Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Фото: Оксана Юшко/фотоконкурс "Прямой Взгляд"

Центр документальной фотографии FOTODOC при Сахаровском центре объявил победителей международного фотоконкурса «Прямой взгляд»

Воевать или примириться? Выжить или сдаться? Использовать ресурсы земли или жить с природой в гармонии? Быть горожанином или сельским жителем? Бежать от общества, не принявшего тебя, или остаться в нем, несмотря ни на что? Ответы на эти и другие вопросы каждый день ищут миллионы людей во всех уголках мира.

Фотографы, приславшие свои проекты на конкурс «Прямой взгляд», показывают нам этих людей. Дают возможность увидеть, что происходит прямо сейчас в разных частях света. Новости и соцсети рассказывают нам о множестве событий, но фотографии позволяют шире посмотреть на проблемы взаимоотношений человека с обществом и государством. Задуматься о защите человеческого достоинства. И помнить, что мир не черный и белый, что в беде всегда есть место для надежды.

Фотопроекты победителей «Прямого взгляда» можно будет увидеть на выставке в Сахаровском центре в октябре 2019 года.

Номинация «Проблема»

Проблемы и противоречия, возникающие в обществе между человеком и социумом, общественными институтами и государством.

1 место

Матьяж Кривиц (Словения)

Литий — движущая сила XXI века

Распространение автомобилей, телефонов и роботов на аккумуляторах приводит к росту рынка их основного компонента — лития, создавая современную «золотую лихорадку». Проект документального фотографа Матьяжа Кривица рассказывает о производственной цепочке, начиная с инвестиционного планирования в США до добычи лития в Боливии, производстве аккумуляторов и электромобилей в Китае и Норвегии.

Китайский Хэйхэ — отдаленный регион, один из самых холодных в мире, поэтому несколько китайских производителей электромобилей выбрали его в качестве места для зимних испытаний. Китайские инженеры тестируют будущее.
Хэйхэ, Китай, 2017
Фото: Матьяж Кривиц/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
Соляные шахтеры из деревни Тауа загружают грузовики. Жители этой деревни страдают от добычи лития. Согласно боливийскому законодательству, доходы от металла должны быть равномерно распределены: местное сообщество имеет право на 15% прибыли, остальная часть делится между региональным правительством Потоси и центральной властью. С 2016 года местным сообществам так ничего и не выплатили.
Салар де Уюни, Боливия, 2017
Фото: Матьяж Кривиц/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
В 2018 году китайские компании произвели 680 тысяч  электромобилей — больше, чем весь остальной мир вместе взятый. В 2019-м Китай хочет продать более двух миллионов машин. В марте 2018 года B.Y.D., крупнейший в мире производитель электрокаров, впервые продал больше электромобилей, чем автомобилей на ископаемом топливе. Сборочный конвейер Z.D. на одном из трех заводов в Китае.
Линьи, Китай, 2017
Фото: Матьяж Кривиц/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
В богатой нефтью Норвегии люди думают о необходимости восполнять природные ресурсы, а не только эксплуатировать их. Ужин на конференции Zero CO2 Maritime в Бергене, где определяется будущее чистого мира.
Берген, Норвегия, 2018
Фото: Матьяж Кривиц/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
Вид на утренний смог в сильно загрязненном городе Харбине. В настоящее время на дорогах Китая около 120 миллионов автомобилей. Министерство промышленности и информационных технологий прогнозирует, что к 2020 году их количество увеличится еще на 80 миллионов. Из-за развитой промышленности и слишком большого количества угольных электростанций большинство крупных городов в Китае сильно загрязнено.
Харбин, Китай, 2017
Фото: Матьяж Кривиц/фотоконкурс "Прямой Взгляд"

2 место

Игорь Терешков (Россия)

Мох и нефть

В Ханты-Мансийском автономном округе добывается около 50% российской нефти. Участки добычи зачастую совпадают с местами жительства коренных народов.
 В результате аварий и транспортировки нефти в окружающую среду ежегодно попадает около полутора миллионов тонн нефти. «Серия снята на 35мм ч/б пленку, перед проявкой вымоченную в нефтесодержащей жидкости, взятой с мест съемки.
 При всей своей “органичности” и природности нефть разъедает желатиновую плоть пленки, вторгаясь в изображаемый мир, выжигая и фрагментируя его так же, как нефтеразлив искажает природный ландшафт», — говорит Терешков.

Северные олени убегают от аркана. Летняя стоянка Тэвлиных, ХМАО, 2018
Фото: Игорь Терешков/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
Нефтяной шлам. ХМАО, 2018Фото: Игорь Терешков/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
Нефтяные трубы, присыпанные песком. ХМАО, 2018
Фото: Игорь Терешков/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
Женщины в традиционных одеждах хантов. Русскинская, ХМАО, 2018Фото: Игорь Терешков/фотоконкурс "Прямой Взгляд"

3 место

Натела Григалашвили (Грузия)

Последние дни грузинских кочевников

Горная Аджария — один из самых обособленных регионов Грузии, где до сих пор сохраняются традиции и старый уклад жизни. Из-за изоляции и отсутствия нормальных условий для жизни большое количество аджарских сел заброшено. Многие семьи стали экомигрантами, переехав в другие регионы Грузии или за границу, в основном в Турцию. Проект Нателы Григалашвили показывает, как горный регион постепенно пустеет, а традиции забываются.

Тамара в комнате для гостей
Фото: Натела Григалашвили/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
Одна из аджарских деревень на летних пастбищах
Фото: Натела Григалашвили/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
Мать и дочь во время пастьбы
Фото: Натела Григалашвили/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
Лечение солнечных ожогов домашними средствами
Фото: Натела Григалашвили/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
Летний фестиваль
Фото: Натела Григалашвили/фотоконкурс "Прямой Взгляд"

Номинация «Конфликт»

Наиболее острый способ разрешения противоречий, возникающих в процессе социального взаимодействия. Проявляется как противодействие участников и обычно сопровождается негативными эмоциями, выходящими за рамки правил и норм.

1 место

Энаят Асади (Иран)

Восставшие из пепла войны

В течение двух лет Энаят Асади документировал жизнь беженцев в Иране. Люди пытаются попасть в Грецию или Турцию, но высока вероятность быть арестованным пограничным контролем, а в случае поимки беглец может быть отправлен обратно. Беженцы пытаются выжить и обрести надежду на новую мирную жизнь.

Нелегальные мигранты в ожидании транспорта на восточной границе Ирана. Июль 2018Фото: Энаят Асади/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
После 12 часов ходьбы 300 беженцев прибыли в Иран. Иранская полиция пытается бороться с нелегальной миграцией и контрабандой, но иногда помогает беженцам. Июль 2018
Фото: Энаят Асади/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
Временный лагерь на дороге. Июль 2017
Фото: Энаят Асади/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
Семнадцатилетний Мохаммад Асеф, беженец из Мазари-Шарифа, арестованный пограничной полицией Ирана. Август 2017
Фото: Энаят Асади/фотоконкурс "Прямой Взгляд"

2 место

Валерий Мельников (Россия)

Серая зона

Валерий Мельников, российский фотожурналист, освещает украинский конфликт с 2014 года по настоящее время. Его проект рассказывает о так называемой Серой зоне — территории «вдоль линии соприкосновения противоборствующих сторон».

«Затянувшийся конфликт и туманное будущее превратили весь Донбасс в территорию Серой зоны. Зоны без четких границ в пространстве и времени. Серая зона — это не только территория, это ощущения человека, погруженного во мрак неизвестности перед лицом войны», — рассказывает Мельников.

Александр Землянко, 63 года. Живет один. Дом был сильно поврежден во время обстрела. Село Коминтерново, Донецкая область, Украина
Фото: Валерий Мельников/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
Заброшенный дом. Деревня Коминтерново. Донецкая область, Украина
Фото: Валерий Мельников/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
Зинаида Павлова, 76 лет. Село Коминтерново, Донецкая область, Украина
Фото: Валерий Мельников/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
Руслан Пыхтин, семь лет, в доме недалеко от линии фронта, окраина Донецка, Украина
Фото: Валерий Мельников/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
Василий Фесько, 73 года, полностью слепой, один из последних жителей прифронтового села Саханка. Саханка — село на юге Донецкой области, которое находится на линии фронта. До конфликта на Донбассе здесь проживало более тысячи человек, а сейчас население резко сократилось. Донбасс, Украина
Фото: Валерий Мельников/фотоконкурс "Прямой Взгляд"

3 место

Мохаммед Ракибул Хасан (Бангладеш)

Я — рохинджа

Рохинджа — это небольшая мусульманская этническая группа, веками жившая в Мьянме. Они — одно из самых преследуемых национальных меньшинств в мире. После волны насилия в 2017 году почти миллион рохинджа пересекли границу Мьянмы и Бангладеш в поисках безопасного убежища. Многие семьи потеряли своих близких, сотни были убиты, изнасилованы, подвергнуты пыткам из-за агрессии армии Мьянмы.

Ахмед (65 лет) прошел около 50 километров, неся на спине свою мать Фатему (90 лет). Чтобы добраться до Бангладеш, им потребовалось несколько дней
Фото: Мохаммед Ракибул Хасан/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
Нурджахан Бегум (90 лет) шла пять дней в Бангладеш из Бутидауна, Мьянма, пытаясь избежать этнической чистки
Фото: Мохаммед Ракибул Хасан/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
Родители с детьми истощены без нормального питания и воды. Они шли пешком из Мьянмы в Бангладеш
Фото: Мохаммед Ракибул Хасан/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
Около четырехсот тысяч беженцев рохинджа проникли в Бангладеш через сухопутные и водные границы. Многие стоят возле дорог, пытаясь найти еду, воду и деньги
Фото: Мохаммед Ракибул Хасан/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
Лайджа Хатун (90 лет), беженка рохинджа, скорбит по своим четырем погибшим родственникам, ставшим жертвами этнической чистки
Фото: Мохаммед Ракибул Хасан/фотоконкурс "Прямой Взгляд"

Номинация «Компромисс»

Разрешение конфликтной ситуации путем диалога, социальных изменений или реформ.

1 место

Оксана Юшко (Россия)

В поисках островов

Оксана Юшко, московский фотограф и художник, показывает истории людей, для которых переезд из города в деревню на постоянное место жительства стал реальностью. Герои Юшко начали жизнь с нуля, открыв для себя фермерство, ремесло, они создают что-то новое, при этом сохраняя культурное наследие.

«Общие причины и тенденции контрурбанизации характерны и приблизительно одинаковы во всех постиндустриальных странах. Многие в поисках себя и новых смыслов сознательно выбирают жизнь среди природы, в кругу семьи и друзей, в новых реалиях и с новыми горизонтами. На берегах реки Волги они строят свой новый мир и ищут свой собственный “остров”», — рассказывает Оксана.

Герои проекта «В поисках островов» селятся на берегах Волги, часто в литературе называемой Волгой-матушкой и имеющей символическое значение в русской культуре. Самая длинная река в Европе стала одним из моих героев, обозначая символический путь к свободе. С помощью панорамных снимков я рисую линию реки, фотографируя вдоль течения от истока до устья. С помощью исследований и «сарафанного радио» я нахожу своих персонажей — тех, кто решил начать все с начала
Фото: Оксана Юшко/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
Любовь Вилянская и ее сын Лев возвращаются домой на остров Юршинский.
Ее муж Алексей с детства мечтал жить около воды и ходить под парусами. Любовь и Алексей считают, что жизнь ближе к природе помогает им воспитывать здоровых и умных детей. Но они не просто хотели уехать из города и жить на природе. Они стремятся к совершенно новому качеству жизни, учатся на своих ошибках и становятся еще большими оптимистами
Фото: Оксана Юшко/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
Роман играет дома с детьми Рамиром и Мирой. Вместе с женой Юлией они переехали несколько лет назад из Казани в экопоселение Лесная Поляна в Марий Эл. Пока другие строят карьеру в больших городах, у Романа и Юли — другие предпочтения. Они выбрали свой путь — жить среди природы, растить детей вдалеке от города. Роман делает экоигрушки из дерева и учит этому сына. Юля — модельер, она шьет одежду из льна
Фото: Оксана Юшко/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
Олеся Мозолевская и ее муж Александр, московские юристы, представители среднего класса, переехали на Волгу несколько лет назад. Они были полностью очарованы людьми, которых встретили в деревне, и тем, как много знаний те хранят о жизни в прошлом, о традициях и верованиях. «Жизнь здесь почти не изменилась. Люди могут строить дома как и сто лет назад, они много знают о ремеслах. Мы хотим сохранить эти знания»
Фото: Оксана Юшко/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
Несколько лет назад Михаил Бажан купил 15 гектаров незастроенной земли под Тверью. У Михаила и его жены Валерии был собственный дом, машина и стабильный доход, но они не получали удовольствия от жизни в городе, не видели будущего для себя. Постоянный «день сурка», суета и неуверенность в завтрашнем дне привели к тому, что Михаил уволился с работы, продал все, что имел, и начал строить дом на их новой земле, смотря ролики на YouTube
Фото: Оксана Юшко/фотоконкурс "Прямой Взгляд"

2 место

Мария Плотникова (Россия)

Тоборочи

Московский фотограф Мария Плотникова в течение нескольких лет жила в Южной Америке. Там она сделала фотоисторию о повседневной жизни русских староверов, уже более 40 лет живущих в боливийской деревне Тоборочи в провинции Санта-Крус. Даже сейчас это поселение невозможно найти на картах, а в 1970-е годы здесь были совершенно необитаемые земли, окруженные густыми джунглями.

Пинарита Ревтова гуляет по кокосовым плантациям в окрестностях Тоборочи
Фото: Мария Плотникова/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
Сестры Енафа, Соломония и Пинарита
Фото: Мария Плотникова/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
Старовер Федор Ануфриев успел пожить в трех странах. Родился в Китае, куда староверы бежали от коммунистов после гражданской войны в России. Затем, после Второй мировой войны, из коммунистического Китая они бежали от преследований в Бразилию, а оттуда в числе первых переселенцев в Боливию
Фото: Мария Плотникова/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
В Тоборочи живут семьи Ануфриевых, Ревтовых, Мурачевых, Калугиновых, Куликовых, Анфилофиевых и Зайцевых
Фото: Мария Плотникова/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
В окрестностях Тоборочи нет асфальтированных дорог
Фото: Мария Плотникова/фотоконкурс "Прямой Взгляд"

3 место

Евгения Жуланова (Россия)

Вятский модник

Виктору Казаковцеву из Кирова 72 года, его называют «вятским модником». Виктор играл на баяне в доме культуры, любил сцену и яркие наряды. И когда его отправили на пенсию по инвалидности, он сделал своей сценой целый город. Каждое утро Виктор надевает один из своих кричащих нарядов (шьет и перешивает все сам) и дефилирует по центральным улицам Кирова.

Виктор позирует у своего дома.
«Прохожие дают названия моим костюмам. Этот они назвали “Юдашкин отдыхает”. В одном магазине купил пиджак, в другом — шляпу, в третьем — ткань и сшил брюки»
Фото: Евгения Жуланова/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
Виктор позирует во дворе своего дома и поет:
 «Бескозырка белая, в полоску воротник. Пионеры смелые спросили напрямик: “С какого, парень, года, с какого парохода и на каких морях ты побывал, моряк?”»
Фото: Евгения Жуланова/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
Виктор позирует в центре города Кирова. 
«Гольфы купил на рынке, штаны в секонд-хенде, курточка женская, но она была бесплатная, взял на всякий случай. А когда у меня появились бусы, то взял скрипку, — и пожалуйста, по улице уже идет Страдивари. Я стараюсь фантазировать и никогда не делаю копий, но мои костюмы могут напоминать каких-нибудь персонажей».
Фото: Евгения Жуланова/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
Виктор позирует на остановке, с которой он ездит в центр города.
 «По телевизору часто звучит слово “лауреат”. Лауреат Нобелевской премии, лауреат конкурса народного и вообще лауреат. Идет лауреат по улице и выглядит так же как все — как шоферы или механики. А лауреат и в толпе должен выглядеть как лауреат. Вот я и собрал наряд, который назвал “Лауреат”»
Фото: Евгения Жуланова/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
Виктор позирует на своей улице. «Пиджак мне подарили в секонд-хенде, чтобы я изготовил какой-нибудь наряд. И я сделал костюм итальянского бандита и шпиона с хохолком»
Фото: Евгения Жуланова/фотоконкурс "Прямой Взгляд"

Сайт конкурса «Прямой взгляд».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Помогаем

Учить нельзя отказать. Поставьте запятую Собрано 1 670 751 r Нужно 1 898 320 r
Гринпис: борьба с лесными пожарами Собрано 959 812 r Нужно 1 198 780 r
Помощь детям, проходящим лучевую терапию Собрано 1 905 673 r Нужно 2 622 000 r
Консультационная служба для бездомных Собрано 919 626 r Нужно 1 300 660 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 3 116 732 r Нужно 7 970 975 r
Хоспис для молодых взрослых Собрано 2 257 961 r Нужно 10 004 686 r
Всего собрано
881 834 659 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Из серии Оксаны Юшко "В поисках островов". 1 место в категории "Компромисс". Александр Мозолевский обедает вместе с деревенскими детьми в деревне «Тыгыдым» в Пошехонье, куда он и его жена Олеся переехали несколько лет назад из Москвы

Фото: Оксана Юшко/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

Китайский Хэйхэ — отдаленный регион, один из самых холодных в мире, поэтому несколько китайских производителей электромобилей выбрали его в качестве места для зимних испытаний. Китайские инженеры тестируют будущее.

Фото: Матьяж Кривиц/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

Соляные шахтеры из деревни Тауа загружают грузовики. Жители этой деревни страдают от добычи лития. Согласно боливийскому законодательству, доходы от металла должны быть равномерно распределены: местное сообщество имеет право на 15% прибыли, остальная часть делится между региональным правительством Потоси и центральной властью. С 2016 года местным сообществам так ничего и не выплатили.

Фото: Матьяж Кривиц/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

В 2018 году китайские компании произвели 680 тысяч  электромобилей — больше, чем весь остальной мир вместе взятый. В 2019-м Китай хочет продать более двух миллионов машин. В марте 2018 года B.Y.D., крупнейший в мире производитель электрокаров, впервые продал больше электромобилей, чем автомобилей на ископаемом топливе. Сборочный конвейер Z.D. на одном из трех заводов в Китае.

Фото: Матьяж Кривиц/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

В богатой нефтью Норвегии люди думают о необходимости восполнять природные ресурсы, а не только эксплуатировать их. Ужин на конференции Zero CO2 Maritime в Бергене, где определяется будущее чистого мира.
Берген, Норвегия, 2018

Фото: Матьяж Кривиц/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

Вид на утренний смог в сильно загрязненном городе Харбине. В настоящее время на дорогах Китая около 120 миллионов автомобилей. Министерство промышленности и информационных технологий прогнозирует, что к 2020 году их количество увеличится еще на 80 миллионов. Из-за развитой промышленности и слишком большого количества угольных электростанций большинство крупных городов в Китае сильно загрязнено.

Фото: Матьяж Кривиц/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

Северные олени убегают от аркана. Летняя стоянка Тэвлиных, ХМАО, 2018

Фото: Игорь Терешков/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

Нефтяной шлам. ХМАО, 2018

Фото: Игорь Терешков/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

Нефтяные трубы, присыпанные песком. ХМАО, 2018

Фото: Игорь Терешков/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

Женщины в традиционных одеждах хантов. Русскинская, ХМАО, 2018

Фото: Игорь Терешков/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

Тамара в комнате для гостей

Фото: Натела Григалашвили/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

Одна из аджарских деревень на летних пастбищах

Фото: Натела Григалашвили/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

Мать и дочь во время пастьбы

Фото: Натела Григалашвили/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

Лечение солнечных ожогов домашними средствами

Фото: Натела Григалашвили/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

Летний фестиваль

Фото: Натела Григалашвили/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

Нелегальные мигранты в ожидании транспорта на восточной границе Ирана. Июль 2018

Фото: Энаят Асади/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

После 12 часов ходьбы 300 беженцев прибыли в Иран. Иранская полиция пытается бороться с нелегальной миграцией и контрабандой, но иногда помогает беженцам. Июль 2018

Фото: Энаят Асади/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

Временный лагерь на дороге. Июль 2017

Фото: Энаят Асади/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

Семнадцатилетний Мохаммад Асеф, беженец из Мазари-Шарифа, арестованный пограничной полицией Ирана. Август 2017

Фото: Энаят Асади/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

Александр Землянко, 63 года. Живет один. Дом был сильно поврежден во время обстрела. Село Коминтерново, Донецкая область, Украина

Фото: Валерий Мельников/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

Заброшенный дом. Деревня Коминтерново. Донецкая область, Украина

Фото: Валерий Мельников/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

Зинаида Павлова, 76 лет. Село Коминтерново, Донецкая область, Украина

Фото: Валерий Мельников/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

Руслан Пыхтин, семь лет, в доме недалеко от линии фронта, окраина Донецка, Украина

Фото: Валерий Мельников/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

Василий Фесько, 73 года, полностью слепой, один из последних жителей прифронтового села Саханка. Саханка — село на юге Донецкой области, которое находится на линии фронта. До конфликта на Донбассе здесь проживало более тысячи человек, а сейчас население резко сократилось. Донбасс, Украина

Фото: Валерий Мельников/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

Ахмед (65 лет) прошел около 50 километров, неся на спине свою мать Фатему (90 лет). Чтобы добраться до Бангладеш, им потребовалось несколько дней

Фото: Мохаммед Ракибул Хасан/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

Нурджахан Бегум (90 лет) шла пять дней в Бангладеш из Бутидауна, Мьянма, пытаясь избежать этнической чистки

Фото: Мохаммед Ракибул Хасан/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

Родители с детьми истощены без нормального питания и воды. Они шли пешком из Мьянмы в Бангладеш

Фото: Мохаммед Ракибул Хасан/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

Около четырехсот тысяч беженцев рохинджа проникли в Бангладеш через сухопутные и водные границы. Многие стоят возле дорог, пытаясь найти еду, воду и деньги

Фото: Мохаммед Ракибул Хасан/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

Лайджа Хатун (90 лет), беженка рохинджа, скорбит по своим четырем погибшим родственникам, ставшим жертвами этнической чистки

Фото: Мохаммед Ракибул Хасан/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

Герои проекта «В поисках островов» селятся на берегах Волги, часто в литературе называемой Волгой-матушкой и имеющей символическое значение в русской культуре. Самая длинная река в Европе стала одним из моих героев, обозначая символический путь к свободе. С помощью панорамных снимков я рисую линию реки, фотографируя вдоль течения от истока до устья. С помощью исследований и «сарафанного радио» я нахожу своих персонажей — тех, кто решил начать все с начала

Фото: Оксана Юшко/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

Любовь Вилянская и ее сын Лев возвращаются домой на остров Юршинский.
Ее муж Алексей с детства мечтал жить около воды и ходить под парусами. Любовь и Алексей считают, что жизнь ближе к природе помогает им воспитывать здоровых и умных детей. Но они не просто хотели уехать из города и жить на природе. Они стремятся к совершенно новому качеству жизни, учатся на своих ошибках и становятся еще большими оптимистами

Фото: Оксана Юшко/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

Роман играет дома с детьми Рамиром и Мирой. Вместе с женой Юлией они переехали несколько лет назад из Казани в экопоселение Лесная Поляна в Марий Эл. Пока другие строят карьеру в больших городах, у Романа и Юли — другие предпочтения. Они выбрали свой путь — жить среди природы, растить детей вдалеке от города. Роман делает экоигрушки из дерева и учит этому сына. Юля — модельер, она шьет одежду из льна

Фото: Оксана Юшко/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

Олеся Мозолевская и ее муж Александр, московские юристы, представители среднего класса, переехали на Волгу несколько лет назад. Они были полностью очарованы людьми, которых встретили в деревне, и тем, как много знаний те хранят о жизни в прошлом, о традициях и верованиях. «Жизнь здесь почти не изменилась. Люди могут строить дома как и сто лет назад, они много знают о ремеслах. Мы хотим сохранить эти знания»

Фото: Оксана Юшко/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

Несколько лет назад Михаил Бажан купил 15 гектаров незастроенной земли под Тверью. У Михаила и его жены Валерии был собственный дом, машина и стабильный доход, но они не получали удовольствия от жизни в городе, не видели будущего для себя. Постоянный «день сурка», суета и неуверенность в завтрашнем дне привели к тому, что Михаил уволился с работы, продал все, что имел, и начал строить дом на их новой земле, смотря ролики на YouTube

Фото: Оксана Юшко/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

Пинарита Ревтова гуляет по кокосовым плантациям в окрестностях Тоборочи

Фото: Мария Плотникова/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

Сестры Енафа, Соломония и Пинарита

Фото: Мария Плотникова/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

Старовер Федор Ануфриев успел пожить в трех странах. Родился в Китае, куда староверы бежали от коммунистов после гражданской войны в России. Затем, после Второй мировой войны, из коммунистического Китая они бежали от преследований в Бразилию, а оттуда в числе первых переселенцев в Боливию

Фото: Мария Плотникова/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

В Тоборочи живут семьи Ануфриевых, Ревтовых, Мурачевых, Калугиновых, Куликовых, Анфилофиевых и Зайцевых

Фото: Мария Плотникова/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

В окрестностях Тоборочи нет асфальтированных дорог

Фото: Мария Плотникова/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

Виктор позирует у своего дома.

Фото: Евгения Жуланова/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

Виктор позирует во дворе своего дома и поет:
 «Бескозырка белая, в полоску воротник. Пионеры смелые спросили напрямик: “С какого, парень, года, с какого парохода и на каких морях ты побывал, моряк?”»

Фото: Евгения Жуланова/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

Виктор позирует в центре города Кирова. 
«Гольфы купил на рынке, штаны в секонд-хенде, курточка женская, но она была бесплатная, взял на всякий случай. А когда у меня появились бусы, то взял скрипку, — и пожалуйста, по улице уже идет Страдивари. Я стараюсь фантазировать и никогда не делаю копий, но мои костюмы могут напоминать каких-нибудь персонажей».

Фото: Евгения Жуланова/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

Виктор позирует на остановке, с которой он ездит в центр города.
 «По телевизору часто звучит слово “лауреат”. Лауреат Нобелевской премии, лауреат конкурса народного и вообще лауреат. Идет лауреат по улице и выглядит так же как все — как шоферы или механики. А лауреат и в толпе должен выглядеть как лауреат. Вот я и собрал наряд, который назвал “Лауреат”»

Фото: Евгения Жуланова/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0

Виктор позирует на своей улице. «Пиджак мне подарили в секонд-хенде, чтобы я изготовил какой-нибудь наряд. И я сделал костюм итальянского бандита и шпиона с хохолком»

Фото: Евгения Жуланова/фотоконкурс "Прямой Взгляд"
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: