Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Нет, это не способ откосить»

Фото: Александр Доников/PhotoXpress

15 мая отмечается Международный день сознательных отказчиков от военной службы. «Такие дела» поговорили с теми, кому призывная комиссия многократно отказывала в праве пройти альтернативную гражданскую службу (АГС), — об убеждениях, судах, помощи людям и причинах продолжать борьбу

Николай Алексеев, 21 год, Санкт-Петербург

Я учусь в Лесотехническом университете на направлении «Менеджмент» на последнем курсе. Борюсь за свое законное право (пройти АГС — прим.ТД) на протяжении, наверное, пяти лет.

В 16 лет я узнал, что такое альтернативная гражданская служба: мне один из моих родственников сказал. Посмотрел, что это такое. Изучал долгое время. В 17 лет пошел в военкомат уже с заявлением на альтернативную гражданскую службу. Уведомил их, что у меня есть убеждения. Убеждения — это, по словарю Ожегова,  уверенный взгляд на что-либо, сформированное мнение. У меня с детства начали формироваться взгляды на мир, и они противоречат несению военной службы. Держать в руках автомат я не могу, стрелять в кого-то тоже. Как вообще в кого-то можно стрелять? Я не могу подчиняться бездумным приказам, потому что человек — свободное существо. Я по своему характеру человек мирный и не могу приложить руку к бездумному поступку. Во-вторых, у меня отец вышел из армии инвалидом второй группы. И армия не выплатила ему ни копейки на лечение, вообще ничего.

Призывная комиссия говорила: «Мы не видим у вас убеждений». Однажды ссылались на какое-то психотическое расстройство личности. Я пошел в диспансер, прошел обследование, и врач доказал, что психотического расстройства личности у меня нет. В итоге вынесли решение об отказе замены военной службы на альтернативную гражданскую службу.

Я подал заявление в суд — районные суды, городской суд, подавал телеграмму даже в Европейский. Самое сложное было преодолеть свои эмоции, потому что когда ты стоишь перед призывной комиссией или в суде, в любом случае ты нервничаешь — не покажусь ли каким-то больным человеком? Это был мой первый опыт в судах. Но со временем я это преодолел и добился, что суд удовлетворил мои требования по поводу фотофиксации моего личного дела. Я хотел ознакомиться со своим личным делом, его не было на суде — правда, военкомат не предоставил мне его и по сей день. Скоро будет еще один суд, посмотрим, что-как.

Николай АлексеевФото: из личного архива

В АГС тоже — куда направят, туда и пойдешь. Это могут быть какие-то больницы, почтовые отделения там, не знаю, в театре работать. Куда попадешь. И я знаю, что альтернативная гражданская служба идет около 1,8 лет — но там нет такого, как в армии. В армии насилие. Армия принужденная. Здесь хотя бы я буду ночевать, зная, что будет теплая кровать. Зная, что не возьму в руки автомат.

Если военкомат удовлетворит мои убеждения, то я пойду на АГС. Буду отдавать долг Родине вот таким образом. А если нет, то будем дальше судиться, разговаривать.

Нет, это не способ откосить. Мне самому надоело бегать по судам, это большие вложения — на адвокатов, на юристов. На всех потратишь гораздо больше, нежели какими-то другими путями это можно обойти.  Но лучше я буду помогать людям, нежели я буду помогать армии. Конечно, когда призывная комиссия говорит пять раз «нет», хочется все бросить, но этого не нужно делать. Нужно идти к своей цели дальше — и тогда обязательно ее добьешься.

Владислав Котляков, 22 года, Ижевск

Я учусь на четвертом курсе Ижевской государственной сельскохозяйственной академии, направление «Технический сервис в агропромышленном комплексе». В свободное время иногда подрабатываю. Учусь в основном, ну и это, борюсь за свои права сознательного отказчика от военной службы.

Наверное, все началось с раннего детства, когда родители объясняли: с ребятами лучше не драться и не обижать никого. Если кто-то хочет поиграть в твою игрушку, ну дай поиграть немножко, не жадничай и прочее. Если обидел тебя кто-то, ты не должен давать ему сдачи, а просто быть немножко умнее, не отвечать насилием на насилие. В повседневной жизни тоже этого принципа придерживаюсь. Основой моих убеждений является пацифизм. Ты осознаешь, что держать автомат в руках — то же самое, что ходить по улице и бить людей, например. Использовать что-то, что может кому-то навредить.

У меня мысли были еще в юности, наверное: когда ребята рассказывали: «Оооо, в армейку пойдем после школы, после универа». Блин, а что там делать? Едешь на год в какой-то странный лагерь, про который очень много историй странных гуляет. Что там дерутся, бьют тебя, думаешь и живешь не по понятиям. А зачем обучаться какому-то насилию, если можно все проблемы и так решить, мирным путем?

Про АГС я еще со школы знал, потому что у нас по ОБЖ очень яркий представитель военного сообщества был. Бывший полковник в отставке. Он нас заставлял учить как законы, так и свои права. Мы каждый урок ему пересказывали, что человек имеет право не только на военную службу, но и на замену ее альтернативной гражданской службой.

Владислав КотляковФото: из личного архива

Когда я учился на первом курсе в предыдущем университете, я понял, что та специальность, на которой я учусь, мне не нравится. Окей. Заберу документы и поступлю в другой ВУЗ. Я рассчитывал, что у меня есть отсрочка по здоровью, начну учиться нормально, потом можно будет использовать отсрочку по обучению. Из-за того, что я подал заявление (на прохождение АГС — прим.ТД) где-то в августе или сентябре, после отчисления, мне сказали: «Во-первых, у тебя какие-то доводы невесомые, мы так и не поняли, что у тебя там по убеждениям. Отказ. У тебя пропуск сроков. Должен будешь явиться на медосвидетельствование». Ну кто же знал, что я отчислюсь, захочу на другую специальность в другой ВУЗ? Углубляться никто не хотел.

Каждый призыв я модернизировал свое заявление: добавлял что-то новое. Начал лучше разбираться в своих убеждениях — раньше я не хотел (идти в армию — прим.ТД), потому что плохо кормят, все одинаковые. Сейчас понимаю, что дело не в том, кто и как одевается, а для чего это все нужно. С 2015-го до 2017 года я подавал одну и ту же характеристику из вуза и одну и ту же автобиографию с неизменными датами, потом мне начали предъявлять, что я приношу старые документы. Теперь я каждый призыв пишу новую характеристику — точнее, беру старую и ставлю в деканате новые печати с подписями. Так же с автобиографией. Когда я хожу в военкомат, меня знают в лицо. Хоть мне уже и говорят на призывной: «Вот, ты пытаешься затянуть все это дело до 27 лет. Ты же понимаешь, что со справочкой можешь закончить. Потом тебя никуда не возьмут», — зато я останусь со своей точкой зрения.

Я бы хотел отслужить на альтернативной гражданской службе, потому что это гораздо интереснее, чем армия, — например, делать бы на альтернативной службе что-нибудь, связанное с техникой. Или какая-нибудь помощь людям в больнице. Им нужна помощь, они трудились всю свою жизнь на заводах и разных предприятиях, дабы вырастить наше поколение. И нет, это не способ откосить. Это способ доказать самому себе, что ты имеешь право на другие взгляды на жизнь.

Денис Панфилов, 19 лет, Санкт-Петербург

Я студент. Учусь в Академии управления городской средой, градостроительства и печати на архитектора. Про АГС я сначала от своего брата узнал: он был в нашей семье первопроходец. А родители подтолкнули к мысли, что у меня есть выбор. Дальше я ознакомился со всеми обстоятельствами в интернете, из общения со сверстниками и пришел к мысли, что это не для меня.

Подавал в первый раз на АГС в 2018 году. Мое выступление на призывной было не очень удачным, я тогда не смог четко сформулировать свою мысль. Мне отказали, но у меня была отсрочка по обучению. Сейчас могу сказать, что хочу заменить военную службу на гражданскую по убеждениям совести — ведь служба в армии представляет из себя четкое исполнение приказа без права выбора. А я, например, не могу стрелять и причинить вред человеку, который мне ничего не сделал.

Я хочу время с пользой потратить. Конечно, дело не только в пользе обществу — я считаю, что служить в армии должны те, кто выбрал для себя этот путь. Но у нас загребают всех подряд без разбора. Поэтому очень часто в военной части оказываются люди, которым там не место. К тому же СМИ и интернет открыты и доступны: практически из любых источников можно узнать, что происходит в частях. Идти в армию с риском, что ты можешь не вернуться домой в мирное время, — сомнительное удовольствие. Важную роль играет и политическая составляющая: локальные конфликты, срочников, бывает, отправляют в горячие точки.

Денис ПанфиловФото: из личного архива

К следующему призыву я буду готовить новое заявление — информации уже больше, я глубже погружаюсь в эту проблему. Тут предстоит борьба с военкоматом. Есть план по призыву, и призывной комиссии по большому счету все равно, что с собой приносит призывник. Его никто не слушает — скорее всего, решение о замене военной службы на АГС уже принято до его выступления. Но, исходя из того, что сейчас в военкоматах происходит, решение зависит от того, кому быстрее надоест. Раза три-пять можно сходить впустую на призывную военкомата, они несколько раз откажут, потом им надоест играть в эти игры, тогда они решат удовлетворить запрос. Но каждый раз после того, как мне будут отказывать в замене военной службы на АГС, придется подавать в суд и через долгие судебные тяжбы доходить до своего.

Откосить и прятаться от военкомата — это как спрятать голову в песок. Есть люди, которые косят, и у них это получается довольно успешно. Но в этом случае ситуация с военкоматом и этой системой не поменяется.

Конечно, я хотел бы пойти на службу в своей, технической сфере деятельности. Но с другой стороны, я готов помочь на любой работе. Для меня это действительно полезное времяпрепровождение.

Андрей Щукин, 24 года, Екатеринбург

Я учусь в Уральском государственном юридическом университете на юриста и работаю в социально значимом проекте «Мой мир без вражды», который реализует пермский «Мемориал», — оказываю правовую помощь ребятам, которые не хотят служить в армии в силу своих убеждений.

В 2014 году я заканчивал колледж, учился на повара. Мне пришла повестка. На тот момент я хотел продолжать обучение и не хотел служить, тогда же я наткнулся на «Солдатских матерей» в Санкт-Петербурге. Там мне объяснили, что есть выход — альтернативная служба.

Дело в том, что я, как и многие другие, сначала не знал, что есть такое право. К сожалению, в наших военных комиссариатах абсолютно никакой информации о том, что у людей есть право на альтернативную гражданскую службу. Либо она не соответствует действительности — во многих военкоматах до сих пор висит информация, что АГС длится четыре года, хотя это уже давно не так.

Когда я стал изучать эту тему, понял все плюсы альтернативной службы. Служение обществу в первую очередь — работать в социальных учреждениях, какую-то значимую пользу приносить, в первую очередь для своих граждан. Защита Родины — это не только оружие в руках.

Андрей ЩукинФото: из личного архива

Для меня вообще призыв в армию — аннулирование всех моих других прав. Я не хочу, чтобы государство ограничивало мои права, решая, что моя жизнь принадлежит не мне самому, а государству. Когда я впервые подал заявление на альтернативную гражданскую службу, призывная комиссия сказала, что я должен обосновать свой выбор, мои убеждения нелогичны. И отказала мне на этом основании. Последующие разы, когда я подавал заявление на АГС при новой призывной кампании, у меня уже был пропущен срок — я должен был подать за полгода до начала призыва. С точки зрения комиссии, этот срок не подлежит восстановлению — но это тоже не соответствует действительности.

Читайте также Убежденные   Выбрать альтернативную службу может любой призывник, если знает закон  

Я обжаловал каждое решение призывной комиссии в суде, доходил до Верховного суда. Сейчас «Солдатские матери» сопровождают все мои судебные дела — в том числе мы подали жалобу в ЕСПЧ.

Я не рассматривал такой вопрос, как «откосить». Я же готов служить — только на альтернативной службе. Я согласен, что она далека от идеала, но когда человек идет на военную службу, он находится в казарме 24 часа. А когда мы идем на альтернативную службу, то работаем согласно трудовому договору. Это полностью трудовые отношения. Гражданин, который служит альтернативно, может совмещать работу с учебой. Он может не отставать от развития в обществе, получать диплом, как-то развиваться.

Я также хочу добиться того, чтобы (проходящие АГС — Прим. ТД) работали по специальности. Проблема в том, что большинство людей, которые несут эту службу, направляют в хосписы, на Почту России — а они не имеют специального образования для этого. А работодатели, которые могут взять к себе людей на АГС, не всегда знают, что есть такая служба, и не подают соответствующие заявки в Роструд.

Редакция благодарит организацию «Солдатские матери Санкт-Петербурга» за помощь при подготовке материала

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Помогаем

Учить нельзя отказать. Поставьте запятую Собрано 1 565 481 r Нужно 1 898 320 r
Гринпис: борьба с лесными пожарами Собрано 891 956 r Нужно 1 198 780 r
Консультационная служба для бездомных Собрано 866 792 r Нужно 1 300 660 r
Помощь детям, проходящим лучевую терапию Собрано 1 627 208 r Нужно 2 622 000 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 2 994 981 r Нужно 7 970 975 r
Хоспис для молодых взрослых Собрано 1 792 266 r Нужно 10 004 686 r
Всего собрано
863 421 205 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Александр Доников/PhotoXpress

Фото: Александр Доников/PhotoXpress
0 из 0

Николай Алексеев

Фото: из личного архива
0 из 0

Владислав Котляков

Фото: из личного архива
0 из 0

Денис Панфилов

Фото: из личного архива
0 из 0

Андрей Щукин

Фото: из личного архива
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: