Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Фото: ГУ МЧС РФ по Красноярскому краю/ТАСС

19 октября в Курагинском районе Красноярского края на золотодобывающем прииске обрушилось пять временных дамб. Вода реки Сейбы затопила два общежития-барака, где спали вахтовики. Погибло 17 человек, еще трое числятся пропавшими без вести, но надежды найти людей живыми уже нет. За месяц до трагедии местные жители пытались достучаться до властей и остановить варварскую добычу золота на сибирских реках. Их не услышали

Электрогазосварщик прииска Тимофей Тимохин вспоминает, что вода начала прибывать в два часа ночи по красноярскому времени (по последним данным ГУ МЧС России, полный прорыв дамбы произошел в шесть утра). Многим золотодобытчикам спасло жизнь то, что накануне вечером выключили свет — поставили на ремонт высоковольтку.

— Вода — проводник тока, меня бы уже точно не было в живых, — вспоминает Тимохин. — Я вышел на улицу около двух часов. Слышу гул воды, потом смотрю: она приближается… Заскочил обратно, разбудил деда-соседа. Рванули на улицу, вода была уже везде. Нас подхватило и понесло. Меня несколько раз накрывало ледяной волной. Общежитие поплыло, как лодка, пару раз притормаживало, но после третьей волны разлетелось в щепки. Когда доплыл до суши, огляделся — деда уже не было. Мимо несло течением мужчину, я успел его подхватить и затянуть на остров в потоке. Тут на нас полетели бревна, и мы побежали, чтобы не раздавило. Пока бежали, услышали, как рядом еще человек тонет, начали его вытаскивать. Нас опять всех течением подхватило и вынесло на берег. Мы выбрались, шли на свет трактора — так и спаслись.

Тимофею 32 года, он из районного центра, поселка Курагино. Попал на прииск, как и многие, — предложили подзаработать. От дома недалеко, всего 110 километров. Деньги нужны, у семьи двое детей, недавний кредит на строительство дома. Можно сказать, что Тимофею повезло: у него только синяки, рваные раны и ушибы, худшее — перелом левой руки.

Только на следующий день после аварии выяснилось, что до прорыва последней дамбы каскадом рванули еще четыре временные плотины выше по течению. Прорыв произошел на самой верхней части, а уже затем по цепочке из-за силы двигающегося потока разрушились остальные дамбы. Сразу же после трагедии власти Красноярского края заявили, что все плотины возводились кустарным способом с нарушением технологических норм и не были официально зарегистрированы.

Вода пришла ночью

Спастись успели в основном те, кто не спал. Очевидцы вспоминают нарастающий шум воды и грохот, перед тем как мощный поток из глины, камней и грязи устремился вниз. Волны высотой до пяти метров сгребали и переворачивали деревянные общежития, словно карточные домики.

Сколько именно человек было в поселке и сколько смогли убежать, точно непонятно до сих пор. Власти района и МЧС утверждают, что в двух общежитиях, смытых потоком, находилось 80 человек, а всего в поселке жили 174 человека. Журналист Марина Хайруллина, оказавшаяся в поселке вместе с первыми спасателями, сказала «Таким делам», что в общежитии были нелегальные рабочие из Узбекистана, но их имен нет ни в списках погибших, ни в списках пострадавших. Передачу «Андрей Малахов. Прямой эфир», где Хайруллина также говорила об этом, сняли с эфира в европейской части России и удалили с официального сайта ВГТРК. В ходе передачи коллега Хайруллиной также упоминал, что многие жители поселка не вставали на учет и не заключали трудовые договоры, а у некоторых совсем не было документов.

Красноярский край. На месте прорыва дамбы на реке Сейбе в районе поселка Щетинкино в Курагинском районеФото: Пресс-служба губернатора Красноярского края/ТАСС

Родственники многих старателей не знали, куда именно те уехали на вахту. После трагедии родные бросились выяснять, но дозвониться в Щетинкино не так-то просто: в поселке работает только один мобильный оператор, да и то не везде. В самом лагере старателей поймать связь можно вообще в одном-единственном месте. Среди родственников погибших даже пошли слухи, что связь блокируют специально, чтобы скрыть правдивую информацию о числе жертв. Глава поселка Щетинкино Валерий Щекалев уверяет, что такого не может быть. К слову, уже на второй день на месте трагедии заработали все сотовые операторы региона.

Представители «Сибзолота» — владельца прииска — до сих пор не комментируют, что произошло на их предприятии. Компания только опубликовала список погибших и пострадавших: из 44 человек, получивших травмы, 9 до сих пор находятся в больнице. Еще несколько дней после аварии, пока на это не обратили внимание журналисты, на главной странице сайта висело объявление о наборе новых сотрудников с обещанием отличных условий работы.

21 октября суд на два месяца заключил в СИЗО гендиректора компании «Сисим» (входит в холдинг «Сибзолото») Максима Ковалькова, начальника участка Андрея Еганова и горного мастера Евгения Александрова. Региональный следственный комитет заявил, что сотрудники компании попытались воспрепятствовать следствию: вечером в день прорыва хотели вывезти из офиса финансовые документы и системные блоки. Еганов полностью признал вину и выразил желание сотрудничать со следствием. Ковальков и Александров свою вину не признают.

По последним официальным данным, в результате прорыва дамбы на Сейбе погибло 17 человек, судьба троих все еще неизвестна. Поиски продолжаются.

Спасательные работыФото: ГУ МЧС РФ по Красноярскому краю

Чтобы снизить уровень воды в реке Сисим (Сейба — правый приток Сисима), сотрудники МЧС построили временные дамбы и отсекли заводи от основного русла. После осушения участка обнаружили еще два тела — сначала речь шла о пятнадцати жертвах. По словам Алены Алексишиной, замначальника пресс-службы ГУ МЧС России по Красноярскому краю, спасатели и сейчас продолжают возведение временных дамб. В поиске участвуют беспилотники, водолазы и кинологические группы, но ночью температура опускается ниже восьми градусов, и шансов найти людей живыми все меньше.

На месте прорыва дамбы спасатели обнаружили сейф с 18 килограммами золота. Следствие хочет арестовать найденное золото, чтобы позже за его счет возместить исковые требования потерпевших. Кроме того, Россия выплатит семьям погибших по миллиону рублей, а правительство края пообещало семьям 20 пострадавших от 50 до 500 тысяч, а семьям всех погибших, независимо от региона проживания, также до миллиона рублей.

Бесконтрольная земля

В тот день на юге края резко похолодало, выпал снег. О трагедии в окрестных деревнях узнали только к обеду. Жители самого Щетинкина поняли, что произошло, и того позже — отсюда до места прорыва 17 километров. Ко второй половине дня по трассе стали носиться туда-сюда машины МЧС и полиции, а над поселком зависло сразу несколько вертолетов.

— Мимо меня пронеслось три машины МЧС, затем еще четыре полицейские, «Газель» следственного комитета, потом несколько скорых. Я решил, что это учения, никогда здесь такого не было. У нас довольно пустынная дорога, она хоть и идет на Красноярск, но наполовину гравийка, 200 километров едешь как по стиральной доске, — рассказывает Игорь, водитель-частник. — Потом жена позвонила: племянник на связь не выходит, а он ведь к старателям недавно устроился. Занервничал, но деваться некуда, я же в рейсе был. Пока доехал до дома, до племянника дозвонились. Он не пострадал, ночевал в домике выше.

Красноярский край. На месте прорыва дамбы на реке Сейбе в районе поселка Щетинкино в Курагинском районеФото: Пресс-служба губернатора Красноярского края/ТАСС

Игорь ходит по маршруту Курагино — Красноярск дважды в день. Общественного транспорта здесь нет, добраться до сел и деревень можно только поездом — деревни стоят как раз вдоль железной дороги. Но в остальное время приходится вызывать частников.

Трагедия коснулась в поселке почти каждого. «Мне дочка из Лесосибирска позвонила: “Мама, вас эвакуируют?” Я сначала ничего не поняла. Потом оказалось, что такая беда. Ближе к обеду сына отправили на перевозку бригад МЧС от прорыва до поселка. Он до сих пор там, даже пообедать некогда», — рассказывает местная жительница.

Глава поселка Владимир Щекалев мрачнее тучи, усталый и взъерошенный. Приехал из аварийного лагеря только что, а всего на дамбе провел уже трое суток. Сейчас у него всего 15 минут, чтобы переодеться и перекусить.

— Людей ищут?

— Ищут, радиус увеличили до 30 километров вниз по реке: тяжелая техника, собаки, вертолеты. Спасатели обещают, что будут искать до последнего. Но надежды мало, точнее, ее почти нет. Они же все оказались в ледяной воде, раздетые. А тут еще снег и похолодание, ночью минус восемь было. Когда первых вытаскивали, они на руках умирали. Двоих вынесли одновременно, они как ледышки. Одного не довезли, второй выжил.

— Вы как считаете, в чем причина трагедии?

— Конечно, халатность, тут и говорить нечего. Но и природа «помогла». Несколько дней до этого стоял хороший «плюс» — это вообще аномалия для наших мест. А в пятницу вечером пошел дождь, температура резко опустилась, и ночью рвануло.

Спасательные работыФото: ГУ МЧС РФ по Красноярскому краю/ТАСС

— А вы до этого видели, где и как работают старатели?

— Да вы что! У них там кордоны выставлены, своя полиция, служба безопасности, охрана. Туда и близко никого не подпустят, только по пропускам.

— Государство в государстве, что ли?

— Типа того.

Глава Курагинского района Владимир Дутченко тоже говорил журналистам, что не имеет никаких полномочий относительно природных недр в собственном районе. Все это, согласно российскому законодательству, находится в ведении федеральной власти.

Тайгу вырубили, реки отравили 

Спасатели подтверждают: списывать трагедию только на природную случайность нельзя. Домики старателей стояли прямо в русле реки ниже по течению. У кустарных дамб не было оборудовано никаких сливных труб — рано или поздно отстойники в любом случае переполнились бы и затопили бы все вокруг.

Самодельная дамба для промывки золота вообще устроена очень примитивно. Река преграждается временной плотиной, превращаясь в пруд-отстойник. От получившегося водоема в разные стороны роют каналы-ответвления, где затем пытаются осаждать частицы золота. После возведения плотины вернуть реку в прежнее русло практически невозможно.

Варварский способ золотодобычи наносит серьезный урон природе и запрещен практически во всех странах мира, говорят в российской экологической коалиции «Реки без границ». При этом добыть много золота таким способом удается редко. Поэтому старатели перекапывают все вокруг, вскрывают каждый ручеек и селятся, как правило, как можно ближе к месту промысла.

В некоторых случаях нелегальные добытчики используют запрещенный, крайне токсичный метод — вымывают песок с ртутью, получая концентрат с примесью драгоценного металла, затем выпаривают ртуть и собирают осадок из чистого золота. В опубликованном фрагменте удаленной передачи «Прямой эфир» на канале «Россия 1» эксперты обсуждали результаты исследования воды на месте трагедии — проба из реки Сейбы также показала превышение нормы ртути.

На варварскую добычу золота жители Курагинского района пожаловались еще около месяца назад в видеообращении к президенту России Владимиру Путину. Сотни человек из Курагинского и Каратузского районов края встали на берегу Казыра, одной из самых чистых рек региона, и рассказали, что уже сейчас из-за нелегальной добычи вода в деревнях течет мутная, исчезает рыба, загрязняются подземные источники.

После видеообращения в южные районы Красноярского края приехали краевые власти во главе с министром экологии и рационального природопользования края Павлом Корчашкиным. Людей выслушали, пообещали все проверить и разобраться, развернулись и уехали.

— Нас травят! Мы уже зафиксировали использование химикатов на точках добычи золота, — говорит после аварии один из членов инициативной группы, житель деревни Петропавловка Илья Хряков. — Мы выезжали на ручей Дремучка — это приток Казыра, где впервые началась добыча рассыпного золота в этом году. Старатели нас пропустили, но работы тут же прекратили. Пока мы ходили, у одного запершило в горле, второго затошнило. Позже добыли документы, выяснили, что лицензия выдана все той же компании «Сибзолото», но только на проведение разведки. А там уже вовсю золото моют.

Активисты считают, что местная власть от проблем самоустранилась, а до краевой не докричаться. Недовольство золотодобычей только нарастает.

— Когда случилась беда на Сейбе, мы поняли, что нужно продолжать начатое. Нельзя больше нас убивать, — говорит Хряков. — Люди в районе очень сильно взволнованы. Только и говорят о том, что творят золотари. Начиная с этих выходных мы будем каждую неделю проводить собрания в населенных пунктах, рассказывать, что происходит, а затем проведем народный референдум. Честно, мы думаем в том числе о том, как не дать народу взяться за вилы.

Беспечность и безнаказанность

Главной причиной конфликта и экологи, и геологи, и общественники называют новые правила, упрощающие добычу полезных ископаемых. С ноября 2016 года, чтобы получить лицензию на разведку, а после и добычу (более чем в 90 процентах случаев это добыча именно золота), компании достаточно иметь 10 тысяч рублей уставного капитала и примерно миллион рублей для начала работ. А это значит, что вскрывать реки и выгребать оттуда золото могут мелкие фирмы, за которыми довольно сложно уследить. У малых фирм в штате часто нет экологов, специализированной техники, и для них слишком дорого проводить рекультивацию земли после своих работ. Кроме того, они не всегда точно следуют лицензии — инициативная группа курагинцев уже зафиксировала, что там, где документы выданы на разведку, сегодня фактически ведется добыча.

— Действительно, приказ Минприроды России № 583 ввел упрощенный, заявительный порядок получения лицензий на разведку и добычу полезных ископаемых, — поясняет Александр Колотов, координатор российской экологической коалиции «Реки без границ». В Гринписе его называют ключевым экспертом по теме золотодобычи. — Теперь, не имея практически ничего за душой, просто оформив ИП, собрав пакет документов, вы приходите и получаете тот участок, который вам нравится и на котором нет ограничений по видам использования. И у госоргана нет оснований не выдать вам эту лицензию. Раньше требования были жестче, пакет документов шире и реально лицензии получали только крупные предприятия.

Генеральный директор золотодобывающей артели «Сисим» Максим Ковальков, обвиняемый по делу о гибели людей при прорыве дамб 19 октября в районе поселка Щетинкино в Красноярском крае, во время рассмотрения ходатайства о его аресте в Железнодорожном районном судеФото: Андрей Мармышев/ТАСС

Эколог считает, что Минприроды выпустило ведомственный приказ, потому что через Госдуму не прошел законопроект о вольном приносе золота — против него выступали не только природозащитные организации, но и силовые структуры.

В феврале 2018 года, перед началом нового сезона золотодобычи в Красноярском крае, Колотов с коллегами изучили реестр предприятий, получивших лицензии на добычу золота по всем регионам России. Только в Красноярском крае там было 469 записей. Даже крупные компании состоят из множества слабо скоординированных артелей. Например, «Сибзолото», входящее в топ-20 золотодобывающих компаний России, объединяло четыре компании: ООО «Сисим», ООО «Артель старателей Ангара-Север», ООО «Артель старателей Хакасия», ООО «Артель старателей Июсская».

— Выдавая лицензии, Роснедра не проводят никакой предварительной оценки, как скажется добыча на той или иной территории. Не спрашивают мнения местных жителей, даже в известность не ставят, они случайно узнают.

Это такая оккупация в мирное время, я считаю

Золотодобыча велась на реках Курагинского района весь XX век. Но в меньшем масштабе и иначе — крупными компаниями, не рассыпного, а рудного золота. Эта добыча тоже вредная, но воздействие на природу локально, а золота с одного месторождения добывают гораздо больше: не килограммы, а тонны. Для мелких компаний рассыпная добыча доступнее, но, чтобы собрать больше золота, им приходится перемывать очень много песка и для этого использовать большие объемы воды. Экосистеме это наносит колоссальный ущерб, говорит Колотов.

В централизованной добыче на рудниках было другое важное преимущество: благодаря большим компаниям в местных поселках теплилась жизнь. Например, в селе Чибижек, чуть южнее места, где произошла трагедия, мыли золото еще 80 лет назад: спускались в шахты и вели добычу рудного металла промышленным способом. Большинство местных жителей работали на руднике, платили прилично. Село развивалось, работали школа, больница и детский сад. Сюда активно ехали: вокруг тайга и девственная природа, рядом туристическая Мекка — Чинжебский водопад, где вода ниспадает с 30-метровой высоты.

Сейчас шахты рудника полностью затоплены, а кустарная добыча золота не создает постоянных рабочих мест. За последние три года из Чибижека выехало практически все население, школу и больницу закрыли еще раньше. Реки загрязнились настолько, что там не осталось рыбы. Кустарным способом золото намывают уже практически вплотную к заброшенным огородам, и о чистоте добычи старатели не беспокоятся. Похожая судьба ждет остальные поселки юга Красноярского края, считают экологи.

На месте прорыва дамбы на реке Сейба в районе поселка Щетинкино в Курагинском районеФото: ГУ МЧС РФ по Красноярскому краю

В 2018 году независимый мониторинг показал загрязнение рек Сисим и Сейба в общей сложности на 240 километрах. Всего экологи насчитали не меньше шести случаев загрязнения Сисима от разных участков золотодобычи, последний — в сентябре 2018 года.

— Все эти случаи мы направили в Росприроднадзор по Красноярскому краю, но, к сожалению, там отказались выезжать по нашим сообщениям, — говорит Колотов. — Последние три года золотодобытчики в привилегированном положении и считают, что делать можно все что угодно. Я думаю, одна из причин того, что произошло, — это беспечность и безнаказанность.

****

У жительницы Щетинкина Надежды останавливаются те, кто не может уехать, отстал от попутчиков или ждет поезда. Квартирка на первом этаже, над дверью висит букет рябины — от сглаза. Две комнаты, небольшая кухня и кладовка с умывальником и ведром. Удобства на улице.

В поселке Надежда уже 40 лет, всю жизнь проработала на железнодорожной станции. Помнит времена, когда поселок был живым: много детворы, молодежи. Сейчас пересчитывает односельчан по пальцам. Квартиры пустуют через одну. Единственное культурное учреждение в поселке — библиотека, но работает только по субботам. Дверь в библиотеку рядом с квартирой Надежды — она же ее и открывает, когда приходят читатели.

— Знаете, какой хлеб у нас раньше пекли, закачаешься! И пекарня была, и клуб, и больница. Леса, полные грибов и ягод, вот тут, прямо за железкой. Зарплаты приличные, железная дорога хорошо вкладывалась, дома ремонтировала. Сейчас мы не живем, а доживаем, ближайшая больница за 100 километров. Транспорт ходит редко. Была бы возможность, уехала бы, но некуда и не на что.

Баннер у офиса холдинга «Сибзолото» на улице 26 Бакинских Комиссаров. В холдинг «Сибзолото» входит компания ООО «Сисим», дамбу которой прорвало в Красноярском краеФото: Андрей Самсонов/ТАСС

А старателей этих мне жалко, они не от хорошей жизни сюда ехали. У нас это золото моют уже лет 20 точно. Все им мало. Мы же на золоте живем, вот прямо под ногами оно.

Смотрю вниз, но прямо под ногами — холодный деревянный пол, аккуратно застеленный половичками. Надежда ведет меня к окну. Оттуда видно, как прямо у железнодорожных путей зияют отстойники: новые русла копают уже практически возле поселка.

— Не обидно, что прямо у вас под носом добывают золото и увозят?

— Нисколько. Пусть копают, если им надо, мне оно даром не нужно. Были бы внуки здоровы, ничего больше не надо.

Редактор — Владимир Шведов

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Помогаем

Учить нельзя отказать. Поставьте запятую Собрано 1 719 487 r Нужно 1 898 320 r
Гринпис: борьба с лесными пожарами Собрано 1 019 056 r Нужно 1 198 780 r
Помощь детям, проходящим лучевую терапию Собрано 2 026 665 r Нужно 2 622 000 r
Консультационная служба для бездомных Собрано 960 871 r Нужно 1 300 660 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 3 212 673 r Нужно 7 970 975 r
Хоспис для молодых взрослых Собрано 2 449 541 r Нужно 10 004 686 r
Всего собрано
902 951 588 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Красноярский край. Сотрудники МЧС РФ на месте прорыва дамбы на реке Сейба в районе поселка Щетинкино в Курагинском районе. В результате ЧС погибли люди.

Фото: ГУ МЧС РФ по Красноярскому краю/ТАСС
0 из 0

Красноярский край. На месте прорыва дамбы на реке Сейбе в районе поселка Щетинкино в Курагинском районе

Фото: Пресс-служба губернатора Красноярского края/ТАСС
0 из 0

Спасательные работы

Фото: ГУ МЧС РФ по Красноярскому краю
0 из 0

Красноярский край. На месте прорыва дамбы на реке Сейбе в районе поселка Щетинкино в Курагинском районе

Фото: Пресс-служба губернатора Красноярского края/ТАСС
0 из 0

Спасательные работы

Фото: ГУ МЧС РФ по Красноярскому краю/ТАСС
0 из 0

Генеральный директор золотодобывающей артели «Сисим» Максим Ковальков, обвиняемый по делу о гибели людей при прорыве дамб 19 октября в районе поселка Щетинкино в Красноярском крае, во время рассмотрения ходатайства о его аресте в Железнодорожном районном суде

Фото: Андрей Мармышев/ТАСС
0 из 0

На месте прорыва дамбы на реке Сейба в районе поселка Щетинкино в Курагинском районе

Фото: ГУ МЧС РФ по Красноярскому краю
0 из 0

Баннер у офиса холдинга «Сибзолото» на улице 26 Бакинских Комиссаров. В холдинг «Сибзолото» входит компания ООО «Сисим», дамбу которой прорвало в Красноярском крае

Фото: Андрей Самсонов/ТАСС
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: