и Facebook, а также упоминаются их названия. Эти веб-ресурсы принадлежат компании Meta Platforms Inc. — она признана в России экстремистской организацией и запрещена.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Публикации по теме

Загрузить ещё

Материалы партнёров

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: