Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

По ночам им снится огонь

Иллюстратор: Катя Горбачёва
Иллюстрация: Катя Горбачёва для ТД

Каждый год в России происходят сотни тысяч пожаров. В пламени гибнет все: вещи, документы, деньги. Иногда оно уносит жизни. В отдаленные районы пожарные могут добраться только через несколько часов — потушить угли. Получить помощь от государства практически невозможно. Вся надежда погорельцев только на близких и соседей

В протоколе напишут: «Евгения Кирюхина проснулась от резкого звука».

Но она знает: никаких звуков не было. Была ночь и полная тишина. Август 2017 года. Небольшое село Торжокского района. В доме мирно спали шестеро детей, мама-пенсионерка и коллега, с которым утром Евгения должна была отправиться на фермерский фестиваль. А в половине четвертого утра ее будто встряхнул кто. Женщина резко очнулась, встала с постели, вышла в коридор и остолбенела. В лицо ударил жар — вокруг железной двери, ведущей в пристройку, плясало пламя.

«Горим…» — спокойно подумала Евгения. И пошла всех спасать.

Семейная эвакуация

Паниковать было некогда. За считаные секунды Евгения перебудила спящих, открыла окна и велела детям и взрослым по очереди выпрыгивать на улицу. Помнит: очень боялась, как бы не рванул газовый баллон, но повезло. Кран не был закручен до упора, оттого поток газа, выходящий наружу, загорелся, но взрыва не произошло. Вышел факел, а не бомба.

«Вспоминаю и поражаюсь, насколько у нас дисциплинированная семья, — говорит Евгения. — В окно самостоятельно выскочили старшие, маленьких я сама передала на улицу. Все целы. Только мама сильно подвернула ногу, да и я ударилась — не заметила кочку и прилетела прямо на нее».

Ближайшая пожарная станция была в десяти километрах, так что помощи скоро не ждали. На место прибыли два пожарных расчета. Через сорок пять минут после вызова.

«Мы ничего с собой взять не успели, — продолжает Евгения. — Я пыталась хотя бы ключи от машины схватить. Не вышло, только лицо и руки обгорели. Единственное, мама успела забрать маленькую сумочку, где были все ее документы. А мы вылетели в чем были и с чем были. Так и стояли на дороге — кто в одних трусах, кто в шортах, кто в одеяло завернут. Босые, растрепанные. Стояли и смотрели, как горит наш дом».

Прибывшим сотрудникам МЧС осталось только залить водой черные головешки. Почти все, что было у Евгении, сгорело дотла.

«Засыпали мы в своем доме, а проснулись бомжами, — Евгения вздыхает. — Хорошо хоть документы были целы. Я их накануне в машине заперла, на следующий день могли понадобиться. Правда, машину без ключей пришлось вскрывать».

Каким-то чудом в огне уцелел и мобильный телефон. Перед сном Евгения положила его под матрас. Мобильник немного оплавился по краям, но работал исправно.

«Соседи потом еще долго смеялись: “У Кирюхиной все сгорело, но, блин, телефон цел!” — смеется Евгения. — А я была счастлива. Я могла позвонить родным, рассказать, что произошло, и попросить помощи».

Любое желание, но только одно

Первыми на подмогу пришли соседи. Жители села забрали к себе детей — обогреть, накормить и уложить спать. Остальное — потом.

«Вскоре приехала глава нашего поселения, — рассказывает Евгения. — Пошли всякие бюрократические вопросы, объяснения. Нам нужно было где-то перекантоваться временно, пока не сообразим, что дальше делать. Был неподалеку один дом, пустой стоял. Мои нереальные соседи насели на нашу главу и добились, чтобы дом отдали нам во временное пользование».

Евгения была счастлива. Наплевать, что дом холодный — нет отопления, если не считать обычной печи, к которой надо еще закупить дрова. У Кирюхиных появилась крыша над головой. Этого достаточно.

«На следующий день приехала крестная со столами, стульями, мультиваркой, посудой, — продолжает Евгения. — Друзья организовали сборы в соцсетях, и у нас моментально набралась приличная сумма».

Еще крестная привезла Евгении кроссовки. Женщине нужно было ехать в магазин и закупать все от булавок до одеял, а обуви у нее не было.

Соседи принесли кровать и пару матрасов, с помощью друзей и коллег родственники собрали одежду для детей на первое время.

Почти сразу после пожара к ним пришли и представители торжокского дорожно-транспортного управления. «Они сказали: проси, чего хочешь, одно твое желание выполним за счет области, — рассказывает она. — Я попросила разобрать дом. Восстанавливать там было нечего, а за свой счет этим заниматься очень дорого. Они все вывезли на свалку. Чиновники знакомые денег перевели — не бюджетных, своих. Я им очень благодарна».

А потом Евгении Кирюхиной пришлось выучить на своем опыте: нет ничего более постоянного, чем временные трудности. «Мы прожили в том холодном доме два с половиной года, пока не появилась возможность купить свой, — рассказывает она. — Зимой спали в одной комнате, обогреватели включали, спасались как могли. Я как можно быстрее вышла из декрета, чтобы взять кредит на новый дом, но сразу мне бы его не дали. Нужно было какое-то время поработать, прежде чем идти в банк. Два года назад наконец купили, въехали. Я слов не знаю, чтобы описать это счастье!»

Евгении пришлось занять у банка полтора миллиона рублей. Она работает старшей медсестрой в местной больнице.

Иллюстрация: Катя Горбачёва для ТД

Без крыши над головой оставить не должны

Единого закона, который регулировал бы вопрос компенсации пострадавшим от пожара, в России нет, но в Жилищном, Гражданском и Уголовном кодексах, а также в приказах МЧС содержатся отдельные акты, позволяющие погорельцам рассчитывать на некоторые гарантии от государства.

«Будет ли помощь предоставлена в принципе и в какой форме, зависит от нескольких факторов, — поясняет адвокат Анна Минушкина. — Во-первых, важно установить причину возгорания. Она указывается в специальном акте МЧС. Если не было умышленного поджога, а жилье не застраховали, возможна компенсация в той или иной форме как от федеральных, так и от местных властей».

Получить денежную компенсацию в размере стоимости жилья от государства, по словам Минушкиной, можно только в случае, если погорельцы потеряли единственное жилье во время стихийного бедствия. Оставшись без крыши над головой в результате бытового пожара, можно рассчитывать только на получение другого жилья.

«Для этого должно соблюдаться одно из двух условий: сгоревшее жилье было предоставлено гражданину по договору жилищного найма или он состоял на учете как нуждающийся в жилом помещении, — продолжает адвокат. — При этом после пожара дом или квартира должны быть признаны непригодными для проживания и не подлежащими реконструкции или ремонту. В этом случае жилье должно быть предоставлено во внеочередном порядке».

Суд все учтет

В 2009 году Конституционный суд России вынес определение, по которому государство должно дать гражданину крышу над головой, даже если он не состоял на жилищном учете на момент пожара, а сгоревший дом находился в его собственности. При этом погорелец должен быть признан малоимущим, а пострадавшее жилье — непригодным для жизни.

Получить новое человек сможет только на условиях социального найма.

При этом, по словам адвокатов, право на предоставление жилья погорельцам, скорее всего, придется доказывать через суд, а там будут учитываться не только выводы МЧС о причине возгорания.

«Важны и добросовестность поведения человека, потерявшего жилье, договор страхования или его отсутствие, объем страховых выплат, — перечисляет Анна Минушкина. — Известен случай, когда суд отказал в предоставлении жилья, потому что пострадавший не предъявил иск лицам, виновным в поджоге, а также получил разрешение на строительство нового дома и вырубку леса для этой цели. Кстати, полученный сруб он продал».

Местные власти также могут предоставить погорельцам жилье из специального маневренного фонда, существующего как раз для неотложных случаев: пожаров, аварий, стихийных бедствий, капитального ремонта и других чрезвычайных ситуаций.

Пятилетний герой

В тот день Ирины Михайловой и ее мужа Николая, живущих в небольшом башкирском городке Давлеканово, дома не было. Попросив друга семьи присмотреть за детьми, они уехали по делам и возвращаться до вечера не планировали.

И тут звонок: «Ира? Коля? Вы где? У вас дом горит!» Николай лишних вопросов задавать не стал, только педаль в пол выжал… Было 2 октября 2020 года.

«У нас двухэтажный дом с котельной, — рассказывает Ирина. — Она и загорелась. Первым пожар заметил наш пятилетний сын Леня. Он побежал наверх, к остальным, и все кричал: “Там огонь! Огонь!” Старшие сначала ему не поверили. Думали, разыгрался. Но вскоре поняли: Леня не шутит».

У Николая и Ирины девять детей. Старшего сына, Миши, не было дома. Одна из дочерей ушла в магазин. Остальные были в доме и во дворе. А через стену от горящей котельной спала маленькая Люба, которой не было еще и двух лет.

«Дети выбежали на улицу, и тогда старшая дочь, Тоня, вспомнила, что сестра осталась там, — продолжает Ирина. — Огонь еще не перекинулся на комнаты. Тоня вбежала в дом, забрала Любу и выскочила обратно».

Не досчитались еще одного сына, Ерофея, но тот нашелся в огороде — катался на велосипеде вокруг садового бассейна и о том, что происходило в доме, не подозревал.

«Когда приехали пожарные, часть дома уже прогорела, — говорит женщина. — Спасать внутри было практически нечего. Сгорела лестница, которую брат мой нам в подарок сделал, а еще мебель, книги, одежда и музыкальные инструменты. Скрипка и фортепиано. Это боль особая. У нас двое детей занимаются музыкой. Они плакали».

Стены устояли, но дому требовались капитальный ремонт и перепланировка. А Михайловым нужна была крыша над головой.

Дом, которого нет на карте

На ночь они разместились у друзей, а уже на следующее утро Ирина и Николай Михайловы пошли обивать пороги администрации.

«Мы живем в небольшом городке в Башкортостане, — продолжает Ирина. — Местные чиновники, надо отдать им должное, помогли быстро. Через пару дней разместили в бывшем офисном здании. Поставили там душевые кабины, оборудовали все, чтобы жить можно было. Раньше тут адвокаты сидели, а теперь нет никого, только мы. Детям нравится: коридоры широкие, можно на машинках и велосипедах кататься».

Этого здания нет на городском плане. Пару лет назад его признали аварийным и готовили к сносу. Других вариантов для большой семьи не нашлось.

Иллюстрация: Катя Горбачёва для ТД

Денег на ремонт полусгоревшего дома у Михайловых не было, но на помощь пришли власти республики и одна из благотворительных организаций. Сейчас дом восстанавливают. «Николай нашел способ достучаться до президента Башкортостана Рустэма Хамитова, — говорит Ирина. — Он помог, деньги выделил. Но лично нам в руки их не дали, а перевели благотворителям. Они потом наняли рабочих и закупили материалы. Николай теперь каждый день на стройке».

Вот только маленький Леня плохо спит по ночам и часто плачет. Ему снится огонь.

Страховые сложности

Единственные, кто обещает денежную компенсацию, равную стоимости сгоревшего жилья, — страховые компании. Но не все так просто. Несмотря на то что застраховаться можно от любого вида пожаров, не факт, что страховщик выплатит обещанную в договоре сумму.

«Для того чтобы получить эти деньги, нужно, чтобы пожар был признан страховым случаем, — поясняет Анна Минушкина. — У пострадавших должен быть акт о причинах возгорания. К тому же страховые компании должны определить сумму выплаты».

И тут начинаются проблемы. Первая из них — невнимательность при составлении договора страхования.

«Нужно учитывать массу тонкостей. Во-первых, надо определить, от каких именно пожаров вы страхуете жилье: от поджога, стихийного бедствия, возгорания в результате неисправности оборудования. Если страховка будет оформлена, к примеру, от лесного пожара, пожар из-за короткого замыкания проводки уже не будет страховым случаем, — поясняет адвокат Алексей Токарев. — Второй тонкий момент — определение объекта страхования. Если отнестись к этому вопросу невнимательно, можно попасть в ситуацию, когда вы уверены, что застраховали весь дом, а в договоре указаны только его конструкции».

По словам Токарева, лучше указывать в договоре объекты страхования как можно подробнее — от фундамента до оконных блоков, напольного покрытия, сантехники и освещения. Страховая компания заплатит только за утерю перечисленных в документах предметов. И ни рубля больше.

«Перед заключением договора в дом приезжает эксперт и составляет опись, — продолжает адвокат. — Ее надо тщательно проверять, иначе итоговая выплата при наступлении страхового случая может неприятно удивить».

Дорого и веры нет

Наибольшее число страховых договоров заключается в регионах, где ежегодно случаются сильные паводки и наводнения.

«Но даже там, каждый год наблюдая затопления, далеко не все обращаются к страховым агентам, — поясняет Алексей Токарев. — Институт страхования в нашей стране не очень популярен. Причина даже не в расценках, а в недобросовестном выполнении компаниями своих обязанностей».

По словам адвоката, при наступлении страхового случая агенты зачастую не хотят выплачивать клиентам страховку.

«Им на руку играет сложный юридический язык, которым написаны правила страхования и договоры, — продолжает эксперт. — Сами агенты в разговоре с клиентами также могут использовать сложные формулировки или не до конца объяснять правила оформления страховки. Например, люди чаще всего просят сделать все “подешевле”. В итоге агент назначает низкую страховую премию (регулярный платеж за услуги компании. — Прим. ТД), а человеку говорит: “Всё застраховано”. Когда клиент приходит за выплатой, выясняется, что в понятие “всё” не входило очень и очень многое. А бывает, что после назначенной компанией экспертизы выясняется: пожар, в котором сгорел дом, страховым случаем назвать нельзя».

Сложный, недоступный большинству язык и правила, в которых тяжело разобраться непосвященному человеку, — широкое поле для манипуляций. «Именно поэтому нужно быть предельно внимательными, — говорит Алексей Токарев.— Например, причиной пожара может быть указано не замыкание в электроприборе, а колебание в сети. Доказать последнее будет очень сложно».

Бег сквозь дым

Ольга Истомина (имя изменено по просьбе героини) укачивала маленького сына, напевая колыбельную. На календаре было 23 декабря 2019 года — пора ставить елку. В двухэтажном доме в подмосковном Чехове все постепенно готовились ко сну.

«Мы с сыном были на втором этаже, в спальне, а моя тетя — на первом, — вспоминает Ольга. — И тут она закричала: “Оля, пожар! Горим!” Я даже понять ничего не успела, а уже бежала с сыном по лестнице».

Ольга укрыла ребенка своей курткой. Накинуть хоть что-нибудь на себя уже не было времени. Вокруг от черного дыма было темно.

«Я задыхалась от запаха гари, но мне было наплевать, — продолжает она. — На руках был сын. Больше я ни о чем не думала. Только бы он не пострадал, только бы не наглотался дыма».

Пожарных уже вызвали, но огонь был быстрее. Деревянный дом вспыхнул как спичка. Ничего не уцелело.

Иллюстрация: Катя Горбачёва для ТД

«Я смотрела, как горит мое единственное жилье, и не могла пошевелиться, — Ольга всхлипывает. — Только слезы по лицу лились. Было очень страшно. Я не знала, что делать дальше. Куда идти? Как жить? Сын постоянно кричал, плакал, чувствовал мой страх».

Она не сразу поняла, что дрожит от холода. Декабрь, а она в легком домашнем платье. Ольгу била крупная дрожь, а ребенок на ее руках продолжал плакать.

С миру по нитке

Ольгу с тетей и ребенком забрал к себе брат. Новую жизнь пришлось собирать заново по кусочкам.

«Друзья и администрация СНТ принесли для нас одежду, обувь, еду для малыша, какие-то вещи, — говорит Ольга. — Многие люди помогли деньгами. Слов нет, чтобы выразить, насколько я благодарна им».

Впереди ждали кабинеты чиновников и бесконечные коридоры, по которым Ольга Истомина бегала, восстанавливая документы.

Когда с бумагами наконец было покончено, женщина отправилась в соцзащиту Чехова. Она написала заявление на материальную помощь и предоставление жилья. Пандемия коронавируса процесс замедлила, но все же Ольга со своей семьей оказалась в маленькой муниципальной квартирке, предоставленной из маневренного жилфонда.

Она живет в ней чуть больше года. О собственном жилье пока и не мечтает — денег не хватает даже на то, чтобы справиться с последствиями пожара. «Бывшие соседи жалуются, — говорит Ольга. — Наш сгоревший дом портит им вид из окна. До сих пор снести его не можем. Это стоит больше ста тысяч рублей. Огромные деньги».

Жертвы короткого замыкания

Причина пожаров в домах Евгении Кирюхиной, семьи Михайловых и Ольги Истоминой была одна и та же — неисправность электрооборудования. По статистике, именно неполадки с электричеством много лет подряд держат первое место в «огневом» рейтинге МЧС России. В январе 2021 года главный государственный инспектор по пожарному надзору Анатолий Супруновский отчитывался: из-за коротких замыканий и поломок в электросетях и приборах только в 2020 году произошло 34% пожаров в жилых домах и квартирах.

На втором месте — неаккуратное обращение с огнем. Из-за этого происходят 33% возгораний. Неправильно установленные печи расположились на третьем месте мрачного рейтинга и забрали на себя 22% всех пожаров в жилых помещениях в прошлом году.

По данным МЧС России, за первое полугодие 2021 года в России произошло более 82 тысяч пожаров. В огне погибли более 6,5 тысячи человек и еще более 6,6 тысячи пострадали.

И горели чаще всего жилые дома, общежития, квартиры, дачи и прочие постройки, относящиеся к жилому сектору. Огонь уничтожил более 59 тысяч таких строений.

Найти помощь

В России нет фондов, специализирующихся исключительно на помощи жертвам пожаров. Но есть множество организаций, оказывающих поддержку в трудной ситуации.

«Прежде чем обращаться к ним, следует ознакомиться с их целями, задачами и условиями оказания помощи. Заявка чаще всего пишется в свободной форме, но обязательно нужно указать, что случилось, когда именно, а также в какой помощи человек нуждается», — пояснила руководитель программы «Феникс» благотворительного фонда «Лавка радости» Екатерина Шведова.

Фонды, которые помогают людям в трудной жизненной ситуации:

  • программа «Феникс» фонда «Лавка радости». Помогает пострадавшим от пожаров и других стихийных бедствий;
  • благотворительный фонд «Реликт». Помогает детям, попавшим в трудные жизненные ситуации;
  • фонд продовольствия «Русь». Бесплатно доставляет продукты питания людям в трудной жизненной ситуации;
  • программа «Семейная почта» фонда «Созидание». Отправляет посылки с одеждой и обувью, школьными принадлежностями, книгами, продуктами и игрушками семьям, в том числе тем, у кого сгорело жилье;
  • проект «Добрый ящик». Собирает обувь, одежду в хорошем состоянии, развивающие игры, канцелярские товары и передает нуждающимся семьям;
  • фонд «Правмир». Помогает многодетным в сложных ситуациях;
  • программа «Люди в беде» фонда «Предание». Помогает людям, пострадавшим от стихийных бедствий, пожаров, военных действий.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Вы можете им помочь

Помогаем

Всего собрано
1 999 357 887
Все отчеты
Текст
0 из 0

Иллюстрация: Катя Горбачёва для ТД
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: