Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Фото: Лев Федосеев/ТАСС

Закон о защите животных, принятый в прошлом году, не облегчил жизнь бездомным собакам и кошкам. Отлов животных в нашей стране остается крайне дикой сферой. От этого страдают не только бродячие, но и домашние животные. «Такие дела» выясняли, как в нашей стране обстоят дела с отловом, и на примере пса Фреда пытались понять, что делать, если вашу собаку поймали отловщики

Увезли по звонку

Большой лохматый кобель по кличке Фред жил на одном из участков в СНТ «Горки» в Наро-Фоминском районе Московской области. После смерти хозяина за ним стали присматривать соседи. Кормили и считали своим питомцем. Ночевал Фред у них на участке, а весь день бегал по поселку, как в деревне. Ни для кого это проблемой не было, жители поселка его любили, возле пункта охраны на въезде даже сделали будку с надписью «Дом Фреда». Со временем появились две суки, которых Фред взял под свое крыло. Вместе гуляли, вместе ночевали под домом приютивших его людей.

Но 14 февраля 2019 года в «Горки» приехал белый фургон Peugeot. Председатель СНТ вызвала отлов, чтобы убрать собак из дачного поселка. Собаки были социализированные, поэтому отловить их не составило труда. Три выстрела транквилизатором, и мохнатые оказались в кузове, включая беременную суку, которая была уже на сносях и почти не выходила с участка, отлеживаясь в беседке. Но в этот день все же вышла.

«Я приехала на дачу, как всегда пошла их покормить, — говорит Инга, жительница дачного поселка. — Зову их, зову, они обычно на мой свист выбегали. И выходит женщина, практически в слезах. Говорит, что отловили их. Кто, чего — не понятно. Звоню председателю, она не берет трубку. Я бегом в правление, они там два раза в неделю по три часа сидят. Прибегаю, спрашиваю, где наши собаки? Председатель говорит, что она вызвала отлов. Спрашиваю, на каком основании, а она делает вид, что не понимает. Говорит: “В смысле?” Я ей: “Собаки не агрессивные. Кобель ласковый, добрый, а сучки сами шуганные, людей сторонятся”. Прошу показать хоть одну жалобу на них, а она говорит, что все документы не здесь. В итоге я написала заявление с просьбой предоставить копию договора на отлов, на что получила ответ, что получу его, только если предоставлю документы на собак со всеми прививками».

После общения с председателем Инга пошла к охраннику на въезде в поселок. Туда, где стояла будка с надписью «Дом Фреда». Охранник рассказал, что приезжали отловщики из ООО «Айболит». В его задачу входило отдать им деньги при условии, что в кузове будет лежать три собаки. Он передал деньги и получил расписку. Отловщик Юрий потом подтвердил, что получил девять тысяч рублей налом без договора. Для него это была простая подработка. В основном он работает по государственным контрактам ОСВВ (отлов, стерилизация, вакцинация, выпуск), но в свободное время может подкалымить. Телефон Юрия мне дали в клинике «Айболит». Он от общения не отказался и даже согласился показать место в районе Домодедово, где выпустил бедолаг.

Сотрудник пункта временного содержания собак осуществляет отлов бездомных животныхФото: Сергей Ермохин/РИА Новости

— Вот это место, — говорит Юрий, отловщик животных. — Вот племзавод «Ямской» в промзоне Житнево, тут, прямо перед КПП, я их и выпустил. Здесь есть полуразрушенные коровники, есть действующие. У меня три критерия по месту выпуска животных: доступ к воде, еде, к людям и укрытию. Здесь укрытие есть, доступ к еде есть — тут скотобойня. Копыт и прочего навалом. Конторы, которые я называю «убивашками», приезжают на такие частные заказы и собак в мешки складывают. Я всегда собак выпускаю.

— Это ваши клиенты? — показываю я на четырех собак, которые подошли к нашей машине.

— Эти трое нет, а эта точно моя, — Юрий показывает на небольшого черного пса. — Причем где-то полгода назад.

— А почему именно сюда отвезли? От места отлова до сюда 130 километров.

— В прошлом году этот племзавод заказывал нам отлов семи собак на территории, мы приехали, отловили, а они нам не заплатили, — говорит Юрий. — Так что мы решили им таким образом вернуть бобиков. Это такая мстя. Я животных не убиваю, они выходят из моей машины на своих ногах. Вот, смотрите, — Юрий показывает на телефоне видео, где из его машины выбегают шесть или семь собак. — Видите? Такого видео у меня много. Машина узнаваемая? Ваших собак я сначала отвез в клинику «Пантера» в Белоозерском, там им сделали прививки, продержали десять дней на карантине, и я их отвез сюда.

Черный «Айболит»

«“Айболит” — это очень известные черные отловщики, — говорит мне Екатерина Дмитриева, руководитель фонда защиты городских животных. — Их в Питере пытаются прижать, но они и в Москве работают. У них куча сайтов, найти их практически невозможно. Я в прошлом году писала на них заявления, но это ни к чему не привело. Черный отлов — это огромная проблема».

Для людей из дачного поселка «Горки», которые считали собак своими, происшествие стало настоящим шоком. Никто не мог представить, что среди бела дня можно просто приехать и забрать животных. Но зоозащитники сталкиваются с подобными ситуациями постоянно.

«Черным отловом пользуются недобросовестные владельцы всяких территорий, заводов, дачных поселков и так далее, — продолжает Дмитриева. — У них часто нет злых намерений, ведь никто из отловщиков не говорит, что убивает животных. Все клянутся, что отдают в приют, а это в принципе невозможно. Содержать пожизненно собак или кошек никто не будет. Все приюты в Москве забиты под завязку. И такие дельцы либо вывозят их в другой район и выпускают, тогда у животных остается шанс, либо просто убивают. Естественно, ни о какой премедикации, эвтаназии, когда у животного отключается сознание, речи не идет».

Нет тела — нет дела

Существует официальный путь решения вопроса. Регулирование численности безнадзорных животных отнесено к полномочиям муниципалитетов. В районном бюджете заложены деньги на отлов животных по программе ОСВВ. Соответственно, после обращения в муниципалитет животных должны отловить, стерилизовать, вакцинировать и выпустить на прежнее место. С последним пунктом как раз владельцы территорий и не согласны. Им проще обратиться к черным ловцам, которые гарантируют, что животные назад не вернутся. Чтобы это ни значило.

Даже официальные отловщики, чтобы получить госконтракт, порой соглашаются с условием выпускать собак не в прежнюю среду обитания, а куда-нибудь в другое место. Иначе они просто не получат подряд. Естественно, этот пункт оговаривается устно, в договоре все прописывается как надо. Нередко можно встретить собак с бирками на ухе, при сканировании которых выясняется, что они находятся далеко от своего «дома». Их просто вывезли в другой район, чтобы не раздражать заказчиков.

Сотрудник пункта временного содержания безнадзорных животных транспортирует временно обездвиженную собаку в операционную для вакцинацииФото: Сергей Ермохин/РИА Новости

«Законы сейчас оставляют широкое поле для деятельности черных отловщиков, и привлечь их к ответственности почти нереально, — говорит Юлия Пронина, руководитель общественного движения защиты животных “Кошки Санкт-Петербурга и Ленобласти”, член общественного совета при комитете по ЖКХ Ленинградской области по вопросам отношения к домашним безнадзорным и диким животным. — Как говорят некоторые сотрудники правоохранительных органов, “Нет тела — нет дела”. Чтобы этих отловщиков поймали на месте преступления, нужны, извините, трупы. Мы пытаемся внедрить в Петербурге инструкцию по отлову, чтобы ограничить деятельность черных отловщиков и иметь возможность привлекать их хотя бы к административной ответственности. Но городские власти пока такую инициативу игнорируют. К услугам черных отловщиков в Петербурге прибегают и государственные учреждения. У нас есть прямые факты, которые это подтверждают».

Оплата по головам

Несмотря на принятый в 2018 году закон о защите животных, которого почти двадцать лет добивались зоозащитники, регулирование численности безнадзорных животных в населенных пунктах до сих пор происходит на основании постановления Совета Министров РСФСР от 23 сентября 1980 г. N 449 «Об упорядочении содержания собак и кошек в городах и других населенных пунктах РСФСР». В него вносили поправки в 1985 и 1992 годах, но все равно оно выглядит крайне архаично и написано очень общими формулировками.

Оплата отловщикам по госконтрактам идет по количеству голов. Если заключили договор на четыре тысячи голов, то подрядчик заинтересован во что бы то ни стало набрать это количество. Именно поэтому в отлов попадают домашние животные. Особо циничные даже снимают ошейники с пойманных собак. Так домашний питомец становится безнадзорным животным.

«Минприроды сейчас готовит подзаконные акты, регулирующие процесс отлова и стерилизации безнадзорных животных, — говорит Владимир Бурматов, председатель Госдумы по экологии и охране окружающей среды. — Потому что черные отловщики либо никого не ловят, а просто разворовывают деньги, либо еще и убивают животных. Я считаю, что отлов должен проходить под видеофиксацию. Количество приютов должно быть рассчитано так, чтобы время доставки животного не превышало трех часов. На сайте приюта должна появляться информация обо всех помещенных в него животных. И приюты должны быть открыты для общественных инспекторов, чтобы в любой момент можно было сверить фактическое количество животных с заявленным в документах и отследить их судьбу. И если эти цифры различаются, то уже потом разбираться. Животные, которых ветеринары признали социализированными, должны выпускаться потом в естественную среду».

Сотрудник пункта временного содержания безнадзорных животных транспортирует временно обездвиженную собаку в операционную для вакцинацииФото: Сергей Ермохин/РИА Новости

По словам Бурматова, убийство бездомных животных — широкое поле для коррупции. За прошлый год общий объем контрактов на умерщвление животных составил 1,9 миллиарда рублей. Уже в этом году в сорока муниципалитетах было заключено контрактов на 60 миллионов рублей, хотя это прямо противоречит Закону о защите животных. Убивать бездомных животных больше нельзя.

«Динамика численности безнадзорных животных в регионах, где ее регулируют путем умерщвления, растет с каждым годом, — продолжает Владимир Бурматов. — Это наводит на две мысли. Либо животных на самом деле никто не считает и цифры берут с потолка, чтобы получать побольше денег из бюджета. Либо методика неэффективна и популяция бездомных животных действительно растет. А если взять отчетность регионов, где этот вопрос регулируется гуманными методами, то там ежегодно фиксируется сокращение численности».

Сейчас в государственных тендерах на отлов по программе ОСВВ могут участвовать любые компании. Система такова, что участники тендера проходят под номерами и заказчик видит только сумму. То есть выиграть конкурс может химчистка или строительная компания, которая уже потом будет искать подрядчика. В Ленинградской области был случай, когда тендер выиграла краснодарская компания, которая занимается организацией праздников. Она выставила настолько низкую цену, что не смогла найти за эти деньги даже черного отловщика, не говоря уже об официальном.

Расходятся в показаниях

«Я очень люблю животных, — говорит Оксана Михайловна Соловова, председатель СНТ “Горки”, которая вызвала отлов для Фреда, — но если вы берете на себя ответственность за каких-то животных, то ухаживайте за ними, стерилизуйте, делайте прививки. И держите у себя на территории. А так, когда они бегают по всему дачному поселку и бегут за машинами… Скоро приедут дети на весенние каникулы, и непонятно, чего ждать. Это же собака. А если что-то случится, кто будет отвечать? Заявление вы кому несете? Председателю. Кричите, орете, почему собаки на территории СНТ без намордника. Тут палка о двух концах. Одни любят животных, другие не любят, и кому как угодить, непонятно. А собаки задрали двух кошек, кровища текла по улице. Это страшно. Приходится вызывать отлов. За собак не волнуйтесь, они находятся в приюте в городе Белоозерском под Бронницами, и одну собаку куда-то уже пристроили».

В клинике «Пантера» в Белоозерском, на которую сослалась Оксана Михайловна, сказали, что собаки из дачного поселка «Горки» у них содержались с 14 по 25 февраля, после чего Юрий их отвез и выпустил. Содержание собак оплачивалось в частном порядке, по 350 рублей за собаку в сутки. Это вместе с кормлением. То есть содержание трех собак в течение десяти дней стоило 10 500 рублей. Плюс, еще сколько-то стоили вакцины. С учетом того, что Юрий получил за отлов трех собак девять тысяч рублей, бизнес-схема получается дорогостоящая. Еще же «Айболит», как посредник, должен что-то получить. Не сходятся и даты. Первый контакт с Юрием был 19 февраля, и он говорил, что выпустил собак уже несколько дней назад. Оставим за скобками то, что одна сучка была глубоко беременна, и за эти десять дней могла уже родить. История председателя СНТ про одну пристроенную собаку вообще никак не укладывается в схему. После этого телефонного разговора Соловова перестала брать трубку, и дополнительных сведений от нее получить не удалось.

Бездомная собака в пункте временного содержанияФото: Сергей Ермохин/РИА Новости

«Скорее всего дату в актах они поставили ту, которую нужно ставить по правилам карантина, — говорит отловщик Юрий. — Возможно, они были там меньше дней. Вообще регламент составляли дебильные люди. Там написано, что животных надо отлавливать такими медикаментами, как тиопентал, кетамин и калипсол. Все они являются списочными, закрытыми, и наличие таких препаратов у меня — это прямой путь в бывший Госнаркоконтроль и в полицию. Ловят собак с помощью ветеринарного наркоза, который продается в открытом доступе. Золетил, телазол, плюс второй компонент ксилозин, получается двухкомпонентный наркоз. На эти препараты не требуется никаких лицензий, они продаются в открытом доступе. Собак, которых я отлавливаю в частном порядке, я все равно помещаю в карантин на некоторое время, и всем там делают вакцину “Вангард 7” и “Рабиес”. Я могу поклясться на чем угодно буквально, что эти бобики живые и здоровые пошли гулять именно в том месте, которое я показал».

«Если ваше животное увезли отловщики, пишите заявление в полицию, прокуратуру, администрацию города, можно параллельно направить заявление депутату законодательного собрания с просьбой взять на контроль и отправить запросы в профильные структуры, — говорит Юлия Пронина. — Необходимо сразу попытаться выяснить, кто заказчик и исполнитель отлова, узнать все подробности и указать это в заявлении. Ссылайтесь на 245 статью Уголовного кодекса РФ “Жестокое обращение с животными”. Попытайтесь сразу выйти на исполнителя отлова и сообщите им, что они отловили ваше домашнее животное. Питомца, правда, вы уже скорее всего не вернете, но проблем отловщикам добавите».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Помогаем

Учить нельзя отказать. Поставьте запятую Собрано 1 749 281 r Нужно 1 898 320 r
Гринпис: борьба с лесными пожарами Собрано 1 024 078 r Нужно 1 198 780 r
Помощь детям, проходящим лучевую терапию Собрано 2 038 925 r Нужно 2 622 000 r
Консультационная служба для бездомных Собрано 981 153 r Нужно 1 300 660 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 3 229 523 r Нужно 7 970 975 r
Хоспис для молодых взрослых Собрано 2 516 731 r Нужно 10 004 686 r
Всего собрано
909 330 004 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

MURMANSK, RUSSIA - OCTOBER 5, 2017: Stray dogs in a street. Lev Fedoseyev/TASS Россия. Мурманск. 6 октября 2017. Бездомные собаки на одной из улиц города. Лев Федосеев/ТАСС

Фото: Лев Федосеев/ТАСС
0 из 0

Сотрудник пункта временного содержания собак осуществляет отлов бездомных животных

Фото: Сергей Ермохин/РИА Новости
0 из 0

Сотрудник пункта временного содержания безнадзорных животных транспортирует временно обездвиженную собаку в операционную для вакцинации

Фото: Сергей Ермохин/РИА Новости
0 из 0

Сотрудник пункта временного содержания безнадзорных животных транспортирует временно обездвиженную собаку в операционную для вакцинации

Фото: Сергей Ермохин/РИА Новости
0 из 0

Бездомная собака в пункте временного содержания

Фото: Сергей Ермохин/РИА Новости
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: