Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Туфли тридцать пятого размера

Иллюстрация: Рита Черепанова для ТД

Мы предлагаем вашему вниманию еще одну запись из «Деревенского дневника» Дианы Садреевой — молодой журналистки, которая несколько лет назад поселилась в глухой татарской деревне

Домик в деревне — это, конечно, самообман. Самообман практически такого же уровня, как миленькие дети, то есть картинка красивая, но к суровой действительности отношения не имеет. Когда я впервые увидела мой будущий дом, то подумала, что это любовь навеки: была весна, только что прошел проливной теплый дождь, из-под туч выглянуло майское солнце. В свете ярко-желтых лучей я стояла практически как князь Андрей Болконский перед своим дубом: смотрела на первую зеленую траву, нежные тюльпаны, зарождающиеся розовые бутоны яблони и чувствовала ту самую жажду жизни.

Сидя на пороге нового дома, я предвкушала, как летом буду готовить детям салат из собственноручно выращенных огурчиков и томатов черри; осенью, чем черт не шутит, мы пойдем по грибы; зимой — навострим лыжи, ну а весной непременно откопаем в снегах подснежники. Реальность оказалась жестока: без регулярного полива огурцы горчили, томаты в тени отказывались краснеть, зато кабачки росли вопреки любому здравому смыслу и к концу августа доросли до таких размеров, что казались единственными выжившими на моем пустыре.

Планы на вечерние летние прогулки обернулись беспощадной и неравной войной с комарами; за грибами мы так ни разу и не сходили; вместо бега на лыжах я оттачивала мастерство ходьбы в валенках с лопатой в руке; ну а весной — как городские красавицы держат в машине пару туфель со шпильками, так и я, дабы не утонуть в грязи, возила в багажнике черные резиновые калоши с ярко-розовой подкладкой.

Дурная слава

Мой маленький дом из красного кирпича, как оказалось после переезда, пользовался дурной славой. Впрочем, дом сам по себе был не при чем — спасибо его предыдущей хозяйке. Она имела репутацию стервы: избегала общения с соседями, своих детей у нее не водилось, чужих она не пускала даже на порог, а мужчин прогоняла соломенным веником.

Мою тетку звали Лилия, и она очень походила на всех родственников по отцовской линии: невысокого роста, с черными волосами, прямым носом, узкими синими глазами, хрупкого телосложения и упрямого нрава. Односельчанам о ней известно было немногое: в деревню переехала в 1985 году, чтобы вместе с другими специалистами, окончившими сельскохозяйственный институт, поднять в регионе фермерское гусиное хозяйство. До того, как построили этот дом, жила вместе с прочими ударниками труда в общежитии, которое сегодня отдано в руки работников из Марий Эл. Рассказывали, что даже в юные годы была молчалива и замкнута, держалась поодаль от шумных компаний и никогда не была замечена в распитии алкоголя.

Среди наших родственников ходила легенда, что в институтские годы, когда она была дюже хороша, Лиля впервые влюбилась — объектом взаимной любви был выбран серьезный руководитель серьезного производства. Моя тетка вовсю готовилась к свадьбе, объявив об этом многочисленным родственникам на одном из семейных торжеств. Но за несколько недель до назначенной даты произошло непредвиденное:

— Лиля, что случилось? — спрашивали сестры, кучкой сбившись в кабинке для телефонных переговоров почтового отделения города Бугульма.

— Туфли! — кричала она односложно. — Туфли!

Сказка не о Золушке

А дело оказалось вот в чем: так уж генетически сложилось, что все шесть сестер моего отца были обладательницами тридцать пятого размера ноги. Факт этот почему-то всегда демонстративно подчеркивали и непременно им гордились. Черт знает, почему: возможно, наличие маленькой ножки среди моих татарских теток каким-то образом отсылало к сказке о Золушке и надеждам однажды влезть в тыкву и отправиться на встречу с принцем.

Так вот, однажды жених тети Лили, вернувшись после командировки «из-за бугра», зашел к ней не с пустыми руками: он привез три бумажных кулька импортных подарков. В одном была фарфоровая статуэтка, в другом — невиданные ранее никем миленькие подставки для яиц, а в третьем кульке — туфли на высоких каблучках… И все могло быть прекрасно, и это действительно могла бы быть история о Золушке, если бы не одно «но» — туфли оказались велики. Велики непростительно — даже вата, тотчас запихнутая в носы, не смогла исправить этой оплошности.

Тетя Лиля обвинила будущего супруга в невнимательности, пренебрежении и, как следствие, в измене. Недолго думая, он признался в абсолютно каждом из приведенных грехов и ретировался, оставив горделивую даму наедине с неподходящей обувью.

Секрет наследства

Современные барышни вроде меня редко тоскуют по мужчинам дольше года: несложившиеся романы переживают вначале в салонах красоты, затем вместе с подругами в караоке, или с бокалом вина за просмотром свежего сериала. Тетка моя, не в пример героиням нашего времени, была принципиальной и слов на ветер не бросала — на личной жизни с той поры она решительно поставила крест.

Читайте также Жалоба «Такие Дела» публикуют рассказ из цикла «Деревенский дневник» молодой журналистки Дианы Садреевой, которая живет в деревне Карповка под Казанью

Закутавшись в теплый пуховик, я вышла на улицу, посмотрела на ночное небо: как в детях самое прекрасное — их улыбка и смех, так и в загородной жизни самое важное — звезды и небо. Нигде и никогда больше не видела я ничего подобного: звезды рассыпаны по небу, как мука, просеянная через сито, и они кажутся настолько близкими, что, протяни я руку, получится к ним прикоснуться. Есть ли разница вообще, какое время года, когда сегодня, здесь и сейчас надо мной такое небо?

Глубоко вдохнув морозный воздух, я мысленно поблагодарила тетку за то, что она завещала этот дом мне. Причина этого поступка так и не выяснена — мы виделись последний раз на юбилее ее сестры шесть лет тому назад и обменялись парой фраз о независимых женщинах XXI века.

И только в сенях, скидывая со своих ног валенки тридцать пятого размера, я, кажется, о чем-то догадалась.

Спасибо, что дочитали до конца!

На «Таких делах» мы пишем о социальных проблемах, чтобы привлечь к ним внимание. Мы верим, что осознание – это первый шаг к решению проблем общества.

«Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Небольшие, но регулярные пожертвования от многих людей позволят нам продолжать работать, оплачивать командировки и гонорары авторов, развивать сайт.

Пожертвовав 100 рублей, вы поддержите «Такие дела». Это займет не больше минуты. Спасибо!

ПОДДЕРЖать

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Помогаем

Не разлей вода Собрано 1 139 902 r Нужно 1 188 410 r
Мадина Собрано 2 494 182 r Нужно 2 727 604 r
Учить нельзя отказать. Поставьте запятую Собрано 1 015 066 r Нужно 1 898 320 r
Ремонт в Сосновке
Ремонт в Сосновке
Узнать о проекте
Собрано 704 083 r Нужно 1 331 719 r
Консультационная служба для бездомных Собрано 220 575 r Нужно 1 300 660 r
Помощь детям, проходящим лучевую терапию Собрано 423 494 r Нужно 2 622 000 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 1 224 826 r Нужно 7 970 975 r
Дом Фрупполо: детская паллиативная служба Собрано 340 424 r Нужно 3 555 516 r
Всего собрано
596 894 918 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: