Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Фото: Валерий Зайцев для ТД

Как появился на воде и уходит под воду речной вокзал в Череповце

Череповец — это небольшой промышленный город в Вологодской области. Завод, сталь и дымящие бетонные трубы.

Обойти Советский (бывший Воскресенский) проспект можно где-то за час. Здесь все основные исторические достопримечательности старого Череповца: Воскресенский собор, Дом-музей И. А. Милютина и речной вокзал.

«Важная историческая точка промышленно-торгового пути между севером и югом. Еще недавно здесь летали “Метеоры”, “Ракеты” и “Зори”, а сейчас пристань Череповец сохраняет дух уходящей эпохи», — вокзал попал в список Эрмитажа как одно из самых интересных мест Череповца.

В декабре зеленое здание вокзала накренилось, раздавило крышу и верхние палубы стоящего рядом теплохода. Символ речного пассажирского судоходства в Череповце сам ушел под воду.

Сторож

Старый речной вокзал находится на пересечении Шексны и Ягорбы, двух рек, на которых стоит Череповец. Чтобы его увидеть, надо обойти вокруг Соборную горку — другую городскую достопримечательность. И тогда сквозь деревья медленно будут проступать ярко-зеленые стены речного вокзала с красной крышей.

Речной вокзал
Фото: Валерий Зайцев для ТД

Издали даже кажется, что это элементы одной массивной пристани. Но если подойти ближе, становится понятно, что речной вокзал состоит из трех плавучих сооружений, или, как правильно говорить, дебаркадеров, к которым и швартовались пассажирские суда в Череповце.

Два дебаркадера — двухпалубные. Стоят вплотную друг к другу. Если ничего не знать об этом месте, то их скорее можно принять за плавучие особняки, в которых жила местная знать. Один из этих «особняков» и утонул в декабре. Слева от них стоит дебаркадер поменьше. Он однопалубный и на их фоне кажется совсем игрушечным.

Несмотря на всю красоту речного вокзала, первое, что вспоминают череповчане, — это толпы. Люди стояли либо в очереди за билетами, либо дожидались отправления «Метеора», «Зари» или «Ракеты». Так назывались скоростные пассажирские суда, которые в советское время были вместо пригородных автобусов.

«В 86-м или 87-м мы в Череповец приехали. И вокзал помню. Мы же ездили оттуда на ту сторону, — указывает на противоположный берег реки жительница Череповца Ирина, которая неторопливо прогуливалась возле речного вокзала, — и в лагерь к дочери. Толпа народу да кассы. Впритык все стояли. Мы обычно внутрь и не заходили. Билеты с улицы продавали. В очередь встал, купил билеты и тут же зашел на эту “Ракету”».

Сейчас вокруг вокзала по будням гуляет Ирина да пара местных жителей. Никаких толп уже давно нет. Уличной кассы тоже нет. Войти внутрь нельзя — здание обнесено ограждением: перешагнуть его легко, но это никому и не нужно.

Коридор в старой гостинице, организованной на речном вокзале
Фото: Валерий Зайцев для ТД
Речной вокзал
Фото: Валерий Зайцев для ТД

Из дверей самого маленького дебаркадера выходит мужчина лет семидесяти. Это Кузьмич, он охраняет речной вокзал.

«Ну что, поднимайся давай, — и показывает на узкую доску, закуривая сигарету. — Переступай через забор и сюда лезь. Только на доске аккуратнее, не упади».

Три шага по доске, придерживаясь за веревку, чтобы не свалиться. Каюта. Совсем крохотная, и втроем — мне, Кузьмичу и второму сторожу — тут становится тесно. Стол, два небольших стула, на которые наброшены одеяла, чайник. На стене висит игрушечный, размером с ладонь, автомат Калашникова и наклейка: «Не курить». Покрытый пылью и пожелтевший от времени обогреватель.

«Вот у нас печка новая, — охранник показывает на стол. — Сейчас инструкцию читаем. Газовая, инфракрасная».

Но в каюте не намного теплее, чем на улице. Охранники одеты в плотные бушлаты, в которых тяжело двигаться, но и холода почти не чувствуешь. Кузьмич коренной череповчанин, почти всю жизнь проработал на заводе. На старости лет знакомые предложили ему эту работу — на этом моменте Кузьмич вспоминает, что должен внести меня в журнал, но тут же забывает и показывает фотографии с рыбалки: «Вот я иногда рыбу тут ловлю, это сом».

Фотографировать он любит не меньше, чем рыбачить, но основная задача Кузьмича — спасать дебаркадер.

«Да уж больше шести лет сторожу его тут. Вот так и работаем. Сидим вот. Спасаем иногда. Он ведь при нас и затонул. Народу тут была туча целая. Успели помпами откачать воду. Стенки, наверное, не выдержали. Он же старый. Основание у него бетонное, но как-то вот плавал. Под нами ведь еще пять метров воды. Вот тот, что сейчас утонул, он на дно сел. Пять метров сорок сантиметров воды».

Кузьмич, шкипер в речном порту Череповца
Фото: Валерий Зайцев для ТД

Последние слова про глубину Кузьмич произносит словно приговор или неизлечимый диагноз.

«До Астрахани, Москвы и Ленинграда плавали отсюда. Тут же выход на море. А местные теплоходы — так на Вытегру, Рыбинск и Ярославль. “Ракеты”, “Метеоры” ходили. “Буревестники” были такие, ты, наверное, не видел. У него двигатель турбина, как у реактивного самолета. Много чего было интересного. Сейчас ничего нету. И не будет. А через пятьдесят лет вообще все затопит. Я вот вчера в интернете полазил. Таяние-то большое сейчас идет. Пол-Сибири затопит. Все на фиг: и Америку, и Гренландию. А нам беспокоиться нечего. Нас не затопит. Высоко мы очень находимся. Выше, чем другие страны».

Пристань

История речного вокзала Череповца начинается в феврале 1923 года, когда был подписан приказ о создании Череповецкой пристани 1-го разряда. Примерно в то же время появились и первые пассажирские дебаркадеры — их использовали как эвакуационный пункт во время Великой Отечественной войны.

 

Причал
Фото: Валерий Зайцев для ТД

 

«Во время войны и водным путем много всего переправляли. По Шексне и в Череповец. Эвакуировали на баржах и пароходах. Детей и служащих перевозили. Говорят очень часто о подвиге Череповца в качестве эвакуационного пункта через железную дорогу. Но задействован был и водный путь. Всего за 1941 год через Череповец водным путем проследовали 246 789 человек, было принято 280 барж с эвакуированными», — рассказывает Ольга Кислякова, заведующая Домом-музеем И. А. Милютина, первого городского головы (1861—1907).

Речной вокзал не относится к эпохе Милютина. Нынешние дебаркадеры появились на этом месте спустя сорок лет после его смерти. Но история вокзала и Череповецкого порта почти не изучена. Поэтому справки об этом месте делала Ольга, чей музей находится недалеко от речного вокзала.

Дебаркадер, который утонул в декабре, пригнали на это место в 50-х годах. Правильно он называется грузо-пассажирский двухдечный дебаркадер на железобетонном корпусе. Тогда же в городе строили металлургический комбинат, так что вокзал расширяли и под промышленные нужды. 4 августа 1958 года пристань переименовали в Череповецкий речной порт 1-го разряда.

У Череповецкого порта был свой флот: четыре теплохода «Заря», которые ходили на расстояния до 100 километров, «Ракеты» и «Метеоры» — до 400 километров. Теплоходы ПС ходили на близкие расстояния и развозили череповчан по дачам: дорог было немного, личный автомобиль далеко не в каждой семье, а речная переправа удобная и недорогая.

Вход на старый причал, где работала паромная переправа
Фото: Валерий Зайцев для ТД

«Чисто рейсовые ходили “Метеоры”, “Ракеты”, “Заря”. А после началось всякое. Что вот берега рушат. Вот почему “Метеоры” уже тогда запретить пытались. Они же когда проходят, берега разрушаются от волн, — говорит Кузьмич. — А наши вон, северсталевские, даже в Петрозаводске ходят. В позапрошлом году последних два наших “Метеора” забрали. Своим ходом: сели, завели и уехали. Петрозаводску надо, а нашим раздолбаям, ну я по-русски говорю, не надо ничего».

Со временем во многих семьях появился личный транспорт. Начали ходить пригородные и междугородние автобусы. Пассажирских рейсов становилось все меньше. «А сейчас это только в качестве развлекательного», — добавляет Кислякова.

«Убыточное хозяйство»

После распада Советского Союза пароходство было преобразовано в ОАО «Северо-Западное пароходство». Туда же вошел и Череповецкий порт. Пока в 1997 году не был выведен в отдельное дочернее ОАО «Череповецкий порт». Затем, в 2002 году, пассажирский флот и речной вокзал Череповца были переданы ООО «Череповецкий пассажирский порт», директором которого был судовладелец из Вологды Александр Желтов.

 

Слева: кресла ожидания на речном вокзале. Справа: каюта
Фото: Валерий Зайцев для ТД

 

Как вспоминает Александр, ему все это хозяйство досталось «убыточным» и «в плачевном состоянии».

«Потом все вывел в прибыль. Все от мэра зависело. Конечно, когда был Ставровский Михаил Сергеевич (предыдущий мэр Череповца. — Прим. ТД), все правильно было», — говорит Александр. По его мнению, Ставровский «понимал, в какую сторону Шексна-река идет и что такое судоходство», поэтому выделял деньги на поддержку речного судоходства. «Небольшая дотация была, совсем небольшая, тем не менее весь организм жил».

Жил речной вокзал до 2018 года. С причала регулярно стартовали туристические круизы и речные прогулки. Внутри маленького дебаркадера находился офис ООО «Череповецкий пассажирский порт». На втором этаже у Александра был свой кабинет. По соседству сидели бухгалтеры и другие менеджеры. Сейчас все двери закрыты. Из всех сотрудников остался только сторож Кузьмич.

Речной вокзал Желтов называет деревянным зодчеством и историческим наследием города, которое нужно сохранить. По его словам, несколько лет он прорабатывал с Череповецким музейным объединением проекты по созданию на дебаркадере плавучей картинной галереи. Но ничего этого сделать не удалось.

Остекление второго этажа
Фото: Валерий Зайцев для ТД

Особенно тяжело стало содержать речной флот после крушения теплохода «Булгария» в 2011 году — катастрофа, в которой погибло 122 человека, произошла из-за халатности экипажа. После этого происшествия начались многочисленные проверки. Желтова регулярно штрафовали за незаконную швартовку судов и за неисполнение договора водопользования.

К этому времени состояние речного вокзала уже оставляло желать лучшего. «Его пальцем ткни — и будет пробоина», — говорили сотрудники речного порта. В 2017 году один из дебаркадеров затопило. Три трюма из двадцати скрылось под водой. Все сооружение сильно наклонилось и на метр ушло под воду. Спасатели откачали из трюмов около 20 тонн воды и вернули дебаркадер на поверхность.

«Утопили»

«Зима в этом году была непростая, снега много. Он ледяной глыбой скопился на крыше дебаркадера. С южной стороны лед подтаял, а с северной нет, до сих пор висит… Кроме того, сегодня ночью ярославцы сбросили уровень воды в Рыбинском водохранилище. Из-за всего этого дебаркадер и “клюнул” на бок. Ничего с причалом не случилось, ремонта не требуется» — так прокомментировал Александр Желтов первый потоп в 2017 году.

К 2019 году долгов и штрафов у Желтова накопилось более 3 миллионов рублей, которые он не выплачивал. В итоге судебные приставы арестовали и выставили на торги имущество Желтова. В том числе и дебаркадеры. Торги прошли в апреле. Всего за 2,5 миллиона рублей дебаркадеры выкупил город и передал на баланс муниципального предприятия «Водоканал».

Слева: якорь. Справа: пострадавшие при затоплении опоры крыши
Фото: Валерий Зайцев для ТД

 

«Муниципалитет станет собственником дебаркадера на Соборной горке. Речной вокзал выставлялся судебными приставами на торги, которые проводило Росимущество. Причина — долги хозяина объекта. Практически пять лет дебаркадеры бездействуют, за это время собственник не вкладывался в ремонт, а речные суда, стоявшие у Соборной горки, превратились в металлолом», — написала Елена Авдеева, тогдашний мэр Череповца. И также пообещала, что вокзал будет отреставрирован.

Уже бывший собственник Александр Желтов попытался оспорить продажу. Якобы цена за вокзал была сильно занижена. Пока шли судебные дела, вокзалом по-прежнему никто не занимался.

В середине декабря 2019 года один из дебаркадеров снова начал тонуть, так и не дождавшись реставрации. Кузьмич и другие охранники успели включить насосы и откачать воду. В этот раз причал ушел под воду на пять метров. И даже после откачки так и остается наполовину в воде. Всего через месяц суд признал сделку законной — и речной вокзал окончательно перешел в собственность города.

«Они его выкупили. Они его и утопили. Уничтожили. Весь и ответ», — уверен Желтов.

Обломило, рухнуло

«У-у-у. Трещал. Шумно было, когда поехал, — вспоминает Кузьмич день, когда вокзал начал тонуть. — Так подводные лодки уходят под воду».

Кузьмич, хромая, достаточно проворно перелезает с одного дебаркадера на другой. Во время прогулки он напоминает старого пирата, который знает каждую трещинку и пробоину на своем судне.

«Вот тут пацаны пуляют», — показывает он на разбитые стекла. Сквозь дырки виден зал ожидания и камеры хранения. Пока идем дальше, он вспоминает, что наверху еще были ресторан «Поплавок» и детская комната.

Крыша затонувшего речного вокзала
Фото: Валерий Зайцев для ТД

Кузьмич все показывает минут за десять. Почти на всех дверях висят замки. Некоторые выломаны.

«Вот как затопило. Все ушло под воду. Жалко-то как. Зал такой шикарный был. Видишь? Оттуда лестницы такие входные. Видишь, какие красивые были. Там бары, кухни, посуда — все на месте», — говорит Кузьмич.

Все здание выглядит так, будто его ударили чем-то тяжелым. Деревянные колонны по всему фасаду лопнули. По стенам разошлись трещины, через которые виден просторный зал ресторана. Внутри по полу разбросаны остатки былой роскоши: мебель, посуда и даже старые холодильники. При этом почти не пострадал вход. Ровное крыльцо и двери. Над ними висят застывшие часы.

«Он весь такой был. Вот когда в воду пошел, его обломило — и все это рухнуло. А так все было как здесь — ровненькое, ремонт только нужен был. Детей катали. Желающих много было. Свадьбы даже справляли. Потихоньку вот все это рушили, рушили».

«Свидетель прошлого»

В феврале спасатели обследовали речной вокзал, в том числе и затонувший дебаркадер. Поднимать и восстанавливать там больше нечего.

«Я думаю, что вот этот дебаркадер [утонувший], его необходимо разбирать, — говорит директор МБУ “Спасательная служба” Дмитрий Санакоев. — Там и надстройка нарушилась. Есть обрушения местами. Там в принципе восстанавливать уже нечего».

Речной вокзал
Фото: Валерий Зайцев для ТД
Балкон второго этажа речного вокзала
Фото: Валерий Зайцев для ТД

Специалисты предлагают сохранить и передать в музей декоративные элементы дебаркадера: часы, кованые таблички с годом изготовления и латунные ручки.

Со вторым дебаркадером, который стоит ближе к берегу, тоже все плохо. Внешне он хоть и выглядит относительно целым, но внутри все прогнило, и находиться там небезопасно.

«У него надстройка тоже вся сгнила. Дыры в полу. Кровля, видимо, бывшим собственником [Желтовым] была снята. Поэтому все осадки проникали внутрь, а он ведь деревянный. Поэтому там все в таком плачевном состоянии. Кроме того, нас [спасательную службу Череповца] беспокоит, что это небезопасно. Мало ли что там произойти может. Дети могут туда залезть. Летом, кстати, там детишки ползают по ним, прыгают по этим дебаркадерам».

Дмитрий также говорит, что окончательных решений пока еще не принято. Это будет делать специальная комиссия из экспертов. А спасательная служба лишь оценивала, насколько сооружения безопасны. С точки зрения спасателей, небезопасны оба дебаркадера.

Череповец из окна поезда
Фото: Валерий Зайцев для ТД

«Просто как горожанин скажу свое мнение. Это история города. Такой свидетель прошлого. Дебаркадер нужен исторической части. Уже не как выполняющий функцию этого причала, а просто как часть истории. В сознании череповчан уже устоявшаяся картинка: Соборная горка, храм и дебаркадер», — считает Ольга Кислякова.

Впрочем, это не первый дебаркадер, который затонул в этом месте. Охранник Кузьмич рассказывает, что в 70-х здесь же стояло еще одно такое же судно. Про него уже мало кто помнит. Кто-то говорит, что там был магазин промтоваров. А кто-то про жилые каюты и что этот дебаркадер был чем-то вроде гостиницы.

«Сгорел. В 78-м где-то. Тут вот недалеко стоял, метров пятьдесят отсюда. Такой же точно. Копия. Он сгорел. Вон туда оттащили его и затопили. Он торчит сейчас рядом с фарватером. Его видно и зимой и летом. Сразу возле порта».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Помогаем

Раздельный сбор во дворах Петербурга Собрано 239 230 r Нужно 341 200 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 4 630 294 r Нужно 7 970 975 r
Обучение общению детей, не способных говорить Собрано 131 196 r Нужно 700 000 r
Всего собрано
1 322 721 366 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Затовленный общий зал второго этажа речного вокзала

Фото: Валерий Зайцев для ТД
0 из 0

Речной вокзал

Фото: Валерий Зайцев для ТД
0 из 0

Коридор в старой гостинице, организованной на речном вокзале

Фото: Валерий Зайцев для ТД
0 из 0

Речной вокзал

Фото: Валерий Зайцев для ТД
0 из 0

Кузьмич, шкипер в речном порту Череповца

Фото: Валерий Зайцев для ТД
0 из 0

Вход на старый причал, где работала паромная переправа

Фото: Валерий Зайцев для ТД
0 из 0

Остекление второго этажа

Фото: Валерий Зайцев для ТД
0 из 0

Крыша затонувшего речного вокзала

Фото: Валерий Зайцев для ТД
0 из 0

Речной вокзал

Фото: Валерий Зайцев для ТД
0 из 0

Балкон второго этажа речного вокзала

Фото: Валерий Зайцев для ТД
0 из 0

Череповец из окна поезда

Фото: Валерий Зайцев для ТД
0 из 0

Причал

Фото: Валерий Зайцев для ТД
0 из 0

Причал

Фото: Валерий Зайцев для ТД
0 из 0

Кресла ожидания на речном вокзале

Фото: Валерий Зайцев для ТД
0 из 0

Каюта

Фото: Валерий Зайцев для ТД
0 из 0

Якорь

Фото: Валерий Зайцев для ТД
0 из 0

Посрадавшие при затоплении опоры крыши

Фото: Валерий Зайцев для ТД
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: