Самые важные тексты от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
просмотров

Любовь, мать солдата

Фото: Владимир Севриновский

«Такие дела» совместно с проектом «Ромб» рассказывают о российском солдате-срочнике, попавшем в плен во время «спецоперации» в Украине, и о том, как его мать, сестра и невеста ждут возвращения солдата домой

В кадре — черный стул, край стола. Водопроводные трубы идут прямо по бежевым стенам. Окон не видно. В углу комнаты сидит худощавый коротко стриженный юноша в темной водолазке. Рядом садится рослый небритый человек. Он в теплой куртке, на пальце — золотое кольцо.

— Даете ли вы согласие на запись этого разговора и его последующую публикацию? — говорит он с украинским акцентом.

— Да, — кивает юноша.

Он не оборачивается к собеседнику и не смотрит в камеру, а неотрывно глядит в невидимую точку прямо перед собой.

— Как вас зовут?

— Воробьев Даниил Сергеевич.

— Год рождения?

— 2001-й.

— Где родились?

— Вологодская область, город Сокол.

— Братья, сестры есть?

— Есть брат, старшая сестра и младшая сестра.

Небритый требует назвать классных руководителей и одноклассников. Юноша перечисляет имена, отчества и фамилии. Голос его дрожит.

— Успокойтесь, пожалуйста, вы не на допросе, у нас неформальный разговор, — бросает небритый, и Даниил послушно умолкает.

— Как и когда вы попали в Украину?

— В ночь с 23 на 24 февраля 2022 года командир роты подошел ко мне и сказал сесть в «Урал» и не вылезать до остановки.

Рука невидимого оператора кладет перед Даниилом телефон с включенной видеосвязью.

— Алло, мама!

— Мы писали президенту. Мы звонили в часть, — торопится женский голос. — В части никого, сынок, нету.

— Кого твоя мама винит в том, что ты здесь? — подсказывает небритый. Даниил послушно повторяет вопрос.

Мать надолго замолкает.

— Я виню себя, — наконец говорит она. — Что тебя вообще отправила в армию.

Мать

В городе Сокол год от года все меньше людей. Его окружает красивый северный лес, который тут перерабатывают на ДСП и целлюлозу. От Вологды сюда меньше часа езды. Среди небольших домов и еще не одевшихся листвой деревьев высятся длинные серые многоэтажки. В квартире на четвертом этаже одной из них под иконой Богородицы стоят фотографии пленного срочника Даниила Воробьева. В новенькой форме и берете он позирует с автоматом на фоне российского флага. После армии Даниил собирался учиться на нейрохирурга.

Любовь, Женя, Настя и Анна
Фото: скриншот из видео

Мужчин в доме нет. За столом четыре женщины — Анна Смирнова, юрист из Вологды, Настя, младшая сестра Даниила, Женя, его невеста, и Любовь Воробьева — мать солдата. У нее большие, чуть косящие светлые глаза, горбатый нос и черные, убранные в пучок волосы, золотые серьги и браслет. Любовь похожа на цыганку и умеет гадать, но не делает этого в Великий пост. Она выросла в детском доме и с тех пор мечтала иметь много детей, чтобы не быть одной.

12 февраля сын написал ей в последний раз. Сообщил, что едет на двухнедельные учения.

27 февраля на ватсап Любови пришло сообщение. Неизвестный представился украинским офицером и сообщил, что ее сын в плену. Скинул фотографию укутанного в плед солдата в серой одежде, прислонившегося к забору с сеткой-рабицей. Лицо грубо завязано тряпками, виден лишь маленький детский рот. Но мать сразу узнала сына. Вечером им дали поговорить по видеосвязи. С тех пор Любовь без устали обращалась в государственные учреждения, гуманитарные организации и газеты с просьбой о возвращении Даниила Воробьева на родину.

— Смотри, какой маленький, — она показывает Жене фото в телефоне. — Девочки недавно нашли, скинули мне Данечку. В детстве такой пышечка был. Кто бы подумал, что с этим мальчиком такое случится…

На фото светловолосый ребенок в футболке стоит с другими детьми возле молодого священника с большим крестом на груди.

— Он мне сказал: не вздумай приезжать на проводы. В военкомат его отправила, а дальше друзья провожали.

— В час ночи проводили, а наутро у меня экзамен, — подхватывает Женя. — Я упросила, чтобы поставили автоматом четверку. Первые три месяца тяжело было. Затем пришло смирение — всего год. Сегодня осталось сто дней службы. Дома календарь висит с зачеркнутыми днями. 265 дней прошло.

Фотографии на телефоне быстро кончаются: Даниил сниматься не любил. Любовь открывает старый картонный альбом — со школьными друзьями и классными руководительницами, о которых пленный солдат говорил с незнакомцем. Сестра Настя, еще школьница, рассказывает, что учителя плакали, узнав о Дане.

— Сигареты уходили. Первую неделю я их словно теряла, — тихо говорит Любовь. — Так и сидела с телефоном в руках. Вдруг чего. Тишина эта убивает. Ночью каждый час очухиваешься: нету ли сообщений, не проспала ли. Утром выгуляешь собаку — и опять ждешь.

— Мне тяжело в одиночестве, — вторит ей Женя. — Спать вообще не сплю.

— Ночью люди не беспокоят. Господи, можно хоть помолиться, поговорить с ним, — быстро шепчет мать не то о сыне, не то о Боге. — Не знаю я уже, чего ждать.

— Возвращения, — отвечает Женя. — Иначе никак.

Любовь
Фото: скриншот из видео

Одна из немногих фотографий сына и матери вместе — на сцене.

— На районном конкурсе вместе с Настей Гран-при взяли, нам подарили сковородку. Он поет здорово. На гитаре я играю, — рассказывает Любовь. — Но мне давно не до гитары. Все думаю: если начну музыку слушать, петь, это будет предательство, потому что ему тяжело.

Старая открытка в альбоме. Крупным детским почерком выведено: «Поздравляю тебя мама с 8 Марта!!! От твоего младшего сына Данила!» На соседнем листе — фотография ребенка.

— Ма-аленький… — гладит ее Любовь. Поворачивается к Жене:
— Смотри, какие у вас будут дети. Пухлые.

Из видео, полученного матерью солдата:

— Передай привет жителям России! — приказывает человек за кадром, пока телефон крупным планом снимает пленного солдата.
Даниил с повязкой на глазах, с руками, связанными чем-то вроде полиэтилена, послушно передает привет.

— Не надо сюда лезть, — говорит он. — Ничего хорошего тут нет.

— Как это ничего хорошего нет? — иронизирует голос. — Прекрасная страна. И земля родючая. Примет всех, правильно?

— Правильно, — чуть слышно говорит Даниил. — Всегда были братьями.

— Братьями… Были. А маме что передашь?

— Чтобы вытащила меня отсюда.

— Громче!

— Чтобы вытащила меня отсюда!

Невеста

— Учись готовить мясо, — Любовь вручает Жене сковородку. — Ребенок любит мясо. Он его идеально запекал.

Женя непослушно встряхивает челкой. Серьги в виде маленьких крестиков на цепочках колеблются. Но сковородку берет. Она учится в Вологде, в родной город приезжает в конце недели и больше времени проводит у будущей свекрови, чем дома. Сблизились они уже после того, как Даниил ушел в армию.

— Мы с ним встретились на спортплощадке, — вспоминает Женя. — Играли вместе в волейбол — и зашел разговор, что подарить подруге. Я предложила стикеры. Он выкрикнул: «Мне тоже подари!» Начали общаться, потом позвал гулять… Веселый пацан!

— А матери представлялся строгим, дисциплинированным, — отзывается Любовь.

— Перед армией у него часто настроения не было, — вздыхает Женя. — Может, из-за меня. Я же хотела внимания, потому что он уйдет на год. Он хотел погулять с друзьями, а я — «Останься…» Мы даже думали, как детей назвать. Даня хочет девочку. Софию. А я хочу мальчика. Имя даже не подобрали.

Женя
Фото: скриншот из видео

— Даниил по Библии — великомученик, — говорит мать. — И Татьяна, и Андрей, и Любовь… Так и есть. Мучаемся. Будете имена детям давать, меня спроси. Он-то сам не спросит.

Женя согласно кивает.

— Он мне говорил: «Приеду из армии, мама, у тебя две недельки поживу и к Жене поеду». Но теперь вы будете вместе здесь, пока не придет в себя, — распоряжается Любовь. — Свадьбу сыграем. Главное — его в нормальную жизнь вернуть. Будем дежурить рядом. Вдруг ему что-то приснится. Никакой психологической больницы, только дом, семья.

— Знаете, я нашла танк, еще в рабочем состоянии! — говорит Женя. — И человека, который может на нем ездить. Под Архангельском, в селе.

— Да ты ******* еще больше, чем я думала, — смеется Любовь. — Вот ведь какая у меня невестка будет, господи.

(Из обращения Любови Воробьевой на сайте президента РФ.)

20.03.2022, спустя почти три недели после обращения в военную прокуратуру и направления информации в часть, нам удалось выйти на связь с дежурным войсковой части № *****, который сообщил, что информацией о плене Даниила и вообще о его местонахождении и судьбе не владеет. В части отсутствует кто-либо, кто мог бы дать нам эту информацию.

Прошу предпринять все меры по розыску моего сына, сообщить о внесении его в списки солдат, попавших в плен на территории Украины, сообщить о мероприятиях, предпринимаемых для возвращения моего сына на территорию РФ, и сроках его возвращения.
Одновременно прошу провести проверку законности привлечения его к участию в специальной военной операции на территории Украины.

Юрист

— Из всех городов пишут, звонят, советы дают. Но впечатление, что мы чего-то недоделали, — сокрушается Любовь. — Еще что-то надо нам. Вот что они из Красного Креста не звонят?

— Там сказали, что попробуют помочь, но гарантий не дают, — объясняет юрист Анна Смирнова.

— Я нашла Москалькову в инстаграме, — добавляет Женя. — Написала ей, а она даже не прочитала.

— Официальные лица в инстаграм сейчас не заходят, — говорит Анна. — Нужно официальное письмо.

Сообщение от подруги, что срочник из ее родного Сокола попал в плен, застигло Анну в московском метро. Она тут же бросилась звонить своему сыну. Он тоже ушел в армию в 2021 году и служил в ВДВ. Абонент был вне зоны доступа. Анна стояла посреди метро и бессильно плакала. Только через двадцать долгих минут сын перезвонил и успокоил мать. Она связалась с Любовью и бесплатно предложила свои услуги, предупредив, что никогда военными делами не занималась.

Анна
Фото: скриншот из видео

— Я не могла пройти мимо, — рассказывает Анна. — Хочу увидеть, как мать обнимет сына. Теперь Минобороны хотя бы признало, что там были срочники, оставшихся в живых вывели, признали, что есть и пленные. Это наша небольшая победа и гарантия, что других мальчишек-срочников туда не пошлют.

В инстаграм Анне приходит очередное сообщение. Показывает — там оскорбления «хохлацкой подстилке». Она к ним даже уже привыкла.

(Из телефонного разговора юриста Анны с оператором Министерства обороны.)

— Министерство обороны, офицер-оператор, слушаю вас.

— Здравствуйте! — Анна склоняется над телефоном. — Мы подавали заявочку 20 марта, что в плену находится срочник, Воробьев Даниил Сергеевич. Можете узнать, включен ли он в списки пленных?

— Вы позвонили на телефон горячей линии, я могу только записать по-новому информацию и передать в компетентные органы. Вам угрозы поступали?

— Нет. А обратную связь вы как дадите? На какой телефон позвонить?

— Я вашу заявку от 20 числа сейчас отдублирую, передам в компетентные органы. Они уже должны связаться.

— Как нам узнать телефон этого органа? Что это за орган?

— Я уточню.

Телефон умолкает.

— Мне кажется, это обычный оператор, который ничего не сделает, — шепчет Женя.

— Но мы не первые, кто задает этот вопрос! — надеется Анна. — Должен быть какой-то алгоритм действий!

— Алло, — возвращается голос в трубке. — Мы не нашли телефон. Можете оставить информацию и параллельно передать на горячую линию Москальковой Татьяны.

— А какой орган будет заниматься ребятами?

— Кого назначат. Не готов ответить. У нас подразделение какое-то сформировано, которое занимается обменами. Они уже пошли, СМИ рассказывают. Почему с вами не связались, я не готов ответить. Запишите еще раз информацию…

Женщины слушают марш

Женя, Анна и Настя, тесно прижавшись друг к другу, смотрят с телефона, как Даниил принимает присягу. Любовь стоит рядом, выпрямившись, как солдат. Видео и фото семьям новобранцев продавали. У матери денег не было, заплатила Женя.
Гремит бравурный марш Преображенского полка. Гудят трубы, звенят литавры. Юноши в новенькой форме шагают по плацу.

— Реально у нас армия сильная, — говорит Любовь. — Вообще красота. Гордость берет за Россию. Вообще здорово. Ох! И пацан у меня российский. Классно! Просто здорово. Да…

— Служу России! — выкрикивает Даниил.

— Маленький… — мать отворачивается к окну, вытирая слезы. — Он так долго репетировал. Охрип.

Женя смотрит, прижав мобильник ко рту

.
Командир отдает честь, встряхивая орденами, солдаты маршируют.

— Тридцать тысяч… — шепчет Любовь. — Я бы нашла и тридцать тысяч. И больше, чтобы его комиссовали. Мы ведь не думали, что будет такое. У него 1 июля все, дембель. Надеюсь, до дембеля вернется домой. Хватит, навоевался. Натерпелся. Он боится… Эх, я бы стакан водки выпила, да не берет меня водка. Не берет.

Любовь
Фото: скриншот из видео

— Вы стали защитниками нашего Отечества! — восклицает командир в парадной форме. — Запомните этот день! Вы стали воинами. Пройдет много лет, и этот день вы будете вспоминать…
— Да уж, будем… — эхом отзывается мать.

— Я уверен, что вы достойно выполните свой воинский долг, и если завтра война, то мы вместе с вами встанем на защиту нашей Российской Федерации.

Звучат аплодисменты.

— Он на первом видео, как только его взяли, говорил: «Мама, всех разбомбили, никого нету в живых…»

Звуки марша стихают. Видео кончается.

— Надо его в Россию вытянуть, — тихо произносит Любовь. — Он не будет слышать ни сирен, ни взрывов. Он успокоится. Он очень сильный характером. Я удивляюсь, как он держится. Он молодец, он вытерпит.

— Вытащим, — веско говорит Женя. И повторяет, как заклятие:

— Вытащим. Делали, делаем и будем делать. И добьемся. Мне недавно приснилось, что он дома. Поэтому он вернется.
— Я его тоже обнимала во сне, — отзывается Любовь. — И Настеньке он приснился. Все будет так. Маленький мой. Все будет, сынуля, хорошо.

26 марта, через день после этого разговора, Даниил позвонил родным и сообщил, что его обменяли. Но мать до сих пор не может встретиться с сыном.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Помочь нам

Популярное на сайте

  • паллиативная помощь

    Это не страшно

  • люди с зависимостью

    Закрыть папочки в голове, или Из чего складывается трезвость

  • Другое

    Ее можно понять, девушки милые

  • малая авиация

    «Серьезнее самолета ничего не может быть». Как авиаторы-самоучки пытаются покорить небо вопреки кризису, бедности и — иногда — законам физики

Помогаем

Службы помощи людям с БАС
  • Хронические и неизлечимые заболевания

Службы помощи людям с БАС

  • Собрано

    7 343 353 r
  • Нужно

    7 970 975 r
Хоспис для молодых взрослых
  • Паллиатив

Хоспис для молодых взрослых

  • Собрано

    15 243 956 r
  • Нужно

    17 508 205 r
Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью
  • Бездомность
  • Инвалидность
  • Развитие спорта

Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью

  • Собрано

    661 431 r
  • Нужно

    994 206 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida
  • Хронические и неизлечимые заболевания

Медицинская помощь детям со Spina Bifida

  • Собрано

    899 262 r
  • Нужно

    1 830 100 r
Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге
  • ВИЧ

Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге

  • Собрано

    180 598 r
  • Нужно

    460 998 r
Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью
  • Бездомность
  • Инвалидность
  • Развитие спорта

Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью

  • Собрано

    661 431 r
  • Нужно

    994 206 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida
  • Хронические и неизлечимые заболевания

Медицинская помощь детям со Spina Bifida

  • Собрано

    899 262 r
  • Нужно

    1 830 100 r
Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге
  • ВИЧ

Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге

  • Собрано

    180 598 r
  • Нужно

    460 998 r
Хоспис для молодых взрослых
  • Паллиатив

Хоспис для молодых взрослых

  • Собрано

    15 243 956 r
  • Нужно

    17 508 205 r
Службы помощи людям с БАС
  • Хронические и неизлечимые заболевания

Службы помощи людям с БАС

  • Собрано

    7 343 353 r
  • Нужно

    7 970 975 r

Материалы партнёров

Всего собрано
2 320 681 132
Все отчеты
Текст
0 из 0

Любовь

Фото: Владимир Севриновский
0 из 0

Любовь, Женя, Настя и Анна

Фото: скриншот из видео
0 из 0

Любовь

Фото: скриншот из видео
0 из 0

Женя

Фото: скриншот из видео
0 из 0

Анна

Фото: скриншот из видео
0 из 0

Любовь

Фото: скриншот из видео
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: