«У нас работа ответственная, нас нельзя отвлекать»

Иллюстрация: Аксана Зинченко для ТД

Школьный охранник, дежурная у эскалатора в метро, вахтер и кассир уличного туалета о том, как работать, не вставая с места

Марина, 51 год, дежурная у эскалатора

МаринаФото: Нина Назарова

Я училась на кондитера, потом ушла на завод, работала в больнице санитаркой. Девять лет работала в Академии наук уборщицей. Работа была хорошая — два часа, и весь день дома — но мало платили. Ушла и думаю: что я дома сижу, когда могу у эскалатора посидеть? Дай позвоню на счастье, на удачу. И вот уже двенадцатый год, теперь до пенсии. Я когда шла на «Проспект мира», не знала, что здесь такой большой пассажиропоток: Олимпийский, елки, мечеть. В мечети праздники, все сюда ездят, столпотворение. По пятницам народу очень много, по четыре человека на ступеньки встают. Но с ними весело, с мусульманами, уже привыкли к ним.

Мы за все отвечаем: и за порядок, и за пассажиров. Наблюдаем, чтобы вели себя нормально, делаем замечания. Ехала в поезде, там все стены в рисунках и афишах, а правила пользования метрополитеном написаны мелким почерком! Нет бы правила лепить крупным текстом, чтобы пассажиры читали. Они же не видят ничего. И не слышат: у них наушники. Как будто сама себе объявляешь! У всех дела начинаются, как только они заходят на эскалатор. Едут и вяжут. Или по мобильному разговаривают. Многие детей отпускают, считают, что они самостоятельные. Конечно, в одной руке мобильный, в другой сумка, ребенка уже только в зубы можно взять. Книжки читают, газеты листают, едят. Музыку на эскалаторах, бывает, включают по праздникам, так люди едут и пританцовывают. Или сидит пассажир на ступеньках, только трубку возьмешь громкоговорящую, так он, раз — и встал. Только трубку положила, он опять сел. Сидит.

у всех дела начинаются, как только они заходят на эскалатор: едут и вяжут

График у нас посменный: с семи утра до двух и с двух до десяти вечера. Отлучиться за смену можно один раз на полчаса, когда приходят подмены и отпускают нас на обед и в туалет. Обеды с собой берем. Столовая на «Проспекте мира» есть — пожалуйста, иди. Но что ты успеешь за полчаса? Ни читать, ни музыку слушать, ни вязать, ни есть, ни спать нам нельзя. Могут и оштрафовать, и выгнать. И ничего лишнего по громкой связи сказать нельзя. Мы говорим только по тексту, у нас даже все варианты в папочке есть. Была одна на Октябрьской, вот она любила общаться с пассажирами, песни пела. Но услышало это высокое начальство и ее уволили.

Холодно в кабине еще как. Околеваем. Я уж по второму разу заболеваю. Слава богу, стекла непробиваемые, хоть это счастье. А то пассажиры иногда развлекаются, — сидишь, ни о чем не думаешь, тебе как в спину шарахнут со всей дури. Пьяные или молодежь. Особенно когда один из эскалаторов выключен на технический перерыв: «Че ты сидишь, — начинают орать на тебя. — Давай включай эскалатор, нечего над людьми издеваться!» Или возникают: «Че так медленно едет, давай быстрее включи! Вы че там, педали крутите?» Педали крутим, ага.

У людей мобильники падают между ступеней эскалатора, пластиковые карточки, цепочки, сережки, деньги. Карточку человек только оплатил, а она у него упала. И они думают, что им прям вот все достанут оттуда. Ну, мобильники действительно достают, а пластиковую карточку только ночью, когда выключен эскалатор. Жалко, конечно. Я как-то на переходе сидела, мальчик подошел, социалку уронил. Я позвонила машинисту, она нашла. Фамилия, говорит, как? Там же не одна карточка, там много всего скапливается.

У нас работа ответственная, нас нельзя отвлекать. Уже новые технологии, стоит справочная, но справочной пассажиры пользоваться не умеют. Если посылаешь к ней, они думают, что я грублю. У меня уже, наверное, место работы на лбу отпечаталось. Даже когда я просто стою и жду поезда, обязательно ко мне подойдут: «Как проехать?» Народу кругом полно, и все равно ко мне идут.

Если честно, я очень всегда пугаюсь, когда люди падают. Думала, привыкну, а не получается. Стресс для организма, переживаешь потом за человека: как он там себя чувствует? Первое время мне даже кошмары снились. И сейчас часто вижу себя во сне в кабине. Я даже спрашивала у сослуживиц: «У вас не так?»

Бывает поднялась-спустилась, поднялась-спустилась. Тогда звонишь на контроль: выгоните уже эту несчастную

Что остается делать, стресс снимаешь смехом. Едут бабушка с дедушкой: вот давай смотреть за ними, кто кого ведет? Парочка сладкая, за ней надо наблюдать, а то чего-нибудь не дай бог случится. А вот экземплярчик едет, тележку впереди везет, а самого вообще не видно за тележкой. Или человек ошибся эскалатором: пошел на выход, а ему надо на переход. Так он ехал-ехал и, недолго думая, начинает спускаться против движения! Ему объявляешь: «Остановитесь, вы же покалечитесь!» А он от тебя отмахивается. У меня собака так бежала. Эскалатор едет на спуск, а она запрыгнула. Хорошо, дело на переходе было, — несколько прыжков, она и поднялась. А если пассажиропоток большой, а собака несется сломя голову, тут уж надо останавливать. Много животных ездят самостоятельно. Бывает, вообще: поднялась-спустилась, поднялась-спустилась. Заблудилась, выйти не может. Что делать? Звонишь на контроль: ну выгоните уже как-нибудь эту несчастную, у нее уж язык на плече.

Игорь, 34 года, школьный охранник

ИгорьФото: Нина Назарова

Работаю я в гимназии два года. Раньше был фрилансером, программировал сайты, раскручивал их в Интернете. Потом скучно стало, и я решил в охрану пойти, подумал, что ничего не мешает одновременно и тем, и другим заниматься.

Сейчас охранникам не обязательно даже в армии отслужить, достаточно отучиться три месяца, получить удостоверение и можно идти охранником пятого-шестого разряда. Шестой — это с оружием, пятый — с применением спецсредств и с травматическим оружием. Экзамены сдаешь в полиции: установлены компьютеры, есть варианты ответов, одна ошибка — пересдача.

Читайте также Ценная бумага Анастасия Чуковская посмотрела на российские школы с необычного ракурса и выяснила, как в них обстоят дела с туалетами

Охрана школ — это вахтовый метод: две недели работаешь, затем две недели отдыхаешь. Мы живем прямо в здании, у нас комнатка оборудована, есть душ. Еда магазинная или в столовой платно питаемся, нас двое на посту, можно отойти позавтракать или пообедать. В 7.30 открываем школу, в 22.00 закрываем. Часов с семи-восьми вечера никого нет, можно своими делами заниматься, кино на компьютере посмотреть или в школьный спортзал сходить. По выходным тоже сидим, выходить за территорию, конечно, нежелательно. Потом на две недели уезжаю домой в Иваново.

Работа спокойная. Основная задача — знать детей и сотрудников в лицо. Дети все время без пропусков приходят: в другой куртке оставили, в другой сумке. Человек двадцать-тридцать в день. Я должен всех узнавать. Обход территории — каждые два часа, здания — в конце рабочего дня. Сейчас, бывает, департамент может что-нибудь подложить, чтобы проверить действия охранника: среагирует или нет. Я с таким не встречался, а на других объектах, слышал, было.

Старшеклассницы со мной не кокетничают. В гимназии все дети из богатых семей, и охранник для них — низшее звено

С детьми у меня деловые отношения. Я лично не приветствую общение. Если общаться, они начинают на улицу проситься: кому-то покурить надо, кому-то в магазин выйти на перемене. А детей можно выпускать только после уроков, у каждого есть индивидуальное расписание, они его предъявляют, когда уходят. Старшеклассницы со мной не кокетничают. В основном в гимназии все дети из богатых семей, и охранник для них — низшее звено, они меня воспринимают, как мебель, что ли. Но обижаться тут не на что: дети.

Охранник — всегда временная профессия. Это несерьезная работа, всю жизнь на ней работать неинтересно. Я сейчас делаю свой проект, интернет-портал. Когда заработает и раскрутится, уйду. Он будет посвящен аренде квартир в отпуске или в командировке, причем не в российском, а в мировом масштабе. У меня много идей: например, когда хозяин недвижимости публикует свое объявление, даже если он не знает русского языка, чтобы автоматический перевод появлялся и на русском, и на французском, и на немецком. Или чтобы пользователи смогли добавлять свои фотографии. Учитываю все недостатки airbnb и хочу сделать лучше.

Надежда, 61 год, консьерж

НадеждаФото: Нина Назарова

Я на пенсии уже двенадцать лет. Посидела-посидела, скучно стало. Подумала: пойду в консьержи, хороший график — сутки через трое, и живу рядышком. В 2009 году тут был капитальный ремонт, и комнату для консьержей пристроили, с туалетом, раковиной, спальным местом. Конечно, были сложности вначале. Народ считал, что все общее, на стенах рисовали, испражнялись на запасной лестнице. Мы беседы проводили, мягко, по-человечески: это же ваш дом.

Смены у нас с восьми утра до восьми следующего дня. С полуночи до шести утра мы спим. Сон, конечно, беспокойный. Слышали, как дверь хлопает? Вот и по ночам также. Гулять не ходим. Кушаем на месте. Холодильник, телевизор, микроволновка, чайник, даже спортивный тренажер есть. Я только вот хочу договориться, чтобы нам официально закрепили два перерыва по 20-30 минут. Мы же не атомную боевую головку охраняем. Монитор — тот же компьютер, а сколько по телевизору объясняют, что без перерывов сидеть за компьютером вредно, что человек должен выйти на воздух, пройтись. Мы, конечно, стараемся вставать: то пыль протрешь,то летом вокруг дома пару раз обойдешь, чтобы проснуться.

Читайте также Обмани меня Морская капуста за миллион или пивные дрожжи за 700 тысяч. Родственники жертв мошенничества рассказали о том, как их близкие отдали все свои сбережения непонятно кому и неизвестно за что

Я за четыре года работы всех жильцов узнала, да что там, даже всех их друзей знаю, кто к кому в гости ходит. В том году был случай: бабушка с шестого этажа пошла гулять. Проходит час, возвращается, смотрю, одна женщина ее под ручку ведет, а другая рядом идет. Ну, думаю, кого-то встречать ходила. А у нас видеокамеры оборудованы, мы все видим и связаться по телефону с квартирами можем в любой момент. Смотрю, женщина одна пошла в квартиру, а другая осталась у лифта и кнопку держит. Я звоню:

— Александра Никифоровна, кто к вам пришел?

— Это из поликлиники.

—  Так, эту поликлинику в шею гоните.

Она:

— Как в шею?

Женщина услышала, бежит к лифту. Ну, я полицию вызвала, встретила их внизу и не выпускаю. Как они меня только ни обзывали, толкались, хорошо, сосед подошел, а тут и автоматчики подоспели. Оказалось, эти мошенницы уже полгода в розыске, нескольких бабушек раздели. Так полиция даже спасибо не сказала! Меня вообще не допрашивали, зато Александру Никифоровну пытали, а ей 92 года, она и так в шоке, трясется вся.

Бабули без консьержной службы вообще обойтись не могут. У нас тут терминал стоит для оплаты коммуналки. Зачем им куда-то по льду идти? Или приходят ко мне: «Надя, посмотри мой телефон, почему-то звука нет», или лампочку просят заменить. Я всегда помогаю. Ветеранов войны у нас в доме три человека. Вот Раиса Григорьевна сейчас прошла, ей 92 года, а выглядит шикарно, ходит на каблучках. Говорит:

— Мне бы сумочку новую.

— Хорошо, пойду в магазин, куплю. Сколько по цене?

— Не дороже тысячи.

Вот я весь «Золотой Вавилон» обегала, нашла за 999 рублей и рубль сдачи принесла.

У нас нет ни наркоманов, ни дебоширов. Интеллигентный дом. Но по ночам, конечно, разное бывает. Как-то проснулась от шума во втором часу ночи, думаю, кто ж на роликах катается? Присмотрелась: в маленьком лифте чемодан один ездит. А в Париже теракты как раз прошли. Я мигом вскочила, выглядываю: стоит девица, плачет. С мальчиком поругалась. Он вещи отдавать не захотел и отправил их туда-сюда кататься. Я ее успокоила, как могла, но говорю: если вы чемодан из лифта не заберете, вынуждена буду полицию позвать. И сделала вид, будто МЧС вызываю.

я по видеокамере смотрю: не на 13-й, а на 16-й этаж приехали и начали на задней лестнице заниматься кое-чем

Или еще случай был. Молодая пара заходит, говорю: «Вы в какую квартиру?» Девушка называет. А сами — я по видеокамере смотрю — не на 13-й, а на 16-й этаж приехали и начали на задней лестнице заниматься кое-чем. Я тихонько до 15-го доехала, поднялась на цыпочках, чтобы каблучки не стучали, и в окошечко им тук-тук-тук:

— Ребята, у нас камеры пишут, я сегодня фотографии по окрестным домам расклею, мол, знайте, этих людей в подъезд пускать нельзя.

— Ой, вы нас простите, мы больше не будем.

И ведь лето на дворе, им кустов мало, что ли?

Консьерж — служба нужная. Если вдруг отключают электричество, я всех обзваниваю: так, два часа не будет света, у вас двойняшки, с коляской вы без лифта обратно не подниметесь. Лучше посидите дома. И народ стал приветливый. А как они сплотились-то все! Один остановился у меня что-то спросить, другой мимо идет, здоровается, так и перезнакомились.

Ирина, 35 лет, кассир в общественном туалете

ИринаФото: Нина Назарова

Меня кума позвала. Здесь я два года, до этого работала в детском садике. График — два дня через два, с 7.30 до 22.30. Сижу, пробиваю. Сколько посетителей, от электричек зависит, от погоды, от времени года. Самое маленькое, помню, было сто с небольшим, а летом, бывает, сдаем в конце смены по сорок тысяч, считайте, если с человека по 25 рублей. Есть перерыв на обед, меня тогда охранник подменяет. В кабине чай и кофе пьем, сериалы можем посмотреть на телефоне. Зарплата — 1600 рублей в день.

Бывает, цветы дарят, шоколадки. Может женщина прийти и попроситься бесплатно сбегать — кошелек украли или сумку — а потом приходит, благодарит. Иной раз и алкашка придет, кучу монет вывалит, а иной раз вроде бы интеллигентная, а сама — лицо кверху и мимо пошла, не заплатив, ни здрасьте, ни до свидания. Соответственно, таких наглых мы стараемся не пропускать, я тогда охрану вызываю, у меня кнопка есть. Героев России дважды видела, у нас для них бесплатный вход. Одна девочка совсем молоденькая была, в другой раз постарше женщина. Я хотела спросить, за что дали, но она опаздывала на электричку.

Туалетную бумагу в кабинках не вешаем, потому что ее воруют. Прямо рулонами. Даже у меня из-под носа норовят унести, поэтому начали сверху крышку привинчивать. Освежители тоже крадут, их уборщица в шкаф прячет.

До дома мне с Казанского вокзала на электричке час двадцать ехать. Зимой по вечерам страшно, я сажусь в определенный вагон, второй с конца, там народу больше по крайней мере на нашей линии. А в целом меня все устраивает: работа, коллектив, мы праздники вместе отмечаем. Я уже двоих подруг сюда позвала.

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких Дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Материалы по теме

Помогаем

Всего собрано
353 899 497 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: