Иллюстрация: Рита Черепанова для ТД

«Такие Дела» публикуют рассказ из цикла «Деревенский дневник» молодой журналистки Дианы Садреевой, которая живет в деревне Карповка под Казанью

Жалоба

Поселок Карповка находится в сорока километрах от столицы Татарстана. Прямых автобусов до деревни нет, поэтому добраться можно либо на собственном автомобиле, либо на попутках. От федеральной трассы до деревни — семь километров, десять минут сорок одна секунда на машине или два часа семь минут пути медленным шагом. Когда-то это была хорошая, богатая деревня, которую построили вокруг знаменитого на весь регион гусехозяйства — сейчас полуразорившуюся ферму в состоянии кое-какой жизни поддерживают рабочие из беднейшей республики Марий Эл.

Здесь всего три улицы — Лесная, Озерная да Советская, а жителей — двести пятьдесят два человека

Деревушка скупа на события: она маленькая, здесь всего три улицы — Лесная, Озерная да Советская, а жителей — двести пятьдесят два человека. Большинство из них, конечно, любители спустить всю пенсию и получку на дешевую водку и темное пиво. Из развлечений любят постоять в очереди, пока продавщица точит лясы по телефону. По праздникам ходят в сельский клуб — в нем особенно любят крутить советские фильмы и боевики 90-х годов. Там же местная молодежь танцует, влюбляется и переживает первые драмы.

Я переехала на улицу Советскую больше трех лет тому назад: домик достался мне в наследство от практически неизвестной и совершенно нелюбимой тетки. Местные жители сразу встрепенулись от появления нового человека и в течение нескольких месяцев беспрерывно стучались в серую деревянную калитку, дабы узнать подробности моей скромной жизни.

Заведующая сельским клубом и главный активист всего села, прознав, что я журналист, обрадовалась: «Замечательно, — говорит, — теперь у нас есть тот, кто будет красивые жалобы писать». Обрадовались все, и поэтому несколько раз в месяц мне приходилось «красиво писать жалобы»: преимущественно на недавно проведенный интернет, на директоров фермы, на пенсии, на диспансеризацию. Но в основном — на телевидение.

«Замечательно, — говорит, — теперь у нас есть тот, кто будет красивые жалобы писать»

Этим летом ко мне пришли две сестры, Люция апа («апа» — тетя по-татарски) и Флора апа. Они зашли быстрым шагом, нервно перебирая в руках подолы своих пестрых халатов.

— У нас сосед, — затараторили они возмущенно, — после смерти брата перестал убирать мусор, и теперь туда приползают змеи, а потом эти гадюки греют свои «пузы» на наших участках!

— Так, — ответила я, понимая, что сейчас мне придется отложить в сторону кружку с чаем и блюдце с сушками и карамельками.

До этого дня о Василие Игнатовиче мне было известно немного, хотя он и жил всего через несколько домов от меня. Во время летних прогулок я лишь наблюдала, как с каждым днем все сильнее косится его деревянный прогнивший забор, все выше становятся сорняки в его огороде и все больше становится на его участке гора мусора. Несколько лет тому назад в аварии погиб его брат, и, оставшись один на один со своей холостой жизнью, Василий Игнатович забросил себя и дом, в котором жил. Он игнорировал претензии своих односельчан, скидывая абсолютно все — и пищевые, и неразлагаемые — отходы в одну кучу.

— Мы решили написать коллективную жалобу. От имени разъяренных жителей. — В числе разъяренных жителей числились прежде всего сами сестры, бывший главный бухгалтер гусехозяйства и несколько соседей, живущих напротив дома Василия Игнатовича.  — Год назад Флориного сына укусила змея!

Мы решили написать коллективную жалобу. От имени разъяренных жителей

Это была правда: Динар, сын Флоры апы, в прошлом июле был укушен гадюкой, чем напугал всю деревню. Еще два месяца он ходил, оголяя фиолетово-красную голень, долго не мог наступать на стопу и, кажется, (и это, наверное, никак не связано) на всю жизнь потерял оптимизм.

Я взяла ноутбук, и мы присели за стол.

— Уважаемый Василий Игнатович, — я начала.

— Уважаемый, — взвизгнула старшая сестра, — какой же он «уважаемый»? Зачеркни. И отчество тоже. Пусть будет просто Вася.

— Коллектив всей деревни выражает свою обеспокоенность…

— Слишком, слишком умно. Не поймет. — Прервала меня снова старшая сестра.

— Точно! Он все мозги пропил! Давай-ка попроще! — Вторила ей младшая.

Я удалила свой текст и продолжила:

— Просим вас принять срочные меры и незамедлительно…

— Кызыыыым  («кызым» — моя девочка, перевод с татарского), ну что за тоооон! Слишком официаааально, — растягивала она буквы. — Не хватало, чтоб от нашей кляузы люди помирали!

Я в раздражении захлопнула крышку ноутбука. После нескольких минут молчаливого замешательства Люция апа наконец заговорила:

— Записывай! Журналист! — Хмыкнула она, и я записала.

Через несколько часов на двери сельского магазина повесили лист формата А4, на котором жирным черным цветом был вынесен вердикт:

«Вася! Заговорщик змей, ни дать ни взять!

Ты мудак. Убирай мусор! Змеи ползут!»

А далее — курсивом:

«С уважением, искренне любящие тебя, жители деревни».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Вы можете им помочь

Всего собрано
295 037 509
Текст
0 из 0

Иллюстрация: Рита Черепанова для ТД
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Подпишитесь на субботнюю рассылку лучших материалов «Таких дел»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: