Татьяна — многодетная мать одиночка и инвалид-колясочник. Чтобы выжить, она организовала фермерское хозяйство

Куры разделились на два лагеря — одни в страхе прижались к стене, другие так и норовят выскочить в открытые двери птичника. «А это мой любимый», — хватает петуха восьмилетняя Мелания Ёлкина. Девочка с удовольствием показывает птичье хозяйство. Она главная мамина помощница: поменять воду, подсыпать зерна, постелить свежую солому.

Татьяна Ёлкина с детьми живет в небольшом городке Николаевске, что на левом берегу Волги, в 200 километрах от областного центра — Волгограда. Пятнадцать лет назад Татьяна попала в аварию и оказалась прикована к инвалидной коляске. Детей у нее трое: младшие родились уже после автокатастрофы.

У Татьяны всего одно инвалидное кресло, в котором она перемещается по дому. Старается в плохую погоду не выходить наружу, ведь тогда коляску придется отмывать.

«Сейчас у меня немного птицы — бройлеры, индюшата. Но я уже заказала птенцов. Скоро привезут уток, гусей, мулардов, голошейных кур, цесарок — всего будет около 500-600 штук. В этом году решила взять пораньше, чтобы птенцы успели подрасти к лету. Маленькие плохо переносят жару. Прошлым летом много птицы из-за этого погибло», — рассказывает Татьяна.

Фото: Наталия Платонова для ТД
Возле этого окна Татьяна проводит целый день и дает поручения Владимиру (брату жены ее родного брата), который помогает Татьяне по хозяйству. На фотографии Семен, младший сын Татьяны, Мелания, средняя дочь, Владимир и Татьяна
Фото: Наталия Платонова для ТД
Даша, дочь соседки и подруга Мелании, играет во дворе дома Татьяны

В котельной дома — детсад для индюшат. Птенцы требуют постоянной заботы, в клетке должно быть чисто, в комнате тепло и без сквозняков, чтобы птицы не заболели. Кормить их надо три раза в день.

«Вот я и поместила их сюда. И мне так удобнее, в любое время могу подойти к ним, сделать все, что нужно, — улыбается хозяйка. — Они вылупились всего две недели назад. Подрастут, отправлю на волю, куплю новых».

Читайте также Алена Бекишева

фото: Павел Скворцов; стиль: Ольга Рокс/www.pavelskvortsov.com; www.olgarox.ru «Мама — киборг, что ж такого?» О своем опыте материнства рассказывают женщины-колясочницы

Кормить птенцов любит самый младший в семье — Семен. Он долго не решался выйти из комнаты и познакомиться с гостями. Но спустя полчаса забрался к маме на колени и вместе с ней отправился кормить индюшат творогом — он им нужен для лучшего роста и укрепления костей. Татьяна ловко развернулась на коляске, заехала в котельную. Тут же в комнате стоит швабра, ведро с тряпкой. Заранее все подготовлено, чтобы уборка была максимально простой и быстрой.

«Ничего делать мне не дает. Сядет на меня — и так весь день катается. А сегодня — у Семы день рождения. Ему два года, — сообщила Татьяна. — Давайте, я вас чаем напою?»

Семен перед новым годом пошел в детский сад. По словам Тани, теперь у нее больше времени заниматься своим хозяйством. Можно спокойно убрать, выщипать кур.

Пока мы ждали, когда закипит вода в чайнике, пришла племянница — 13-летняя Лера — дочка брата. Татьяна всегда держит двери открытыми: несколько раз в день ее навещают родители, которые живут буквально «через забор», забегает по делам соседка, дети постоянно шмыгают на улицу. Запираться на замок смысла нет, только если на ночь.

Фото: Наталия Платонова для ТД
Татьяна в пустой комнате, это будущая комната Мелании
Фото: Наталия Платонова для ТД
Даша и Мелания гуляют вдоль берега Волги

«Лера заменила мне старшую Олесю. Она сейчас в Саратове, учится на подготовительных курсах академии прокуратуры, — говорит Татьяна. — Лера помогает по дому, с младшими детьми. Забирает Меланию из школы, а вечером — Семена из детсада».

До и после

Автокатастрофа, из-за которой Татьяна оказалась в инвалидном кресле, произошла 15 лет назад. Молодая женщина, ей тогда было 22 года, вместе с друзьями отправилась в соседнее село Очкуровку. По дороге у машины что-то произошло с колесом — оно вдруг отвалилось.

Автомобиль занесло, перевернуло. Все, кто был внутри, отделались легким испугом, а у Татьяны— компрессионный перелом позвоночника с ушибом спинного мозга.

Об аварии Таня рассказывает спокойно, так же спокойно говорит о вердикте докторов, сказавших, что она никогда не сможет ни ходить, ни сидеть.

«Мне операцию сделали. Но видно, плохо. Был вариант вставить в позвоночник конструкцию из дорогого материала. Но врачи сказали маме, зачем вам тратиться, все равно лежачая будет. Убедили. Родители уже к тому времени всю скотину распродали, денег не было. В общем, намотали какую-то проволоку, — морщится Татьяна. — А я вопреки словам врачей начала потихоньку садиться. Руки слабые, спина слабая. Стала заниматься. Мне гантели принесли, стала поднимать, зарядку делала. Занималась с инструктором. Даже на костылях начала ходить.

Но из-за некачественной операции стало плохо с левой ногой. Колено и таз не выдержали нагрузок и сместились, позвонки срослись неправильно. Если бы тогда все сделали, как надо, то я бы уже ходила, наверное. А так, пришлось сесть в кресло-коляску».

«Был вариант вставить в позвоночник конструкцию из дорогого материала, но врачи сказали маме, зачем вам тратиться, все равно лежачая будет»

Она внезапно замолкает. Не хочет говорить дальше о том, что могло бы быть. Вообще о годах реабилитации вспоминает неохотно. Только по обрывкам фраз становится понятно, как тяжело ей далось восстановление.

Фото: Наталия Платонова для ТД
Лера (племянница) и Олеся (старшая дочь Татьяны) на берегу реки
Фото: Наталия Платонова для ТД
Татьяна во дворе своего дома поднимает индюка, чтобы проверить его вес

«Я долго не вставала совсем. Однажды меня мама оставила дома одну и не включила телевизор. Лежать было скучно. И я ползком добралась до него, включила. Сначала была страшная обида. Но со временем поняла, что, если бы она так не поступила, я до сих пор так и лежала бы на кровати. И не было бы у меня еще детей», — говорит Таня.

Почти сразу после школы Татьяна вышла замуж за местного парня Олега. Но вместе прожили недолго, как говорится, не сошлись характерами. У них родилась дочь Олеся. На момент аварии ей было всего три года. Помогали с ребенком не только родители Татьяны, но и бывшая свекровь.

«Олега уже нет в живых. Но бабушка Оля всегда рядом. Она и к другим моим детям относится, как к собственным внукам. Всегда что-нибудь для них покупает. Если ей здоровье не позволяет, то с такси передает разные подарки».

Звонит телефон. Таню поздравляют с днем рождения сына. «Как раз баба Оля, — улыбается Таня. — Купила Семе ботинки».

Читайте также travma1 Екатерина Алипова: Травма как дар Стресс и травма могут стать настоящим подарком, открыть новые силы и истинный путь

Однажды, когда Татьяна в очередной раз оказалась в областной больнице, она познакомилась там с замдиректора техникума для инвалидов из соседнего района. Педагог предложила Тане пойти учиться. Сначала девушка отказалась — страшно было остаться одной в незнакомом городе, да еще в инвалидной коляске. Но через год Таня снова встретилась с той женщиной в больнице, и она снова стала уговаривать поступить в техникум.

«Я приехала подавать документы. Было очень неловко. Мне уже на тот момент было 28 лет, я на коляске. Надо было подниматься на второй этаж. Пришлось просить парней, чтобы затащили, так стыдно было. Не привыкла я просить о помощи, — вспоминает Татьяна. — А потом со временем со всеми перезнакомилась. Как только я подъезжала к ступеням, пацаны молча поднимали меня наверх по ступеням».

Таня получила специальность бухгалтера, хотела и высшее образование. Даже поступила в московский вуз на юридический факультет. Но после второй сессии учебу пришлось оставить — выяснила, что беременна.

Фото: Наталия Платонова для ТД
Мелания и Даша гуляют возле дома Елкиных
Фото: Наталия Платонова для ТД
Младший сын Семен очень любит забираться к маме на руки и кататься с ней по дому

«Со вторым мужем Антоном я познакомилась в техникуме. Мы ездили в Питер, очень понравился город. Три недели там провели. Он меня сначала очень поддерживал — с образованием. Ездил со мной в Москву подавать документы и потом на сессию. А когда родилась Мелания, лежал со мной в роддоме. Носил ребенка на взвешивание, менял пеленки… Что же вы чай не пьете? Лера, почисть картошку. Давай гостей накормим», —  прерывает рассказ Татьяна.

Дети и арбузы

Пытаемся вежливо отказаться от обеда. Не потому что есть не хочется — стало неудобно, что из-за нас такая суета. Человек в инвалидном кресле за нами и ухаживает. Предлагаю помочь с картошкой. Получаю отказ: «Я сама со всем справлюсь».

На кухню приходит Семен, забирается к маме на коляску. С ребенком на руках Татьяна все быстро чистит, моет, ставит на плиту.

«Я привыкла. Мы вместе с ним все делаем, полы моем, пылесосим. Он даже помогает».
Когда Таня узнала, что беременна Семеном, отношения с мужем уже были расстроены. Он нашел работу охранником где-то в Москве, дома бывал все реже и реже, денег не приносил. Тратил только на себя. А средств очень не хватало. Недавно купили дом, до этого жили с родителями, его нужно было перестраивать.

«Это была настоящая лачуга, размером вот с эту комнату. Но нам было все равно, дом находится через забор от моих родителей. Для меня это очень важно, — говорит Татьяна. — Покупали в кредит, который мама оформила на себя. Думали погасить материнским капиталом. Но комиссия не позволила, сказали, что ветхий. Правда, разрешили использовать средства маткапитала на реконструкцию дома. Перестраивал папа, конечно, пришлось и строителей нанимать. Дом получился крепкий, просторный».

Фото: Наталия Платонова для ТД
Даша и Мелания устроили пикник возле дома
Фото: Наталия Платонова для ТД
Даша играет во дворе, в окно выглядывает Лера, которая пришла в гости

О своей беременности Таня никому из родных не сообщила. Даже маме. Боялась, что та убедит ее сделать аборт. О том, что у них будет внук, родители узнали, когда скрывать было уже бессмысленно.

«Я очень радовалась, когда поняла, что будет малыш. Всегда мечтала иметь трех-четырех детей. А вот мама сначала расстроилась. Она переживала и из-за моего здоровья, и из-за денег, которых никогда не хватает. Я же только пенсию по инвалидности получала, а муж… Что муж, на него надежды уже не было. Он и сейчас всего три тысячи в месяц присылает, говорит, что больше нет. А я только на отопление дома трачу около пяти, — вздыхает Татьяна. — Зато папа очень обрадовался, что у него наконец-то будет внук».

Картошка почти сварилась. Таня достает из холодильника банку соленых арбузов.
«Угощайтесь. Сама накрутила. Очень вкусные. Тридцать банок летом сделала, раздала маме, брату. В этом году еще больше сделаю, забью весь погреб».

Семен родился крепким, здоровым. С ним в роддоме уже помогала старшая Олеся.

— Вам не страшно остаться одной с тремя детьми? Думали, как будете строить личную жизнь дальше? — спрашиваю я.

— А чего страшного-то? Я ничего не боюсь. Без мужа проще, спокойнее, что ли.

Дайте удочку

Постоянная нехватка денег на себя, на детей, на дом и привела Татьяну к мысли, что необходимо организовать собственное дело. У нее уже был опыт разведения птицы. Начинала всего с нескольких десятков бройлеров, а когда они принесли первую прибыль, поняла, что нужно расширять хозяйство. Но на постройку вольеров, закупку кормов и птицы нужны были средства. В местном ТОСе (территориальном общественном самоуправлении) посоветовали оформить фермерское хозяйство и попытаться выиграть грант для начинающих фермеров. Татьяна разработала бизнес-проект. Необходимые документы помогли оформить в районной администрации. В 2015 году новоиспеченная фермерша получила господдержку в размере 600 тысяч рублей.

Фото: Наталия Платонова для ТД
Семен принимает вечернюю ванну
Фото: Наталия Платонова для ТД
Платье Мелании на стене в главной комнате

«Часть средств пошла на обустройство сараев, птичников. Разрешено было даже потратить немного и на ремонт дома, — рассказывает Татьяна. — Закупили уток, гусей, кур, индоуток. Правда, большой прибыли они в прошлом году не принесли. Но я не жалуюсь, главное, дети сыты и обуты. Тем более, дома всегда есть мясо, осенью я делаю закрутку. Мы зимой почти в магазин и не ходим».

Татьяне по хозяйству, конечно, помогают все члены семьи. Но основная нагрузка лежит на бабушке — Валентине Михайловне. Кроме хлопот по хозяйству она еще и продавец. На рынке в Николаевске пенсионерка бойко торгует мясом птицы. Покупают и родственники. В общем, куры не залеживаются.

Татьяна в основном занимается финансами, но приходится самой и птицу щипать.

Читайте также TD_zaglushka_book_Na_moem_meste На моем месте. История одного перелома В 22 года модель Евгения Воскобойникова попала в аварию и оказалась в инвалидном кресле. После этого она переехала из Воронежа в Москву, стала ведущей на «Дожде» и родила дочку Марусю

«Занятие не из легких, — признается Таня. — Поэтому стараюсь продавать птиц живьем».
По условиям гранта, молодое фермерское хозяйство должно осуществлять свою деятельность не менее пяти лет. И к тому же нанять работника. В этой роли готова выступить соседка Татьяны.

Если дело будет стабильно приносить прибыль, Таня расширит хозяйство. Но для этого срочно нужна собственная машина. С автомобилем можно и за птицей ездить, и детей развозить в школу, в сад. Да хоть до магазина доехать. У Татьяны и права уже есть. Но банк отказал в кредите. Инвалидам 1-ой группы в долг не дают. А родители уже в кредитах, как в шелках. Возвращать долги помогают пернатые.

На трудности Татьяна не жалуется, тут же говорит, как думает их преодолеть. Например, недавно Олеся стала совершеннолетней. А это значит, что она больше не получит пенсию за потерю кормильца и Таня больше не многодетная мать. Но, если старшая дочь в этом году поступит в вуз или техникум на очное отделение, то льготы вернутся и станет чуть легче.

Фото: Наталия Платонова для ТД
Варя, младшая дочь соседки, и Семен играют на кухне
Фото: Наталия Платонова для ТД
Цыпленок спрыгивает с клетки в котельной

Здесь и сейчас

— Еще до третьей беременности я была в Москве на обследовании. Врачи меня посмотрели и сказали, что могут сделать операцию, но никаких гарантий не дают. Может стать даже хуже. Сейчас я полностью контролирую свой организм, а после новой операции, скорее всего, придется заново учиться в туалет ходить. Не хочу все заново переживать.

Птицы изменили танину жизнь: совсем некогда хандрить и думать о том, чего она лишилась, оказавшись в инвалидном кресле

Птицы изменили танину жизнь: совсем некогда хандрить и думать о том, чего она лишилась, оказавшись в инвалидном кресле. Теперь, когда нет мужа и благосостояние семьи зависит только от нее, Татьяна все время в движении — то мчится к индюшатам в котельную, чтобы сменить им воду, то хватается за пылесос, потому что Семен раскрошил всю булку на пол, то помогает Мелании с уроками.
«Лера, переодень Сему, а то скоро гости придут»,— кричит из кухни Таня.

Племянница хватает двоюродного братика и принимается наряжать его в настоящий фрак. Джентльмен с соской не сопротивляется, с готовностью подает руки-ноги. Мелания тоже достает вечернее красное платье.

«Ну, ты-то зачем нарядилась? — говорит мама. — День рождения-то у Семы. Мы не будем пышно отмечать (это уже Татьяна обращается к нам). Придут родители, и все. Денег нет. Я все, что было, потратила на корм для птицы. Забила кукурузой несколько сараев. Теперь думаю, еще и поросят взять. На них тоже хватит».


Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!