В Коми пропали два рыбака. Поиски, организованные силами местных жителей, результатов не дали. Местная администрация отказалась выделять вертолет. Когда жены пропавших стали собирать деньги на частную авиацию, пилоты откликнулись и бесплатно провели поиски

9 июня 27-летний Игорь Николаев и 34-летний Александр Канев отправились на рыбалку. Вышли из своего села Няшабож, поехали проверить сети недалеко от села Диюр. На следующий день на связь не вышли.

Еще через день брат Игоря отправился проверить их избу — вдоль всей береговой линии Печоры стоят домики, где иногда ночуют и перекусывают рыбаки, когда идут ставить или проверять сети. Внутри он обнаружил две куртки и два телефона – один выключенный, другой включенный. При этом в тот день, когда случилось несчастье, погода была хорошей: ясное небо и ветер всего три метра в секунду. Поэтому лодка вряд ли могла перевернуться. Вероятнее всего, решил брат, Игорь и Александр вышли ненадолго — «сетки протрясти». Но уровень воды поднялся, речек много, заблудиться проще простого.

Изба, в которой ночевали пропавшие рыбакиФото: Кадр из видео Олега Хатанзейского

«Ну, там даже опытный человек, мне кажется, при такой воде может заблудиться. В тех местах, которые он знает. Вода поднимается, заезжаешь, допустим, в лес при большой воде, теряешь берега, и все! Уже заблудился…» — говорит Вероника, жена Александра Канева.

Через неделю поисков в нескольких километрах был найден резиновый сапог — кто-то говорит, что это сапог Игоря, но жена не хочет верить — муж заблудился, твердо уверена она, и вернется домой. Ведь даже лодку не нашли, правда? А она не могла перевернуться и утонуть — ветра не было.

Родственники в один голос уверяют — алкоголя рыбаки с собой не брали. Спасатели недоверчиво поднимают брови — где вы видели рыбалку без алкоголя? Даже если не взяли из дома, зашли по дороге в соседнюю деревню и купили.

Читайте также Осторожно, небо закрывается Целый месяц небо в радиусе от 100 до 200 километров над Москвой, Санкт-Петербургом, Казанью и Сочи будет закрыто для авиации общего назначения. Под запрет попали и частные вертолеты, участвующие в операциях по поиску пропавших людей. В лес лучше не ходить

Десять дней местные жители помогали семьям искать пропавших, из Воркуты приехали спасатели с эхолотом. Поиски результата не дали, но скептически настроенная местная администрация отказалась предоставить вертолет. Чиновники предложили обратиться в одну из частных авиакомпаний, в которой час полета стоит 128 тысяч рублей. Таких денег у семей пропавших рыбаков просто нет, и жены объявили сбор денег через Интернет.

Но до сбора не дошло. Информацию увидели в межрегиональной ассоциации пилотов и граждан воздушных судов АОПА-Россия. Начали искать частных пилотов в районе поиска. В Московском регионе это обычная практика – здесь на помощь пропавшим часто вылетает малая авиация и есть вертолетный поисково-спасательный отряд «Ангел». Никаких денег за спасательные операции пилоты не берут. На объявление откликнулись два пилота-любителя — Николай Шустров из Нарьян-Мара и Александр Маковицкий из Усинска. Создали группу в Facebook, договорились и на следующий день вылетели на поиски.

Встретились в аэропорту Усть-Цильмы (это километров 200 и от Усинска, и от Нарьян-Мара и ближайший частный аэропорт к Няшабожу) — Александр на четырехместной Cessna 172 и Николай на пятиместном вертолете Robinson 66. Около часа пришлось ждать от Росавиации разрешения на вылет.

И Николай, и Александр впервые участвовали в спасательной операции. Поэтому накануне они внимательно изучили рекомендации Александра Михайлова, руководителя ВПСО «Ангел», о поиске с воздуха — на каких высотах, как ходить, куда смотреть.

«В меру своего умения мы именно это и старались воспроизвести, — объясняет Александр. — На месте нам объяснили течения, куда эту лодку могло вынести, на какой затопленный остров, и мы этот остров в течение трех часов отрабатывали».

Трек самолета Cessna за 20 июняФото: Скриншот https://share.garmin.com

Я лечу с Николаем. Самолет идет на высоте около 200 метров, вертолет — 100 метров. Пока летим, осматриваем береговую линию Печоры. Лодку могло унесли в любое место, ведь течение здесь сильное. На воде поисковую операцию проводят местные жители — на катерах они прочесывают каждый метр.

До Няшабожа долетаем за считанные минуты. На вертолетной площадке — родственники и друзья пропавших. Двое местных жителей отправляются с нами. Они прекрасно знают местность и хорошо ориентируются в здешних лесах, а главное — могут узнать лодку пропавших.

Один из них успевает объяснить: «Они всего-то должны были проверить сети и вернуться домой, не в первый раз же». После этого мы все надеваем наушники и сосредотачиваемся на том, что видим внизу.

Вертолет пролетает над той самой избой, где ночевали рыбаки. Вода высокая, изба, как и многие другие домишки рыбаков, залита почти на две трети, торчит только крыша. Все избушки частные, но, естественно, в экстремальных ситуациях не зазорно воспользоваться чужим домом. Однако если бы Игоря и Александра прибило к одной из чужих изб, и они бы решили отсидеться там, рядом бы нашли их лодку. За несколько часов полета мы находим около десятка бесхозных лодок, но ни одна из них не принадлежит пропавшим.

ПоискиФото: Кадр из видео Олега Хатанзейского

«У них обяшка была», — объясняет нам их приятель. «Обяшкой» здесь называют моторную лодку «Обь-3».

С самолета тоже видны брошенные лодки, но тоже все мимо. Темнеет. Александр на Cessna возвращается в Усинск. Мы с Николаем на вертолете летим в Нарьян-Мар. Очень тоскливо — мы ничем не смогли помочь убитым горем женам. Но местные жители не собираются прекращать поиски. В ближайшее время они намерены еще раз проверить все избы. Игоря Николаева дома ждут двое детей, Александра Канева — четверо.


Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!