Василий Николаевич проводит дни в молитве и ожидании. Он знает, что рано или поздно дочь заберет его к себе, но пока у него есть только дом среди бездорожья

Дела дорожные

В село Сосновка Мордовского района Тамбовской области не ведет ни одна дорога. Это если смотреть по онлайн-картам. Навигатор, впрочем, уверенно прокладывает маршрут по отсутствующему пути. Зимой тут движение даже оживленное: подморозило, присыпало рытвины — можно проехать. Но водитель отделения сестринского ухода АНО «Опека» все равно недоволен. К нему в окно «Газели» опять стучится Василий Николаевич Коцур, хочет передать в Тамбов «своим» печенье, вафли и шоколадные конфеты. Водитель ворчит на старика, зная, что в Тамбове на него ровно так же будет ворчать дочка Василия Николаевича — просить, чтобы отец завязывал с передачками, чтобы сам нормально ел и ни в чем себя не ограничивал. Но тот снова не послушается: будет неделями копить вкусненькое для внучки и донимать беднягу водителя. И так вот уже три года.

Фото: Сергей Карпов для ТД
Василий Николаевич смотрит в окно из своей комнаты

«Ни черта нормально сделать не могут, — бурчит Василий Николаевич, наблюдая удаляющийся трактор, который так и не дочистил дорогу до отделения сестринского ухода. — Я ж сам дорожный. Через мои руки прошли все трассы Мордовского района. Фактически. Меня все знают. Работа такая. Щебень везешь, асфальт закатываешь. Подойдут: “А у дома площадку сделаешь?” Отчего ж, сделаю! Зимой какой асфальт? Зимой только снег чистил фактически. Нормально только чистил. Не как эти вон».

Фото: Сергей Карпов для ТД
Дневной стационар для жителей окрестных деревень, в котором работает врач Юсуп Ибрагимович

Двухметровый сугроб на въезде в деревню — сомнительная радость не только для автомобилиста, но и для пешехода, но выбирать не приходится, поскольку работа в «Опеке» — одна из немногих возможностей трудоустройства для местных жителей. В регионе с занятостью туго, вот и получается, что отделение сестринского ухода помогает не только тем, кто в нем живет, но и сотрудникам — создавая рабочие места поблизости от дома, семей и любимых.

Дела семейные

Уроженец Львова Василий Николаевич Коцур тоже оказался в здешних краях по любви. Окончил школу, распределили учиться на тракториста — получалось здорово, поэтому уже 16-летним пацаном попал на целину. Там и познакомился со своей будущей женой, приехавшей с родными.

«Я пацан. Она пацанка. О чем мы там думали, — смеется Василий Николаевич. — Я украинец, а полюбил русскую. И сюда ж за ней приехал. Фактически. После армии уже. Так и остался у тещи в доме жить. Но работу быстро нашел. Дорожные везде нужны. А там за пару лет и свой дом построили. Лет 60, выходит, как я в тамбовской области».

Фото: Сергей Карпов для ТД
Василий Николаевич

Все эти годы Василий с женой жили душа в душу. Родилась дочь. Вырастили, выдали замуж, внуки пошли. Жизнь текла размеренная, хорошая. Пока не подвела… любимая дорога.

«Дело плохое. Была авария. В машине — мы с женой, дочка, зять и внук. Жена моя и внук — насмерть. Дочка лежала в коме восемь недель, потом очнулась, перенесла шесть операций, в руках и ногах до сих пор металлические штифты, скоро потребуются повторные операции. У меня инсульт, значит, лопнул сосуд в голове. Плохо говорю, тяжело. Инвалид. Дочь — тоже инвалид первой группы. Не могла мной заниматься. Вот и попал сюда. В наш “дурдом престарелых”, как я его называю. Смеюсь, конечно. Ну а как? Хочешь, не хочешь — жить надо. А там Бог даст — может, дочь поднимется. Уеду к ней. И к внучке — в третьем классе она, собираю вот ей сладости, она любит. А пока вот такое положение. Не дай Бог никому».

Дела провидения

В отделении сестринского ухода у Василия Николаевича есть все необходимое: трехразовое здоровое питание, зона отдыха с телевизором и книгами, его «келья» — неброская комната на двоих, каждодневный уход медсестер, приемы у врача. Многих подопечных сюда привозят в очень тяжелом состоянии, но со временем приводят в норму — благодаря медикаментам, приобретенным на пожертвования, поскольку пенсий постояльцев на полноценное лечение не хватает.

Фото: Сергей Карпов для ТД
Здание отделения сестринского ухода в Сосновке, где живут 37 подопечных

Иные жители дома на краю села одиноки, у некоторых есть родственники. По разным причинам они не могут их забрать, и приют в Сосновке среди бездорожья и снегов — единственное спасение. Тут их отогревают и стараются сберечь, как могут.

За три года Василий Николаевич повидал здесь самых разных соседей — время от времени они неизбежно меняются. Кто-то уходит в силу возраста, кто-то по болезни. Бывали и счастливые исходы — домой, в семью. Такого исхода ждет и сам Василий, проводя дни в чистке дорожек и неустанной молитве.

«Я в Бога верую. Утром не иду кушать, пока не помолюсь. Не засыпаю без молитвы. Бог за нас молился и нам велел. Я думал про аварию. Ничего не знаю. На все воля Божья. Как даст, так и будет. Знать, судьба такая. А пока положение такое — живу как живу. Молюсь и прошу. Прошу здоровья. Себе здоровья, чтобы дождаться. И дочке, чтоб подняться. Прошу о возвращении домой. Думаю, дождусь. Мне 76 лет. Молодой или старый? Поживем еще. Праздновали вот день рождения. Подарили пакет мне: печенье, вафли. Дай, думаю, внучке отправлю. Мне-то оно зачем? Мне бы только дочку дождаться. Надей ее зовут…»

Фото: Сергей Карпов для ТД
Василий Николаевич смотрит в окно из своей комнаты

Действительно, как еще могут звать последнюю надежду Василия Николаевича.

Но чтобы он дождался, чтобы дождались и другие его товарищи из отделения сестринского ухода «Опеки», нужны средства на работу самого дома в Сосновке. А там, кто знает, может, по весне (или летом, или через год-другой) дорогу до села все-таки доделают. И дочке станет полегче, и здоровье ее пойдет на поправку, и она сможет приехать сюда по дороге, которую нарисуют на картах. И будет у этой истории счастливый конец. Главное, чтобы отделение выстояло, и в этом каждый из нас может деятельно поучаствовать. Помогут даже 50 рублей ежемесячных пожертвований. Спасибо!


Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!