Для чего нужна Школа общественного защитника

Друзья мои, скажите, вы собираетесь в тюрьму? Нет. Конечно, не собираетесь. Никто не собирается. Никто не собирается ни садиться в тюрьму, ни попадать под машину, ни заболевать раком, не дай бог. У нас у всех другие планы на жизнь. На будущее. На завтра.

Однако я пишу сейчас этот текст, лежа со сломанной ногой. Которую ломать совсем не собирался. И Новый год думал провести совсем по-другому.

Россия — страна действующей поговорки «от тюрьмы и от сумы». Причем, в отличие от Конституции, эта поговорка — прямого действия.

Сесть у нас можно за все. За перепост во «ВКонтакте». За оскорбление. За разжигание. За экстремизм. За религиозную принадлежность. За бизнес. За нужные показатели в конце концов.

О, не думайте, что, если вы «не интересуетесь политикой», то и тюрьма вам не грозит. Гигантское количество неправедно осужденных — коммерсы. Которых кошмарят, чтобы отжать бизнес. Вытягивают все до последней нитки. А потом все равно сажают. Поговорите с Ольгой Романовой — она расскажет вам массу историй по этому поводу.

Посадить Родина может за все что угодно.

Мне вот сейчас опять начали поступать угрозы и предупреждения, что я опять что-то где-то не так написал, и мной опять кто-то где-то заинтересовался.

Когда сажают, это, конечно, шок. Куда идти, куда звонить, что делать, с кем говорить, где взять адвоката? Ты один. Ты не знаешь законов. Не знаешь, что делать. И рядом никого.

Только родные.

Назначенный адвокат — зачастую просто еще один помощник следователя. Хороший адвокат стоит дорого.

Именно родственники будут в первое время бороться за попавшего за решетку человека. Да и не в первое тоже. По-настоящему. И, что очень важно, бесплатно. И закон позволяет им это делать в статусе общественного защитника, который имеет доступ к обвиняемому в СИЗО, а в судебном заседании обладает теми же процессуальными правами, что и адвокат.

Родственники, которые становятся общественными защитниками, как правило, обладают всеми необходимыми качествами — активностью, напористостью, талантом, однако в большинстве случаев для эффективной работы им не хватает знаний.

Но.

Есть такая штука — Школа общественного защитника. И именно она будет учить ваших родных в случае чего — не дай бог, конечно — как и что делать правильно. Что писать. Куда идти. Что заявлять. Давать эти самые необходимые знания. Применяя которые, можно будет защищать своих в суде.

Но Школе, понятное дело, нужны деньги. На аренду помещения, зарплату координаторов, оплату работы лекторов, печать всех необходимых раздаточных материалов.

Эти деньги надо собрать. Пусть даже вы и не собираетесь сейчас садиться в тюрьму. Поверьте, в нашей стране это одна из лучших инвестиций. Одно из лучших вложений. Даже если и не пригодится. Специально, чтобы не пригодилось.

Время, как известно, деньги.

А в нашем случае деньги — это время.

Читайте также zashitnii_mehanizm Павел Никулин: Защитный механизм Павел Никулин вспоминает, как защищал своего друга в одном из московских судов

Которого можно будет провести на свободе больше, чем в тюрьме.

Волна политических протестов схлынула, в ленте перестали постоянно попадаться селфи из автозаков. И поэтому сбор денег на Школу общественного защитника идет очень плохо. А Школе нужно как-то выживать, оплачивать аренду помещения. После новогодних праздников начнется новый курс, нужно будет платить лекторам (это профессиональные адвокаты и те, кто уже имеют опыт общественной защиты) и координаторам.

Оформить небольшое, но регулярное пожертвование — это как заговорить беду, отвести от себя, чтобы самому это никогда не понадобилось. Ну, а если понадобится, то Школа — вот она, никуда не делась именно благодаря нашим пожертвованиям.