Село Верховажье и его обитатели

Фото: Анна Шулятьева для ТД

Зимой наш фотограф Анна Шулятьева рассказала целую историю о том, с каким трудом она доставала билеты на премьеру в сельский народный театр в селе Верховажье Вологодской области. История показалась удивительной: зачем в самодеятельный театр едут зрители из других областей? Мы копнули глубже и обнаружили, что Верховажский район Вологодчины в последние годы внезапно стал центром активной культурной жизни. Сюда на международный фестиваль керамики приезжают участники даже из Африки и Ливана с Йеменом. Графика местной пенсионерки Антонины Завьяловой выставляется в Петербурге. Здесь проходит единственный в России международный фестиваль деревенского кино «Печка». На конкурс этого года, который начнется 11 августа, свои работы прислали кинематографисты из 95 стран. А еще сюда съезжаются любители бега со всей страны — пробежать Всероссийский сельский марафон. Глава Верховажского района легко меняет строгий костюм на косоворотку и поет в мужском фольклорном ансамбле «Вагане» — лауреате и победителе десятков конкурсов, — который он сам и основал. При крошечных бюджетах на энтузиазме местных жителей и вдохновленных ими «понаехавших» на глазах меняется паттерн: за интересными событиями люди едут не в столицы, а, наоборот, «на село». «Такие дела» отправились в Верховажье, чтобы закрыть театральный сезон и разгадать секрет Верховажского культурного феномена. Мы хотим рассказать вам о замечательных людях, которые все это придумали и творят

Шелотские чудеса

Именно по этим местам зимой 1730 года шел с рыбным обозом Михайло Ломоносов. 700 километров до Москвы, 220 — до областной столицы Вологды. Русский Север. Ласкающий ухо напевный окающий говор. Леса, холмы и поля, извилистая речка Вага с разноцветными домиками в рассыпанных по берегам небольших деревушках. 

«Я увидела эти пейзажи и пропала», — вдыхая полной грудью воздух, говорит Светлана Степанова. Ранним утром на просторной деревянной веранде мы пьем кофе и любуемся цветущей Троицкой поляной под недовольное чириканье воробья, пытающегося стырить со стола блинчик прямо перед нашим носом. В село Шелота Верховажского района Светлана переехала жить семь лет назад из Петербурга. Спонтанно. В июне 2016 года приехала первый раз посмотреть на шелотские троицкие гуляния, о которых слышала от знакомых. С середины нулевых годов в Шелотах возродили традицию широкого празднования Троицы — престольного праздника села. Утренняя служба в храме, проходки по селу в народных костюмах, сшитым по образцам из бабушкиных сундуков, совместная трапеза, гуляния с традиционными песнями, танцами и играми. Так Троица в Шелотах стала ежегодным фольклорным фестивалем, на который съезжаются сотни людей со всей округи.

Николай Котяш, кинематографист, на качелях в Шелотах
Фото: Анна Шулятьева для ТД
Храм Троицы Живоначальной, село Шелота
Фото: Анна Шулятьева для ТД
Светлана Степанова у себя на веранде сделала лавку, где можно купить сувениры от местных жителей
Фото: Анна Шулятьева для ТД

Хороводы, братчина и местные красоты так вскружили голову Светлане Степановой, что она решила перебраться жить в Шелота. После праздника села в машину и поехала домой, в Питер, собирать вещи. Говорит, что чудеса начали происходить с ней сразу, как решение о переезде было принято. Только задумалась, где жить, как на продажу выставили дом, который десять лет пустовал из-за разногласий между наследниками. Дом рядом с храмом и идеальный вид из окна на живописную Троицкую поляну. Без привычных удобств, но крепкий, теплый, вполне пригодный для жилья. Плюс еще полгектара земли в придачу. В сентябре ее младший сын Лева пошел в шестой класс уже в Шелотах. 

Лева переезду не сопротивлялся. Наоборот, увлекся сельским хозяйством, решил разводить гусей. А чтобы заработать на них деньги, стал расписывать доски акрилом в традиционном стиле. Шестьдесят досок ушли с выставки в Петербурге за 90 тысяч рублей. И Лева купил гусей. Правда, сельскохозяйственная карьера развивалась трудно: половина гусей передавили друг друга еще в младенчестве, другие не хотели откармливаться, болели, умирали, чем подорвали веру начинающего фермера в высокомаржинальный бизнес. Из всего выводка до финального откармливания доросли только четыре гуся. А продать Леве и вовсе удалось только одного.

Дом Светланы Степановой в селе Шелота
Фото: Анна Шулятьева для ТД

Старший сын Светланы, 34-летний Яков, с ними не переехал. Остался работать в городе. В Петербурге, по словам мамы, он ведет образ жизни типичного айтишника. Днем спит, ночью работает, из дома выходит, когда на улицах поменьше народу. В Шелота приехал на пару дней помочь маме и сельской администрации настроить интернет. Но задержался на два года. Вписался играть в театре, организовал сельский книгообмен, раздельный сбор мусора и пункт секонд-хенда и устроился работать в сельпо.

Светлана Степанова по образованию геофизик, по профессии — бухгалтер, по призванию — керамист, вдохновитель, организатор и просто неравнодушный человек. Уже через несколько месяцев глава поселения Светлана Корниенко позвала ее в свои заместители. И это, считает Степанова, тоже было чудо. Трудно представить более быстрый способ со всеми перезнакомиться и разобраться в местных реалиях.

Храм Троицы Живоначальной в селе Шелота
Фото: Анна Шулятьева для ТД
Антонина Завьялова, жительница Верховажья, показывает театр теней, который она создала сама
Фото: Анна Шулятьева для ТД

«Тогда бюджет поселения был три миллиона на год на все: дороги, электричество, уборку, зарплаты администрации. Я понимаю, как семья может жить год на такую сумму. Ну пусть десять семей. Но наше поселение — это 23 деревни, почти 400 человек. На статью “Спорт и работа с молодежью”, помнится, бюджетом была предусмотрена всего тысяча рублей в год», — удивляется Степанова. 

Год назад в результате административной реорганизации все сельские поселения были упразднены и объединены в Верховажский муниципальный округ. У Шелот не стало главы и собственного бюджета. «Как будет дальше — мы пока сами не понимаем. Многое держалось на энтузиазме и работе на износ Светы Корниенко», — считают в Шелотах. 

Чудо-печь

Светлана Степанова ушла из администрации еще раньше. После переезда ее так распирали эмоции от перемен, что она всем знакомым не переставая рассказывала про свое новое место жительства. И так заинтриговала друзей из Германии, что те решили приехать и своими глазами увидеть верховажские красоты. Хайда Ноннермахер и Питер Вихмен — известные художники-керамисты. К ним в компанию Светлана позвала знакомых российских керамистов. Решила не упускать такую возможность сотворчества. Грядущий воркшоп она амбициозно назвала Первым международным фестивалем керамики. «Ну будет первым и последним», — отвечала она на ухмылки знакомых. В 2017-м ей самой судьба фестиваля казалась призрачной. 

Указатель на печь дровяного обжига
Фото: Анна Шулятьева для ТД

Но в следующем году петербургские знакомые попросили принять художников из Ливии, Сирии и Йемена. Ко второму фестивалю уже готовились. Опыт первого показал, что идей и энтузиазма хватит на любой фестиваль, а мест для размещения гостей нет. В первый год все 25 гостей жили в доме Светланы, спали буквально вповалку, застелив весь пол матрасами. 68-летний Питер был шокирован сельской бытовой экзотикой: летним туалетом, водой, которую нужно было добывать из колодца, чтобы умыться и почистить зубы.

Светлана около печи для дровяного обжига Train kiln Вага
Фото: Анна Шулятьева для ТД

Ко второму фестивалю под гостевой дом переоборудовали давно не работающий Дом ремесел. Устроили День арабской культуры. В ДК провели встречу с местными жителями, на которой художники рассказывали про свои страны, готовили ужин, варили кофе в традиционных серебряных кофейниках, которые привезли с собой. Получилось интересно. Но фестивалю не хватает изюминки, чувствовала Светлана. Чего-то такого, ради чего керамисты будут рваться в Шелота. И в 2020 году такая изюминка в шелотской арт-резиденции запылала. Светлана задалась целью сложить уникальную дровяную печь для обжига — анагаму. Печь анагама — тип особой гончарной печи, которую изобрели в Южном Китае еще в начале нашей эры. Она была устроена по принципу «взбирающегося дракона» — перетекающих друг в друга разноуровневых отсеков. В такой печи изделия обжигаются при экстремально высоких температурах — свыше 1300 градусов — в течение 36 часов и потом 100 часов остужаются. При таком обжиге печь становится соавтором керамиста, зола превращается в глазурь и дает невероятные эффекты, которые ни в каких других типах печей не получить.

Именно в этой печи изготовили призы для другого уникального события — единственного в России фестиваля деревенского кино «Печка». В августе он пройдет уже в третий раз. С кинофестивалем получилось по-шелотски удивительно и случайно.

Печка для Кустурицы

Кинематографист Николай Котяш тоже оказался в Шелотах случайно — в экспедиции со своими студентами Санкт-Петербургского института кино и телевидения и студентами географического факультета МГУ. Студенты-географы изучали местную жизнь, знакомились с жителями, главами администраций, владельцами ферм и предпринимателями, с теми, кто сохраняет традиции народных ремесел. А кинематографистам нужно было снять про этот процесс творческое эссе. 

Документальный фильм, собранный из отснятых материалов, назвали «Душа России». 

В марте 2021 года в лектории Русского географического общества прошла премьера фильма. Именно тогда Николай Котяш решил, что жители Верховажского округа должны увидеть кино первыми. А из единичной премьеры нужно сделать фестиваль деревенского кино. Так в сентябре 2021 года в Шелотах появилась еще одна уникальная «Печка» — кинематографическая. Ну а как еще можно было назвать фестиваль в Шелотах, когда даже кино в домах часто смотрят на белом печкином боку, используя его как экран?

Николай Котяш
Фото: Анна Шулятьева для ТД

Уже на второй фестиваль организаторы получили около 800 заявок. Тема деревни и сельского образа жизни оказалась очень популярной у «киношников». Но самым неожиданным оказался международный интерес к фестивалю. Две трети работ — не из России. В прошлом году в конкурсе игрового кино победил фильм из Ирана, а приз за лучший документальный фильм улетел в Таджикистан.

«Швейцария, Словения, Малайзия, Венгрия, Венесуэла, Литва, Мьянма, Румыния, Пуэрто-Рико, Япония, Финляндия…» — Николай зачитывает список заявок на фестиваль в 2023 году. Их почти полторы тысячи из 95 стран.

«Печка» не похожа на пафосные фестивали типа Каннского или Венецианского. По деревне неудобно ходить на шпильках, а гостью в «голом» вечернем платье съедят комары. Но и у «Печки» есть свои церемонии открытия и закрытия, награждение и светская жизнь.

Село Шелота. Вид на храм Троицы Живоначальной
Фото: Анна Шулятьева для ТД

«Привезти бы сюда Кустурицу председателем жюри, — мечтает Николай. — Но для этого должна быть фестивальная инфраструктура. Не в палатке же его селить». 

С легкой руки Светланы Николай Котяш тоже купил дом в селе. Многолетний недострой с красивым видом. В будущем в нем будет резиденция кинематографистов. А пока Николай, приезжая в Шелота, спит на полатях в доме Светланы.

С бюджетами в этом году туго. В прошлом году у «Печки» был грант Фонда культурных инициатив на проведение фестиваля. За счет гранта организаторы заказывали баннеры, вывески, печатную продукцию и транспорт для гостей. «В этом году будем обходиться силами волонтеров», — грустит Котяш.

Александр Дубов, глава Верховажского муниципального округа
Фото: Анна Шулятьева для ТД

«Дубов [глава района] — наш человек. Очень интересный, веселый. Отличный. Но ресурсов у него тоже мало, — отвечает Светлана на мой вопрос, может ли им чем-то помочь район. — В прошлом году выручили фестиваль с автобусом на три дня, когда сломалась машина кинопередвижки. “Вагане” выступали на закрытии, может быть, споют и в этом году».

Глава с гармонью

Человека из большого города, привыкшего видеть чиновников с охраной и на машинах с мигалкой, доступность власти на селе сбивает с толку. 

С главой Шелотского поселения Светланой Корниенко мы случайно столкнулись на веранде в арт-резиденции керамистов. Она приехала на велосипеде — скромная дама в вязаной шапочке. 

К главе Верховажского муниципального округа Александру Дубову пришли в кабинет просто с улицы — спросить, как удается ему совмещать концертную деятельность с креслом большого начальника. Концертов стало меньше, согласился Александр, времени на гастроли и репетиции не хватает. Но в августе они обязательно выступят.

Александр Толстиков, актер Верховажского театра, работает учителем физкультуры в школе
Фото: Анна Шулятьева для ТД

Что общего у главы округа, судьи, патологоанатома, врача и ювелира? В свободное от основной работы время они — «Вагане». Солидные мужчины при должностях и кабинетах снимают скучные костюмы, надевают косоворотки, берут народные инструменты и поют старинные мужские песни Русского Севера. 

В 2006 году ансамбль создал Александр Дубов, выпускник Вологодского пединститута, только поступивший на работу в Центр традиционного народного творчества. Ему хотелось исполнять настоящие мужские народные песни, и он искал единомышленников.

Ювелир Юрий Ромицын, актер Верховажского театра, на работе
Фото: Анна Шулятьева для ТД

Будущий верховажский глава родился в деревне Сметанино в большой дружной творческой семье. Все пели, играли на музыкальных инструментах, участвовали в самодеятельности. А его, как самого младшего, часто оставляли дома одного. Учиться музыке он наотрез отказался. Говорит, что весь этот фольклор вызывал у него отторжение. Решил, что будет врачом. Химию знал лучше своей школьной учительницы. Но в медицинский не поступил. И родители уговорили все-таки пойти в училище культуры. Учеба его зацепила: экспедиции, изучение народного творчества.

Ирина Свирская, актриса Верховажского театра и классный руководитель в школе, успокаивает ученика на перемене
Фото: Анна Шулятьева для ТД

Еще в училище культуры Александра бесило, что народный репертуар, который они исполняют, — это заунывные песни в духе «Во поле береза стояла». На дворе 1990-е, время рокеров, Цоя, «Алисы», Гребенщикова. У него длинные волосы и косуха, а он поет про какие-то березки. «Друзьям же стыдно сказать». Петь хотелось совершенно другое, но на Севере Александр таких коллективов не нашел. И решил создать новый. «Вагане» — мужской фольклорный ансамбль, визитная карточка Верховажья, лауреат всевозможных конкурсов и участник многих праздников в родном крае.

Промысел Божий

На финал нашего путешествия в Верховажье мы припасли театр, из-за которого поначалу все это путешествие и затевалось.

В июле Верховажский православный камерный театр закрыл свой одиннадцатый сезон. Здание старинного склада с белеными кирпичными стенами, в котором верховажане играют спектакли, прячется в одном из уютных дворов исторических купеческих особняков в самом центре посада.

В начале июля спектакль «Уступи место завтрашнему дню» под рыдания зрительного зала сыграли в последний раз. Я много хожу в театры, но давно не видела таких искренних эмоций в зале. Простенький самодеятельный театр с не самой выдающейся игрой непрофессиональных актеров как-то добирается до зрительских сердец и пробирает до мурашек. Именно за этими эмоциями люди возвращаются в Верховажский театр каждый год, обрывая телефоны, чтобы забронировать билет на новый спектакль.

Сергей Истомин рассматривает костюмы для спектакля в швейной мастерской
Фото: Анна Шулятьева для ТД
Сергей Николаевич и Людмила Вениаминовна Истомины
Фото: Анна Шулятьева для ТД

В 50-местном зрительном зале переаншлаг. Заняты все дополнительные стулья. Перед спектаклем режиссер Людмила Истомина говорит несколько слов и спрашивает: «Кого Господь собрал сегодня в зале?» Закрывать сезон приехали зрители из Москвы, Петербурга, Нижнего Новгорода, Тотьмы, Вельска, Шахт, Верховажья. 

«Верховажье обычно в меньшинстве, — рассказывает Истомина. — Иногда бывает, что во всем зале нет местных — только приезжие. По статистике, только 10 процентов населения ходит в театр. В Верховажье живут пять с половиной тысяч человек. Так что у нас всего 550 театралов, а каждый наш спектакль смотрят примерно две с половиной тысячи человек».

На репетиции театра
Фото: Анна Шулятьева для ТД
После молитвы артисты соприкасаются руками в жесте «один за всех, и все за одного»
Фото: Анна Шулятьева для ТД

Жизненный цикл спектакля в Верховажском театре — один театральный сезон. В октябре начинаются репетиции. 6 февраля — премьера. В июле со спектаклем прощаются. 

Сергей и Людмила Истомины, основатели и руководители театра, знают какой-то секрет. А может, это и «промысел Божий», как убежден Истомин. Высокий импозантный седовласый мужчина в костюме с бабочкой сначала встречает зрителей у входа в театр. Находит для каждого несколько слов, провожает до места. А потом, пока зал рассаживается, переодевается и перевоплощается в растерянного старика. В этом спектакле у него одна из главных ролей.

Галина Александровна Колосова готовится к выходу на сцену перед спектаклем
Фото: Анна Шулятьева для ТД
Зрители аплодируют после спектакля
Фото: Анна Шулятьева для ТД

Истомин однозначно местная знаменитость. Все, с кем мы говорили в эти дни в Верховажье, в какой-нибудь момент обязательно поминали его самого, его театр, его стихи, его экскурсии. Или цитировали его любимую фразу: «Желания сердца исполняет Господь». Истомин — личность многогранная. Знатный садовод, пишет стихи и пьесы, увлечен краеведением, проводит экскурсии, поет романсы. В гостиной их светлого гостеприимного дома часто звучит фортепиано. 

Истомин родился в Сметанине (деревня в 20 километрах от райцентра). И говорит, что Верховажье с детства терпеть не мог. Его, чахлого и болезненного, мама часто возила в районную больницу. Зимой было холодно, летом — жарко, в межсезонье — грязно, в автобусах его вечно тошнило. Переезжать в райцентр он совершенно не планировал. Если бы не коварство жены. «И ведь сначала она переехала в мой простой худой учительский дом. Даже пианино привезла. Но тихой сапой под предлогом покупки половины дома заманила меня в Верховажье. И место в здешней школе мне нашлось», — со смехом вспоминают оба.

Начало спектакля «Ваня Датский», в котором Сергей Николаевич играет роль писателя Шергина
Фото: Анна Шулятьева для ТД
Спектакль «Посадские истории. Продолжение»
Фото: Анна Шулятьева для ТД

Людмила — музыкальный работник в детском саду — даже в мыслях не держала, что когда-нибудь будет ставить спектакли. А Истомин театр любил с детства. С мамой по пятницам они вместе смотрели спектакли по телевизору. Спектакль «Дальше — тишина» с Раневской и Пляттом по пьесе, которую они играли в этом году, Истомин посмотрел еще в девятом классе. И помнил о нем все эти годы. Окончил педагогический. Преподавал естественные науки — географию, биологию, а в некоторых сельских школах и физику с химией. Хотя, начитавшись про Волконских в школах, где он работал, устраивал ассамблеи, литературно-музыкальные салоны, мини-спектакли для детей, а потом и для взрослых. Про настоящий театр, уверяет, никогда не думал. Все получилось случайно. И тут промысел…

Каждый спектакль начинается с общей молитвы
Фото: Анна Шулятьева для ТД

В начале 1990-х в Верховажье приехал молодой священник с семьей — возрождать жизнь прихода при Успенском храме. Матушка Ариадна организовала воскресную школу для детей и театральный кружок, где ставила сценки на Рождество и Пасху, которые показывали жителям села. Когда времени на кружок у матушки стало не хватать, она попросила заняться им Истомину. Людмила говорит, что сама не очень понимала, что делать с детьми. Просто пела с ними песни. А потом в сборнике для воскресных школ ей попалась небольшая пьеса «Заколдованный принц». С этого все и началось. Спектакль получился. Дети просили еще. Сценарии для новых спектаклей помогал писать Сергей. Места для репетиций не было. Собирались вечерами в детском саду. Центр традиционной народной культуры давал автобус, и театральная студия ездила играть спектакли по районным клубам.

Спектакль «Посадские истории. Продолжение»
Фото: Анна Шулятьева для ТД
Записка, которую нашел Сергей Николаевич после спектакля
Фото: Анна Шулятьева для ТД

В 2012 году театр обрел свой дом — старый купеческий склад-гараж в центре Верховажья с высоким сводчатым потолком и хорошей акустикой. Здесь они сыграли уже 13 спектаклей. А на 6 февраля 2024 года назначена новая премьера. Какая? Этого пока Истомин не знает и сам. Возможно, это будет комедия. 

«“Истомин, надоело реветь, давай на следующий год комедию!” — кричат мне постоянные зрители. — Дайте идею — я напишу! Комедия не должна быть просто смешной. В ней обязательно должно быть нравственное содержание».

«Мне, как и многим, раньше казалось: уедешь в Тмутаракань — там никакой жизни нет, — говорит Светлана Степанова. — Я была потрясена насыщенностью всего происходящего вокруг. Тут в каждом поселении по фольклорному коллективу, везде центры традиционной народной культуры, театр, выставки, домашние музеи. На каждом пятачке что-то происходит». 

Но у возрастающего интереса к Верховажью есть и риски. Светлана говорит, что ее страшный сон — вереница туристических автобусов. Страшно потерять эту чистоту и хрупкость пространства, если туризм станет массовым.

Слева: Ирина Свирская, учитель русского языка и литературы. Справа: Ирина Свирская в роли Нелли в спектакле «Уступи место завтрашнему дню»: «Я играла в театре, когда училась в школе, 12 лет назад. Потом училась и жила в Санкт-Петербурге. В этом году вернулась домой, и меня пригласили в театр. Театр — это родные люди. Семья Истоминых для меня очень близка. Они те старшие товарищи, дело которых мне очень близко, хочется больше времени с ними проводить и быть частью этого»
Фото: Анна Шулятьева для ТД
Слева: Ирина Кузнецова, пенсионерка. Справа: Ирина Кузнецова в роли секретарши Джорджа в спектакле «Уступи место завтрашнему дню»: «Театр для меня — это общность и попытка нашего маленького коллектива заставить человека во время спектакля смотреть внутрь себя. Увидеть что-то внутри себя — вот задача всех нас. Мы стараемся, чтобы ни один человек не ушел пустым»
Фото: Анна Шулятьева для ТД
Слева: Денис Дербин, ученик Верховажской школы. Справа: Денис Дербин в роли Майкла в спектакле «Уступи место завтрашнему дню»: «Я в театре четвертый сезон. Пригласили, потом меня это заинтересовало. Театр теперь для меня как семья, родной дом»
Фото: Анна Шулятьева для ТД
Слева: Наталья Шипицына, главный специалист управления культуры и туризма администрации Верховажского муниципального округа. Справа: Наталья Шипицына в роли Аниты в спектакле «Уступи место завтрашнему дню»: «Если в жизни все катится, неурядицы, возродить может только театр. Репетиции, спектакли — все это приводит к душевному подъему»
Фото: Анна Шулятьева для ТД
Слева: Владимир Полежаев, начальник управления сельского хозяйства. Справа: Владимир Полежаев в роли адвоката Хоппера в спектакле «Уступи место завтрашнему дню»: «Театр — это отвлечение от всех проблем и отличная компания друзей. Еще это место, где я приношу пользу своим землякам. Ведь мы пытаемся донести правильную точку зрения на православие и жизнь, прививаем любовь к родному краю»
Фото: Анна Шулятьева для ТД
Слева: Екатерина Холзакова, ученица 11-го класса. Справа: Екатерина Холзакова в роли Роды в спектакле «Уступи место завтрашнему дню»: «Театр — это средство самовыражения. Со стороны можно подумать, что все роли одинаковые, но в каждой есть что-то свое. Пробуешь себя в новой роли — делаешь выводы по поводу тех или иных героев, анализируешь. Думаешь, как можно поступать, как нельзя. И, конечно, театр — это одна большая дружная семья, где все общаются наравне друг с другом — взрослые и дети»
Фото: Анна Шулятьева для ТД
Слева: Юрий Ромицын, ювелир. Справа: Юрий Ромицын в роли Юрецкого, хозяина магазина, в спектакле «Уступи место завтрашнему дню»: «Театр — это святое для меня. У меня работа физическая, я занимаюсь фермерством, ювелирным делом, еще завхоз в двух гостиницах, на работе сильное напряжение. Театр для меня отдушина»
Фото: Анна Шулятьева для ТД
Слева Евгения Свирская, 13 лет. Справа: Евгения Свирская в роли официантки в спектакле «Уступи место завтрашнему дню»: «Театр для меня одна большая семья, в театре чувствуешь себя как дома. Раньше я ходила на спектакли и смотрела, как играют мои сестры. Мне очень нравилось, тоже хотелось выступать. Потом меня пригласил Сергей Николаевич»
Фото: Анна Шулятьева для ТД
Слева: Наталья Самылова, преподаватель школы искусств. Справа: Наталья Самылова в роли Коры в спектакле «Уступи место завтрашнему дню»:
«Лично для меня театр — это смена деятельности, отдых. Мне нравится приходить туда, находиться в этом коллективе, творить там. Это отдушина своего рода»
Фото: Анна Шулятьева для ТД
Слева: Александр Толстиков, учитель физкультуры. Справа: Александр Толстиков в роли игрока в карты в спектакле «Уступи место завтрашнему дню»: «Для меня театр — интересный досуг. В следующем году буду отказываться, у меня сын пойдет в первый класс, будет некогда, а потом посмотрим»
Фото: Анна Шулятьева для ТД
Слева: Галина Колосова, педагог допобразования в Доме детского творчества. Справа: Галина Колосова в роли Люси Купер в спектакле «Уступи место завтрашнему дню»: «Театр для меня — это прежде всего преодоление себя. Мне очень сложно. У меня и речь не развита, мучаюсь косноязычием, звуки не все выходят, памяти нет никакой. И вот это когда преодолеешь, тогда удовольствие, счастье, радость»
Фото: Анна Шулятьева для ТД
Раздевалка в театре
Фото: Анна Шулятьева для ТД

Афиша Верховажья на ближайшие выходные

4—6 августа — Всероссийский фольклорный фестиваль «Деревня — душа России». 

5—6 августа — межрегиональная Алексеевская ярмарка.

6 августа — «Лимпияда в Липках», соревнования в крестьянских умениях.

Команды на время будут косить траву, теребить лен, метать сено в стога.

11—13 августа — международный кинофестиваль «Печка»

* * *

Словарь диалектных слов села Шелота. Памятка, которую местные жители раздают всем желающим

Шелота – мн.ч, склоняется как “ворота”
село Шелота
я из Шелот
пою Шелотам
приеду в Шелота
горжусь Шелотами
мечтаю о Шелотах

Обряжаться – работать (в основном со скотиной Лоснись – в прошлом году
Стойно – ссылка на кого-нибудь Осенесь – прошлой осенью
Добро – хорошо Скалка – береста
Шаять – тлеть Неподатно – не быстро
Мизорить – смотреть Повертка – перекресток, поворот
Оболокаться – одеваться Поветь – нежилая часть дома, где хранится сено
Больно баско – очень красиво Отводок – ворота
Гостите – приходите в гости Хрушко – крупно
Божатка – крестная Скутать печь – закрыть трубу
Батог – палка, хворостина Сиченики – пироги с капустой
Баять – рассказывать Соломат – густая каша на жировых шкварках
Блазнить – чудиться, мерещиться Челядь – дети
Варовый – ловкий Шомыша – темное помещение в доме
Наставушка – брусок для заточки косы Катанки – валенки
Ляга – лужа Онуча – портянка
Пахать – подметать пол Бурак – кузов, корзина
Перевала – туча (какая перевала идет) Зобенька – корзинка из бересты
Поскотина – выгон для скота Животник – муж, проживающий в доме жены (ушел в животы)
Путики – грибы Губник – пирог с грибами
Розлев – большая глиняная кринка Лава – мостик через реку
Грядка – перекладина для сушки белья Порато – больно (пальцу порато)

 


Этот материал написан благодаря поддержке наших читателей и «Авиасейлс для бизнеса» — бесплатного сервиса для организации командировок.

Если вы хотите помочь нам отправиться в новые командировки, поддержите сбор на странице «Выезжаем».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Помочь нам

Популярное на сайте

Все репортажи

Читайте также

Загрузить ещё

Помогаем

Медицинская помощь детям со Spina Bifida
  • Хронические заболевания

Медицинская помощь детям со Spina Bifida

  • Собрано

    1 643 529 r
  • Нужно

    1 830 100 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida
  • Хронические заболевания

Медицинская помощь детям со Spina Bifida

  • Собрано

    1 643 529 r
  • Нужно

    1 830 100 r
Всего собрано
295 085 579

Вид с веранды Светланы Степановой

Фото: Анна Шулятьева для ТД
0 из 0

Николай Котяш на качелях в Шелотах

Фото: Анна Шулятьева для ТД
0 из 0

Храм Троицы Живоначальной, село Шелота

Фото: Анна Шулятьева для ТД
0 из 0

Светлана Степанова у себя на веранде сделала лавку, где можно купить сувениры от местных жителей

Фото: Анна Шулятьева для ТД
0 из 0

Дом Светланы Степановой в селе Шелота

Фото: Анна Шулятьева для ТД
0 из 0

Храм Троицы Живоначальной в селе Шелота

Фото: Анна Шулятьева для ТД
0 из 0

Антонина Завьялова, жительница Верховажья, показывает театр теней, который она создала сама

Фото: Анна Шулятьева для ТД
0 из 0

Указатель на печь дровяного обжига

Фото: Анна Шулятьева для ТД
0 из 0

Светлана около печи

Фото: Анна Шулятьева для ТД
0 из 0

Николай Котяш

Фото: Анна Шулятьева для ТД
0 из 0

Село Шелота. Вид на храм Троицы Живоначальной

Фото: Анна Шулятьева для ТД
0 из 0

Александр Дубов, глава Верховажского муниципального округа

Фото: Анна Шулятьева для ТД
0 из 0

Александр Толстиков, актер Верховажского театра, работает учителем физкультуры в школе

Фото: Анна Шулятьева для ТД
0 из 0

Ювелир Юрий Ромицын, актер Верховажского театра, на работе

Фото: Анна Шулятьева для ТД
0 из 0

Ирина Свирская, актриса Верховажского театра и классный руководитель в школе, успокаивает ученика

Фото: Анна Шулятьева для ТД
0 из 0

Сергей Истомин рассматривает костюмы для спектакля в швейной мастерской

Фото: Анна Шулятьева для ТД
0 из 0

Сергей Николаевич и Людмила Вениаминовна Истомины

Фото: Анна Шулятьева для ТД
0 из 0

На репетиции театра

Фото: Анна Шулятьева для ТД
0 из 0

После молитвы артисты соприкасаются руками в жесте «один за всех, и все за одного»

Фото: Анна Шулятьева для ТД
0 из 0

Галина Александровна Колосова готовится к выходу на сцену перед спектаклем

Фото: Анна Шулятьева для ТД
0 из 0

Зрители аплодируют после спектакля

Фото: Анна Шулятьева для ТД
0 из 0

Начало спектакля «Ваня Датский», в котором Сергей Николаевич играет роль писателя Шергина

Фото: Анна Шулятьева для ТД
0 из 0

Спектакль «Посадские истории. Продолжение»

Фото: Анна Шулятьева для ТД
0 из 0

Каждый спектакль начинается с общей молитвы

Фото: Анна Шулятьева для ТД
0 из 0

Спектакль «Посадские истории. Продолжение»

Фото: Анна Шулятьева для ТД
0 из 0

Записка, которую нашел Сергей Николаевич после спектакля

Фото: Анна Шулятьева для ТД
0 из 0

Слева: Ирина Свирская, учитель русского языка и литературы. Справа: Ирина Свирская в роли Нелли в спектакле «Уступи место завтрашнему дню»: «Я играла в театре, когда училась в школе, 12 лет назад. Потом училась и жила в Санкт-Петербурге. В этом году вернулась домой, и меня пригласили в театр. Театр — это родные люди. Семья Истоминых для меня очень близка. Они те старшие товарищи, дело которых мне очень близко, хочется больше времени с ними проводить и быть частью этого»

Фото: Анна Шулятьева для ТД
0 из 0

Слева: Ирина Кузнецова, пенсионерка. Справа: Ирина Кузнецова в роли секретарши Джорджа в спектакле «Уступи место завтрашнему дню»: «Театр для меня — это общность и попытка нашего маленького коллектива заставить человека во время спектакля смотреть внутрь себя. Увидеть что-то внутри себя — вот задача всех нас. Мы стараемся, чтобы ни один человек не ушел пустым»

Фото: Анна Шулятьева для ТД
0 из 0

Слева: Денис Дербин, ученик. Справа: Денис Дербин в роли Майкла в спектакле «Уступи место завтрашнему дню»: «Я в театре четвертый сезон. Пригласили, потом меня это заинтересовало. Театр теперь для меня как семья, родной дом»

Фото: Анна Шулятьева для ТД
0 из 0

Слева: Наталья Шипицына, главный специалист управления культуры и туризма администрации Верховажского муниципального округа. Справа: Наталья Шипицына в роли Аниты в спектакле «Уступи место завтрашнему дню»: «Если в жизни все катится, неурядицы, возродить может только театр. Репетиции, спектакли — все это приводит к душевному подъему»

Фото: Анна Шулятьева для ТД
0 из 0

Слева: Владимир Полежаев, начальник управления сельского хозяйства. Справа: Владимир Полежаев в роли адвоката Хоппера в спектакле «Уступи место завтрашнему дню»: «Театр — это отвлечение от всех проблем и отличная компания друзей. Еще это место, где я приношу пользу своим землякам. Ведь мы пытаемся донести правильную точку зрения на православие и жизнь, прививаем любовь к родному краю»

Фото: Анна Шулятьева для ТД
0 из 0

Слева: Екатерина Холзакова, ученица 11-го класса. Справа: Екатерина Холзакова в роли Роды в спектакле «Уступи место завтрашнему дню»: «Театр — это средство самовыражения. Со стороны можно подумать, что все роли одинаковые, но в каждой есть что-то свое. Пробуешь себя в новой роли — делаешь выводы по поводу тех или иных героев, анализируешь. Думаешь, как можно поступать, как нельзя. И, конечно, театр — это одна большая дружная семья, где все общаются наравне друг с другом — взрослые и дети»

Фото: Анна Шулятьева для ТД
0 из 0

Слева: Юрий Ромицын, ювелир. Справа: Юрий Ромицын в роли Юрецкого, хозяина магазина, в спектакле «Уступи место завтрашнему дню»: «Театр — это святое для меня. У меня работа физическая, я занимаюсь фермерством, ювелирным делом, еще завхоз в двух гостиницах, на работе сильное напряжение. Театр для меня отдушина»

Фото: Анна Шулятьева для ТД
0 из 0

Слева: Евгения Свирская, 13 лет. Справа: Евгения Свирская в роли официантки в спектакле «Уступи место завтрашнему дню»: «Театр для меня одна большая семья, в театре чувствуешь себя как дома. Раньше я ходила на спектакли и смотрела, как играют мои сестры. Мне очень нравилось, тоже хотелось выступать. Потом меня пригласил Сергей Николаевич»

Фото: Анна Шулятьева для ТД
0 из 0

Слева: Наталья Самылова, преподаватель школы искусств. Справа: Наталья Самылова в роли Коры в спектакле «Уступи место завтрашнему дню»: «Лично для меня театр — это смена деятельности, отдых. Мне нравится приходить туда, находиться в этом коллективе, творить там. Это отдушина своего рода»

Фото: Анна Шулятьева для ТД
0 из 0

Слева: Александр Толстиков, учитель физкультуры. Справа: Александр Толстиков в роли игрока в карты в спектакле «Уступи место завтрашнему дню»: «Для меня театр — интересный досуг. В следующем году буду отказываться, у меня сын пойдет в первый класс, будет некогда, а потом посмотрим»

Фото: Анна Шулятьева для ТД
0 из 0

Слева: Галина Колосова, педагог допобразования в Доме детского творчества. Справа: Галина Колосова в роли Люси Купер в спектакле «Уступи место завтрашнему дню»: «Театр для меня — это прежде всего преодоление себя. Мне очень сложно. У меня и речь не развита, мучаюсь косноязычием, звуки не все выходят, памяти нет никакой. И вот это когда преодолеешь, тогда удовольствие, счастье, радость»

Фото: Анна Шулятьева для ТД
0 из 0

Раздевалка в театре. Кусок трубы ждет, чтобы его закопали для отведения дождевых вод от театра

Фото: Анна Шулятьева для ТД
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Подпишитесь на субботнюю рассылку лучших материалов «Таких дел»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: