Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«А давай меняться?»

Иллюстратор: Наталья Ямщикова
Иллюстрация: Наталья Ямщикова для ТД

Маленький ребенок не знает, кто он: девочка или мальчик. Об этом ему рассказывают родители. Но иногда дети сами решают, кем им быть

«В восемь лет с Веркой случилось раннее половое созревание. С этим вопросом мы наблюдались у детского эндокринолога: медицинские показатели в норме. Но в ответ на появившиеся грудь и менструацию дочка стала называть себя мальчиком. В ней и раньше было мало девчачьего. Она ассоциировала себя не с принцессами, даже с такой современной и независимой, как героиня мультфильма “Храбрая сердцем”, а с мужскими персонажами, причем отрицательными: сначала с Карлсоном, позже с Дартом Вейдером», — рассказывает Татьяна из Нижнего Новгорода, мама тринадцатилетней Веры.

«Ты кто?»

По словам мамы, в пять лет Вера отказалась носить платья. На короткий период исключение сделала для школьной формы, но уже с середины второго класса надеть платье стало настолько серьезной проблемой, что в отделе для мальчиков ей купили пиджак и брюки. С тех пор всю одежду покупают только там. Тогда же Вера попросила коротко ее постричь. «После этого незнакомые стали принимать Верку за мальчика. В школе одна девочка даже влюбилась в нее и когда уточнила “Ты кто: девочка или мальчик?”, Вера ответила, что мальчик», — продолжает Татьяна.

Большинство людей рождается определенного пола — мужского или женского (есть еще интерсекс-люди — с наличием признаков обоих полов, которые обнаруживаются при рождении ребенка, в период полового созревания или позже). И большинство соответствует своему биологическому полу (его еще называют акушерским) и принимает традиционные цисгендерные стереотипы. Так проще и понятнее себе и окружающим.

Но есть другой вариант. Такой, как у Веры и многих других гендерно креативных детей и подростков. Гендерной креативностью или гендерным несоответствием называют состояние человека, при котором он не вписывается в бинарную гендерную систему, то есть не отождествляет себя со стереотипным образом женщины или мужчины. В основном термин «гендерная креативность» используют в бытовой сфере, а «гендерное несоответствие» — в медицинской. В новой, одиннадцатой редакции МКБ (Международная классификация болезней и проблем, связанных со здоровьем) диагноз «гендерное несоответствие», включающий детский и взрослый подтипы, заменил устаревший диагноз «транссексуализм». Несмотря на то что «гендерное несоответствие» — официальный медицинский диагноз, это не болезнь и не психическое расстройство личности и поведения, а состояние, относящееся к сексуальному здоровью. МКБ-11 вступит в силу 1 января 2022 года, но потребуется еще много лет для полного перехода на МКБ-11 во всем мире.

В отличие от гендерного несоответствия, гендерная креативность не является синонимом трансгендерности. Она может проявляться только во внешнем самовыражении или во внутреннем самоощущении без непременного стремления совершить трансгендерный переход. Но главное то, как сам человек себя называет. Если кто-то назвал себя гендерно креативным, сказал о себе «я мужчина», «я женщина» или как-то еще, окружающие должны с этим считаться.

Основным во внутреннем гендерном конфликте становится желание изменить себя. Достигший половой зрелости человек может пройти гормональную терапию и/или хирургические операции по коррекции внешности, которые уменьшат несоответствие пола и гендера. Детям же остается переход социальный, то есть самовыражение гендера через внешний вид. Ребенок может просить купить ему соответствующие одежду и игрушки, говорить о себе в другом грамматическом роде и придумать себе новое имя, выбирать кросс-гендерные роли в играх.

Мягкий Руслан и сильная Лана

«В детстве родители, бабушка и два старших брата называли меня то Русланом, то Ланой. Я был похож на девочку, и лет до семи люди на улице говорили маме: “Какая у вас красивая дочь!” Я обожал трансформеров, носился по гаражам, пробирался через забор в зоопарк, а на следующий день устраивал чаепитие с куклами, шил им наряды», — рассказывает тридцатилетний Руслан.

Демонстрировать кросс-гендерное поведение могут дети в возрасте от двух лет. В период пубертата, особенно раннего (примерно в восемь лет у девочек и в девять у мальчиков), некоторые дети могут перестать идентифицировать себя с изменившимся телом. Ни то ни другое не свидетельствует о непременном гендерном несоответствии. «Все женщины, как и все мужчины, разные. Настолько, что разница между двумя женщинами может быть больше, чем между женщиной и мужчиной. Для ребенка естественно экспериментировать с ролями и образами, просто чтобы “пощупать”, какая роль ему подойдет», — говорит психолог и психоаналитик Анастасия Рубцова.

Иллюстрация: Наталья Ямщикова для ТД

В восемнадцать лет Руслан познакомился с компанией, где было несколько трансгендерных женщин. «Они не признавали во мне парня, для них я был Ланой. Я перестал использовать мужское имя, создал образ травести Ланы Кортес, носил корсеты с открытой грудью, сапоги на платформе высотой 15 сантиметров, безумный макияж. И в таком виде — в метро, по городу.

Через несколько лет я подал заявку в программу “Страшно красивые” на “Муз-ТВ”, там участникам делали пластические операции. Я хотел изменить в себе все: нос, уши, лоб, увеличить грудь. Меня позвали на кастинг в Москву. Но когда приблизился к этой возможности, желание вдруг пропало. После кастинга я коротко постригся, перестал брить щетину, ушел из травести, избавился от всех женских вещей и имени Лана».

Анастасия Рубцова говорит, что эксперименты с внешностью и сексуальностью, которые происходят в подростковости, могут пройти бесследно после 22—25 лет. И рекомендует отложить до этого возраста решения по коррекции пола, гормональной терапии, смене документов.

После возвращения к мужскому образу Руслан стал ходить к психотерапевту и с его помощью сделал для себя важное открытие: «Я создал образ Ланы в ответ на агрессию внешнего мира. В школе я был аутсайдером, меня обзывали и били, однажды толкнули под машину — и колесом мне сломало стопу. А женственная часть меня была очень сильной, волевой, способной защититься и защитить меня. Наверное, можно сказать, что во мне сочетались “мягкий, женственный Руслан” и “сильная Лана”. Сейчас я — только Руслан».

С одной стороны, половое нетипичное поведение достаточно распространено среди детей и запреты приведут лишь к тому, что ребенок испугается и запомнит, что прилюдно делать так не стоит. С другой — «сильная внутренняя потребность прорастет сквозь любые запреты, — уверена Анастасия Рубцова. — И если мальчик хочет играть в куклы, он сделает их сам из бумаги, деталек LEGO, носовых платков».

Кулаки и пальчики

Часто при несовпадении биологического пола и гендерной идентичности человек испытывает гендерную дисфорию — сильный дискомфорт, даже страдания, вызванные этим несовпадением. Это повод отвести ребенка к специалисту. Не для того, чтобы «вылечить» его непохожесть на других, а чтобы ребенку стало комфортно не только в собственном теле, но и в окружающей его социальной среде. Гендерно креативные дети чаще других становятся жертвами стигматизации, вербального и физического насилия со стороны сверстников и взрослых. Это способствует снижению уровня самооценки и увеличению риска тревожного, депрессивного и других психических расстройств, а также самоубийства. Поэтому они нуждаются в поддержке близких и, при необходимости, психологов или психотерапевтов.

Не реже чем гендерно креативные дети и подростки, дискомфорт испытывают их родители. Причина — в неоправдавшихся ожиданиях. Это видно на примере исследования, о котором социолог Энтони Гидденс рассказывает в своей книге «Социология». Наблюдая за новорожденными внуками в роддоме, бабушки и дедушки по-разному интерпретируют их одинаковое поведение. Когда плачет мальчик, значит, он пробует силу своих легких и ему это полезно. Если заплакала девочка, ей срочно нужна какая-то помощь. Мальчик сжимает кулачок — у него боксерские задатки, девочка — все умиляются, какие у нее маленькие пальчики. Более того, еще до рождения было понятно, кто родится: мальчик в животе «толкался и пинался», а девочка «вела себя так тихо».

Ошибочно заявлять, что человек рождается мальчиком или девочкой, исходя из его поведения и формы гениталий. Так же как выстраивать социальные ожидания и представления о дальнейшей жизни младенца на основании его акушерского пола. Примерно до двух лет ребенок не знает, мальчик он или девочка и что это вообще значит. Это ему объясняют родители или другие взрослые, которые воспитывают ребенка. Однако даже у продвинутых в плане гендерного разнообразия родителей есть вопросы.

«Мы с раннего детства не растили Веру как традиционную девочку, в розовых рюшечках и бантах. Смею надеяться, что она росла в условиях адекватного феминизма. Например, придерживала дверь перед мужчинами, чем очень их удивляла, и помогала двоюродному брату таскать тяжелый велосипед. Я всегда говорила ей, что каждый может носить одежду любого цвета, потому что у цвета нет пола. Мы не покупали какие-то особые игрушки и книги “для девочек”. Куклами она никогда не интересовалась. Первого пупса мы купили уже перед школой. Но скорее это были наши с мужем просьбы “Ну давай попробуем”, чем ее желание. Верины игры с пупсом свелись к одному сценарию: много поить только для того, чтобы смотреть, как он писает (пупс был мальчиком с соответствующими первичными половыми признаками)», — рассказывает Татьяна.

Дочь или сын

Поскольку гендерное несоответствие может начаться уже в раннем детском возрасте, родители задаются вопросом: «Вдруг мой ребенок стал таким еще до рождения?»

Утверждать, возможно ли изменить будущую гендерную идентичность человека во время его внутриутробного развития (например, путем введения беременной женщине гормональных препаратов в соответствии с полом плода), невозможно. Евдокия Цветкова, врач-эндокринолог клиники Rosh и автор телеграм-канала о доказательной эндокринологии «Эндоновости», объясняет почему: «Подобные исследования не проводились, поскольку они неэтичны. Но на основании накопленных наукой данных об избыточном содержании тех или иных половых гормонов в организме беременной женщины можно предположить, что введение гормональных препаратов может привести к самопроизвольному прерыванию беременности».

В попытке понять, что же влияет на формирование гендерной идентичности, ученые из разных областей проводят исследования, предъявляют доказательства и сами же их опровергают. «Простым объяснением мог бы стать уровень половых гормонов человека. Но значимых различий между уровнями половых гормонов у цисгендерных и трансгендерных людей не выявлено», — говорит Цветкова.

Иллюстрация: Наталья Ямщикова для ТД

Вторая причина — под воздействием половых гормонов мозг плода во время внутриутробного развития формируется по так называемому мужскому или женскому типу. «В настоящее время результаты таких исследований остаются противоречивыми. А методы нейровизуализации мозга в большинстве случаев позволяют увидеть, что архитектура мозга и особенности его работы больше соответствуют гендерной идентичности человека, а не полу. Стоит оговорить, что все исследования проводились на взрослых людях или подростках, а не на детях», — уточняет Цветкова. Также вероятную роль в формировании гендерной идентичности может играть генетический фактор, то есть наследственность. Но и в этом случае неоспоримых доказательств нет, определенных генов, отвечающих за гендерное несоответствие или креативность, пока не обнаружили.

Сейчас Вере тринадцать. Она по-прежнему не носит девчачью одежду, терпеть не может свое тело, говорит о себе в мужском роде. Ее отец старается не обращать внимания, мать пытается поддерживать. «Я не критикую ее выбор, но периодически говорю, что все, что она любит делать (ходить на карате и играть на барабанах), читать, носить, может делать и девочка. Но ее такой компромисс не устраивает», — вздыхает Татьяна.

«Вообще, мне неважно, девочка она или мальчик. Я люблю дочь и хочу, чтобы она была счастлива, хотя в России, тем более не в столице, с этим сложно, сами знаете. Да, я считаю ее своей дочерью, а не сыном, — объясняет Татьяна. — Но главное, я хочу понять причину происходящего. А Вера считает, что с ней все в порядке, и отказывается идти к психологу».

Понять желание Татьяны можно, но ответов на ее просьбы до сих пор нет. Евдокия Цветкова поясняет: «Противоречивые данные исследований все чаще заставляют ученых задуматься о том, что гендерная идентичность является спектром, в котором люди могут не вписываться в бинарные характеристики мужчина/женщина». На данном этапе развития науки определенные причины гендерного несоответствия не выявлены, известно только, что они комплексные. И отделить биологические аспекты от социальной среды невозможно. Некоторые исследователи расставляют возможные причины по степени их влияния на человека: на первом месте социум, затем генетика и, наконец, семья.

Нет болезни — нет лечения

Как бы ни было обидно родителям, но в определении гендерной идентичности ребенка они играют роль второго плана. «Гендерная идентичность сформируется в любом случае, — уверена Екатерина Петрова, психолог экзистенциального направления. — Роль семьи в этом процессе сильно переоценена». Но родители оказывают влияние на самоощущение ребенка. Имеет значение, насколько в семье важна и соблюдается разница между ролями «мужчины» и «женщины», а также какое значение имеет пол ребенка. «Например, в семье хотели мальчика, а родилась девочка, и тогда ее пол — предмет разочарования. Если же родилась долгожданная девочка, ее пол — предмет гордости и радости, — говорит Анастасия Рубцова и просит избегать насилия. — Когда у плачущего мальчика вырывают куклу со словами: “Не смей играть в куклы, мальчики не играют в куклы, не смей реветь, мальчики не ревут!” — это насилие, крайне важно его не допускать».

Как бы родители ни относились к гендерной идентичности своего ребенка, скорректировать гендер, то есть «вылечить» его, невозможно. «Все, что мы получим, — избыток какого-либо из половых гормонов с соответствующей клинической картиной и побочными эффектами. И никакой “коррекции” гендера», — говорит Евдокия Цветкова.

Читайте также На грани пола   Иногда про человека нельзя понять, мужчина он или женщина  

Но самое главное — корректировать гендер не нужно. Если ребенок хочет быть человеком другого гендера — это не болезнь и не ошибка воспитания, а отличие. Любые попытки «вылечить», исправить, наказать только увеличат дистанцию между родителями и ребенком, укрепят непонимание происходящего с ним. Главное, что родители могут сделать, — понять, принять и оказать всю необходимую поддержку. «Если ребенок не вписывается в стандарт ожидаемого гендера, то взрослые пытаются исправить ребенка, а не стандарт. Негативная реакция родителей на то, что мальчик накрасил ногти или девочка хочет короткую стрижку, — это проблема родителей, — считает Екатерина Петрова. — Ребенок — это человек, и, как любой человек, он имеет право на свое тело. А взрослый имеет право на свои чувства по этому поводу, которые можно проработать на психотерапии».

Представления о гендере постепенно меняются, медленно, но все же избавляясь от стереотипности. Вместо вопроса: «Почему мальчики и девочки хотят меняться гендерными ролями?» — правильнее спросить себя, почему общество заставляет нас играть гендерные роли, несмотря на то что все люди разные.

Руслан много лет не возвращался к мыслям о своей женской сути, и теперь ему максимально комфортно в мужском теле. «Мне нравится быть тем, кто я есть. Какое-то время я считал себя бигендерным человеком, сейчас считаю себя цисгендерным мужчиной. В моем случае гендер оказался очень подвижным, и я проделал огромный путь в определении и принятия себя. Кто знает, кем я буду лет через десять».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Помогаем

Раздельный сбор во дворах Петербурга Собрано 196 467 r Нужно 341 200 r
Хоспис для молодых взрослых Собрано 5 629 409 r Нужно 10 004 686 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 4 327 867 r Нужно 7 970 975 r
Кислородное оборудование для недоношенных детей Собрано 311 187 r Нужно 1 956 000 r
Обучение общению детей, не способных говорить Собрано 105 335 r Нужно 700 000 r
Всего собрано
1 221 262 347 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Фото: Иллюстрация: Наталья Ямщикова для ТД
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: