Победитель?

Фото: Sarah Shatz

Присуждение гран-при World Press Photo снимку, запечатлевшему убийцу российского посла в Турции, разделило фотосообщество. Одни считают решение справедливым, другие опасаются, что этот образ станет иконой терроризма. Пятикратный победитель World Press Photo Стэнли Грин по просьбе «Таких дел» прокомментировал выбор жюри

 

Первое место в категории Spot news среди фотоисторий, фото года. 19 декабря 2016 года. Мевлют Мерт Алтынташ кричит после выстрела в Андрея Карлова, российского посла в Турции, в арт-галерее в АнкареФото: Burhan Ozbilici, The Associated Press

Понятно, что это фотография из категории Spot news, и она должна была победить только в этой категории. Признание ее фотографией года — опасный сигнал. Мы можем вспомнить убийство президента Авраама Линкольна, совершенное в театре Форда актером-неудачником Джоном Уилксом Бутом. Фотографии самого убийства нет, есть только зарисовки: Джон Уилкс Бут прыгает с балкона на сцену, размахивая пистолетом. И запечатлен он так, будто совершил благородный поступок, а на самом деле все было совсем не так. Убийство российского посла точно так же не является благородным поступком.

Это был террористический акт и в дни Джона Бута, это терроризм, который ни в коем случае нельзя восхвалять и воспевать. И это убийство, которое так же ни при каких обстоятельствах нельзя восхвалять и воспевать. Человека, присутствовавшего на открытии фотовыставки, лишили жизни за то, что одна страна приносила страдания другой стране, но ведь это сирийское правительство и их союзники убивали людей в Алеппо. Осуждать одного человека за преступления других неправильно, и это акт терроризма. Мевлют Мерт Алтынташ вынес приговор и стал судьей, присяжным и палачом Андрея Карлова, который, возможно, был плохим человеком, или был хорошим человеком, был семьянином, был любим кем-то… Но мы знаем, что это сирийский режим виновен в убийстве своих людей.

Есть много изображений столь же сильных, как кадр, снятый Бурханом Озбилиджи.

Есть фотография того момента, когда Джек Руби стреляет в Ли Харви Освальда, и она обошла весь мир, но в те дни никто этого не осудил. Все лишь согласились, что Освальд получил по заслугам. Ни суда, ни судьи, ни присяжных. Только Джек Руби, выступивший в роли палача. Снимок, запечатлевший Освальда изогнувшимся от боли после выстрела, до сих пор у нас в памяти.

Убийство Ли Харви Освальда Джеком РубиФото: Globe Photos, Inc/Globe Photos/ZUMAPRESS.com/Alamy/ТАСС

Вопрос, который мучает меня сегодня — как наше сообщество перешло от рисунков с места убийства к газетным снимкам сцен убийств, затем к тем образам, что зеркально отражают вымышленные сюжеты телесериалов, таких как «24» или «Родина», и, наконец, к фотографии убийцы в костюме. Раньше это было присуще только телевидению. Но все это происходило в режиме реального времени. Даже удивительно, что другие люди не стали снимать это убийство на свои айфоны. Насколько мы зачерствели, если убийство стало для нас событием. Мы должны отойти от края пропасти, в которую вот-вот упадем. Повторю: этот снимок должен был победить только в категории Spot news.

Когда я думаю об убийстве российского посла, вся эта история кажется абсолютно сюрреалистической, больше смахивающей на арт-перформанс в какой-нибудь школе искусств. То, что фотография была сделана в фотогалерее, еще больше усиливает сходство с живым театром.

Мы воспринимаем конфликты и насилие как нечто само собой разумеющееся и документируем их соответствующим образом

Если сообщество спросит у людей, то, возможно, они выберут снимок мертвого ребенка на пляже. Эта фотография тоже знаменита на весь мир и не оставила равнодушным никого, кто ее видел. Она стала культовой. Но по-прежнему, когда вы смотрите на нее, она потрясает вас. Это было бы очень мощное сообщение, адресованное вселенной, которое положило бы начало обсуждению проблем, с которыми мир сталкивается в наше время.

Граффити на основе известной фотографии погибшего мальчика-беженца на стене в районе ФранкфуртаФото: imago/epd/ТАСС

Каждый год ставки становятся все выше, планка поднимается все выше, а главными темами фотографий-победителей все чаще становятся те, что имеют отношение к так называемым насущным проблемам современного мира. Мы воспринимаем конфликты и насилие как нечто само собой разумеющееся и документируем их соответствующим образом. Все чаще в объективы камер попадают преступления, совершаемые полицией, войны, смерть, бедность. И число фотографий на эти непростые темы, отобранных в победители тех или иных конкурсов, из года в год растет. Это другая реальность, в которую мы, как фотографическое сообщество, погружаемся.

Стэнли ГринФото: Kristel Eerdekens

Я согласен с российским фотографом Владимиром Вяткиным, который обвиняет фотографов в отсутствии гуманизма и совести. На мой взгляд, мы теряем наши души, мы все больше и больше гонимся за новостями и становимся своего рода наркоманами, нуждающимися в экшене. «Чем больше крови, тем лучше новость» (англ. If it bleeds it leads) — это мантра, которая все еще популярна среди редакторов. Спор о том, когда браться за камеру, а когда этого делать не стоит, очень стар. Но я представитель старой школы. Если возникает ситуация, в которой вы можете помочь, вы должны помочь, особенно, если рядом нет никого, кто мог бы помочь. Но как только вы сняли событие, вы должны, вы просто обязаны отложить камеру в сторону и вспомнить, что перед вами лежит человек, и продолжать съемку нет никакого смысла.

Давайте снова обратимся к истории и вспомним снимок, на котором луч света падает на лицо Роберта Кеннеди после того, как в него стреляли. Это невероятно мощный снимок, фотографу не нужны были тысячи кадров, чтобы показать, насколько это печальный момент, и как велика потеря. Один кадр сказал все это. Продолжать фотосъемку необходимости не было.

Кандидат в президенты Роберт Кеннеди лежит на полу отеля «Амбассадор» секунды спустя после выстрела в головуФото: Boris Yaro//Los Angeles Times/Polaris/East News

Если бы в этом году я был в составе жюри World Press Photo, я бы не выбрал снимок Бурхана Озбилиджи в качестве лучшей фотографии года. А вот первое место в категории Spot news дал бы, потому что в этом его сила. Это момент, застывший во времени. И все фотографии, которые мы снимаем сегодня, в конечном счете застывают во времени, документируя историю человечества.

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких Дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Материалы по теме

Помогаем

Всего собрано
353 131 848 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: