Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Я тоже люблю Валерия Меладзе

Фотограф: Андрей Любимов
Собрано
172 228 r
Нужно
1 381 605 r
Фото: Андрей Любимов для ТД

Аня хотела быть «как все» — не жить в придуманном мире, смотреть в глаза и улавливать интонации. И чтобы другие дети с ней дружили, а не плевали в лицо

Аня немного смущается, признается, что еще ни с кем про свои проблемы не разговаривала. Ей 27 лет, и только два года назад она случайно узнала, что у нее расстройство аутистического спектра. Аня рассказывает мне про школьный буллинг, это не самая простая для нее тема. Но тут ситуацию спасает будильник, который неожиданно включается у меня на телефоне. Я стараюсь как можно быстрее выключить звук, потому что мне стыдно за песню, которая установлена в качестве сигнала, но она успевает поиграть секунды три. И тут Аня выдает:

— О, крутая песня! Это ж «Без суеты» Валерия Меладзе?

— Как ты узнала?

Тут я должна пояснить. У этой песни такое вступление, что за три секунды ее узнать почти невозможно, если только не слушать бесконечно или на повторе целый день. Если я говорю, что очень люблю Валерия Меладзе и даже была на его концерте, многие надо мной смеются. Моя мама вообще считает, что у меня проблемы, раз мне нравится такая музыка.

— Ну как ее не узнать! Это же очень клевая песня, — Аня начинает петь. — Еслиии пришла, смотрии, как я без тебяяяя… научился жииить — видишь, я летаююю, — тут она смотрит на меня, приглашая продолжить.

— Кааамнем с души, — подпеваю я. Аня очень довольна.

АняФото: Андрей Любимов для ТД

У Ани специфический и, как она говорит, «давнишний» интерес к русской поп-музыке. Так бывает с некоторыми людьми с аутизмом : когда им что-то очень нравится, они добывают всю информацию по этой теме, коллекционируют вещи или заучивают все тексты, как в случае с Аней. Для этого им вообще не надо стараться, все происходит само собой. Чтобы выучить текст «Без суеты», мне понадобилось послушать ее около тридцати раз, а Аня запомнила слова после первого прослушивания. Песни Меладзе, Анжелики Варум, Леонида Агутина, Тани Булановой, групп «ВИА Гра», «Краски», «Демо» и «Руки Вверх» Ане доставляют «чисто наше» удовольствие. Понять, что значит «чисто наше», можно только, если что-то из перечисленного есть в вашем плейлисте.

Когда Ане было десять лет, она увидела по телевизору документальное кино про людей с РАС. Больше всего ей запомнился мальчик, который вел себя точно так же, как она: прыгал по комнате, странно двигал рукой около лица. Ане эти повторяющиеся движения и прыжки обычно помогали уйти в ее придуманный мир, где ей было намного комфортнее, чем в реальном. Там Аня любила бывать до 12 лет. Но потом она сказала себе: «Нормальные дети так не делают, и я не буду». Нормальными детьми в ее понимании были одноклассники, которые рассказывали, как проводят свободное время. Во время этих рассказов Аня всегда молчала и только слушала других, а потом решила для себя, что «нормальные дети не путешествуют из одного мира в другой».

Аня показывает, сколько деталей за день она сделала гладкимиФото: Андрей Любимов для ТД

Когда Ане было 15, она случайно услышала разговор мамы с гостями о своих странностях. Испугалась и постаралась об этом забыть, но не вышло. Этот разговор окончательно разорвал «нормальную Аню» и ту Аню, которой интереснее с самой собой, которая не смотрит в глаза, не запоминает лиц, не различает интонаций и шуток и очень скучает по придуманному миру, лишившись которого, она осталась совсем одна. Аня ходила в обычную школу и могла прямо на уроках «отключаться»: не слышала, как ее зовут к доске, как над ней смеются одноклассники. Они могли не разговаривать с ней неделями, прятали и портили ее вещи, иногда плевали в лицо. Аня поступила в институт на бухгалтера, но и там однокурсники тыкали в нее пальцами и, подойдя к ней очень близко, говорили дурацким голосом: «А-нюю-та», строя дурацкие рожи. Потом не складывалось с работой: «У нас под Саратовом вообще по нулям, провинция глубочайшая. Там для обычных-то безработица, а для таких, как я, безнадега полная». О том, что в Москве есть место, где Аня может найти себе применение, узнала ее мама.

У нее получилось договориться с родительской организацией «Дорога в мир», что Аня пройдет стажировку в мастерской социально-творческой инклюзии «Сундук» в Москве. Ане мама сказала, что через родственников нашла некую Светлану, которая готова взять ее на работу. Ане показалось странным, что незнакомая женщина предлагает ей работу аж в Москве, если у себя дома она уже лет пять не может никуда устроиться. Она быстро раскопала информацию и о «Сундуке», и о «Дороге в мир». Картинка начала складываться. Аня с маниакальным упорством стала проходить всевозможные тесты на расстройства аутистического спектра в интернете, прочитала статьи в Википедии, пробралась в закрытые форумы и пролистала все группы во «Вконтакте». Для того, чтобы пазл сложился окончательно, оставалась одна маленькая деталь. «Говорю маме: «Так и так». Она подтвердила. Раньше у мамы я не спрашивала, потому что боялась, что это может оказаться правдой. Мне очень было важно быть нормальной, умной… по крайней мере считать себя такой».

Аня ни разу не оказывалась в группе людей, которые бы ее не травили. Она вообще не могла поверить, что такие места бывают. Но в «Сундуке» Аню приняли сразу, и работа была творческой — как раз то, что ей нравится.

Однако мастерская «Сундук» — программа социальной занятости, а Ане хочется выйти на новый уровень самостоятельности, работать и зарабатывать деньги. В конце прошлого года руководитель «Дороги в мир» познакомила ее с создателем столярной мастерской «Артель блаженных» Андреем Тевкиным, и он взял Аню на работу. Все работники артели разные, в основном это люди с ментальной инвалидностью. С ними Ане намного проще: они не используют в речи непонятные выражения, не трогают ее без разрешения, не смотрят навязчиво в глаза, а самое главное — смеются с Аней над общими шутками, а не над ней.

Аня работает в багетной мастерской «Артели блаженных»Фото: Андрей Любимов для ТД

И еще в артели Аня может работать неполный рабочий день. Для нее шесть часов — это предел. Начинает казаться, что «голова вот-вот взорвется». Всегда можно выйти на улицу — подышать и подумать.

Конечно, такие рабочие условия — это роскошь, недоступная в России большинству людей с особенностями. Таких людей, как Аня, еще очень много, и почти все они чувствуют себя так, как Аня чувствовала себя в других коллективах. Это очень страшно — быть никому ненужным. Любое ваше пожертвование поможет «Артели блаженных» взять на работу новых сотрудников сопровождения, которые будут учить будущих коллег Ани и помогать им.

Помочь

Регулярные списания с вашей банковской карты или PayPal для поддержки проекта «Мастерская достоинства» будут списываться пока не будет собрана вся требуемая сумма. После завершения сбора средств ваши автоматические пожертвования будут перенаправлены на следующий сбор в рамках такой же категории нуждающихся или на уставные цели фонда.

Пожертвование в пользу проекта «Мастерская достоинства»

VISA, MasterCard, Яндекс.Деньги, QIWI, WebMoney Напомнить сделать пожертвование

Перевести для проекта Мастерская достоинства

изменить

Личные данные

Выберите способ оплаты

Отправьте SMS на короткий номер: 3443 с текстом сообщения: SOS 219 500

«219» — идентификатор пожертвования проекта Мастерская достоинства, а «500» — сумма в рублях.

Обратите внимание, что между идентификатором и суммой обязательно должен стоять пробел!

Услуга доступна для абонентов

Комиссия с абонента — 0%. Подробнее условия для абонентов
Пожертвование осуществляется на условиях Публичной оферты

Скачайте и распечатайте квитанцию, заполните необходимые поля и оплатите ее в любом банке.

Скачать квитанцию

Пожертвование осуществляется на условиях Публичной оферты

Напомнить сделать пожертвование

Напомнить Напоминать сделать пожертвование в другое время
Материалы по теме

Помогаем

Живой Собрано 9 421 182 r Нужно 10 026 109 r
Всего собрано
474 591 004 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: