«Бог показал мне, что я неправильно живу»

Фото: из личного архива героини

«После того случая я снова начала пить и принимать наркотики» — слова, которые Оксана произносит чаще всего во время нашего разговора. Оксане 42 года, она живет в одном из поселков недалеко от Красноярска. Уже несколько лет Оксана «в завязке» и годы употребления называет «темной историей». Оксанина зависимость была похожа на темный лабиринт, в котором она изредка видела небольшие просветы, но выбраться из него самостоятельно не могла

Помогаем
Жёлтый Аист
Собрано
72 721
Нужно
Пожертвовать

«Во все тяжкие»

Оксана родилась в Красноярске. Росла с бабушкой и мамой, отца она не знала: сидел в тюрьме. Оксана теперь уже и не помнит, за что именно. После школы учеба на повара в техникуме, потому что бабушка с мамой так решили. Они всегда все решали за Оксану, решали жестко и безапелляционно — без участия и ласки. 

Когда девушке исполнился 21 год, умерла бабушка. Мать внезапно для Оксаны решила продать их общую квартиру и купить другое жилье. С горя обе стали пить, начались «ненужные знакомства и связи».

«У нас с мамой были конкретные пьянки. Дошло все до того, что в нетрезвом состоянии мы попались на уловки черных риелторов, которые мошенническими схемами отобрали у нас жилье. У нас не осталось угла, поэтому мама вернулась жить в Красноярск к бабушкиной знакомой, — вспоминает Оксана. — Перед маминым отъездом я забрала у нее паспорт, чтобы она не пропила документ. Я тогда начала отношения с парнем и осталась жить с ним. Мой парень подсадил меня на легкие наркотики. Так мы и жили непонятно для чего и двигались непонятно куда. Про маму я особо не думала, знала только, что она жива».

Спустя несколько лет, накануне Восьмого марта, раздался звонок: «Оксана, твоя мама умерла». Оказалось, что за неделю до этого ее нашли на улице («Прихватило сердце»). Без паспорта мать Оксаны оформили в одну из больниц Красноярска, там ее и не стало.

«Мы с парнем поехали в Красноярск, искали маму по всем моргам. Потом узнали, что ее похоронили за государственный счет на общественном кладбище. Поначалу я не особо поняла, что произошло, долгое время жила без мамы. А потом дошло, что я осталась совсем одна, — и накрыло. Пустилась во все тяжкие: алкоголь, наркотики». 

Оксана предпочла бы, чтобы следующих восьми лет в ее жизни не было.

Оксана
Фото: из личного архива героини

Она пыталась лечиться в разных реабилитационных центрах, в том числе и в христианском, бросала наркотики и алкоголь, но потом снова срывалась, потому что не понимала, чем еще занять свободное время. Диагноз «бесплодие» в 30 лет тоже не способствовал выходу из зависимости. Расставание с молодым человеком на какое-то время вроде бы помогло, Оксана оправилась, устроилась работать кондуктором в автобус, но потом судьба снова свела их — и девушка вернулась к старым привычкам. 

В конце 2012 года Оксана забеременела, а в 2013-м родила дочь Катю — маленькую, недоношенную, полтора килограмма. Декрет стал тяжелым испытанием: парень регулярно поднимал на Оксану руку, сломал ей нос. «Бил, бил, чуть не убил», — с ужасом вспоминает она.

Через год Оксана поняла, что надо бежать. Нашла работу: устроилась пекарем булочек для бургеров, параллельно мыла в домах полы за деньги. Мыкалась по съемным квартирам с маленькой Катей. Снова пила и употребляла наркотики, чтобы заполнить одиночество. Мать парня помогала продуктами, сидела с внучкой, когда Оксана уходила на смену. На работе девушка познакомилась с Иваном, закрутились отношения. Вторая беременность, аборт.

«У нас с Ваней тогда были странные отношения. Я привыкла к одиночеству и думала, что на него нельзя положиться, поэтому молча сделала аборт. После сообщила Ване, а он так мечтал о детях. Сильно разругались, разошлись, — рассказывает Оксана. — Спустя время дали друг другу второй шанс. Я снова забеременела, родила сына Максима, тоже крошечного, недоношенного. Через две недели после кесарева уже вышла на автомойку: очень нужны были деньги на дорогие смеси для Максимки».

«Я совершила жуткое»

Оксана с Ваней то расставались, то снова сходились. Он временами уезжал в соседнюю деревню на заработки, она мыла машины и растила двух маленьких детей. Как забеременела опять, Оксана не помнит. Округлившийся живот она заметила только на пятом месяце. А на шестом родила крошку Веронику весом всего полкилограмма. Страх не справиться с жизнью охватил Оксану настолько, что она решила оставить младенца в роддоме. Врачи и психолог отговаривали ее, но ничего не помогло.

«Я тогда настолько разочаровалась в жизни, что никому не верила. Думала: “Ну помогут они мне подгузниками, а дальше что? Как я одна справлюсь с тремя детьми?” Я оставила Веронику, но отказ от нее не подписала. Ване даже не сообщила о том, что у него дочь родилась. Да он и о беременности моей не знал, чего уж там», — вздыхает Оксана.

Оксана со старшей дочерью Катей
Фото: из личного архива героини

Одной с горем было справиться не под силу, и Оксана снова сорвалась на наркотики и алкоголь. Старалась, чтобы дети не видели ее в таком состоянии, принимала, пока они спали.

«Однажды я поехала за Катей к ее отцу и оставила Максима на своего знакомого, который хорошо относился к детям и сам предложил помощь. Стыдно говорить, но я напилась у бывшего до беспамятства, а он выключил мой телефон. Когда очухалась и зашла в соцсети, чуть не поседела: соседи выложили видео в районной группе в вайбере, как Максим гуляет один на детской площадке. Тот знакомый просто оставил его и ушел по делам. А органы опеки забрали Максима во временный приют, — перечисляет Оксана дрожащим голосом. — Мысль о том, что я лишусь его навсегда, была невыносимой. Я вдруг четко поняла, что так Бог решил показать мне, что я неправильно живу».

В отчаянии Оксана позвонила знакомой в похожей ситуации: «Оля, умоляю, помоги мне, как ты вернула своих детей из приюта?» — «Есть такой кризисный центр в Красноярске — “Мать и дитя”, иди туда», — посоветовала она.

Оксана бросилась за помощью в центр. Ей было не так страшно умереть, как потерять детей. На пороге она разрыдалась: «Устала так жить, не могу, не хочу. Помогите». Принимала Оксану тогдашний директор центра «Мать и дитя» Ольга.

Оксана с младшей дочерью Вероникой
Фото: из личного архива героини

Оксана зовет Ольгу заступницей. Ольга поселила ее в кризисном центре вместе с другими мамами. С Оксаной начали работать психолог и юрист. А самое главное — ей помогли вернуть детей. Оксане предстояло два суда — по лишению прав на Максима и на Веронику. Оба заседания прошли гладко. Оксану не закидывали камнями, Ольга защищала подопечную: «Она хорошая мама, я вижу, как у нее жизнь меняется». 

«Старшую, Катю, я еле отвоевала у бабушки, та хотела меня лишить родительских прав, — говорит Оксана. — Максимку после всех проверок ПДН мне вернули. Веронику я не видела год, только носила ей в дом ребенка передачки с подгузниками. В 2020 году из-за пандемии мне не давали с ней увидеться. За год удочерить ее не успели, и я поняла, что это мой шанс».

Когда Оксана увидела Вероничку через два месяца после суда, упала на колени и разревелась, а потом еще год буквально вымаливала у дочки прощение. «Ваня, у тебя есть дочь, только ей уже год», — захлебываясь слезами, говорила Оксана по телефону Ване. Ваня обрадовался. Оксана же поставила ему условие: «Ты должен вылечить свою зависимость, чтобы видеться с детьми».

* * *

Сейчас Оксана выглядит так, как всегда мечтала: платья, туфли, макияж, уложенные волосы, спокойная, ласковая улыбка. Она вернула детей, вернула себе себя, вернула любимого человека Ваню.

Иван успешно прошел лечение в реабилитационном центре, устроился на новую работу, и в 2021 году они поженились. 

Младшие дети Оксаны Максим и Вероника
Фото: из личного архива героини

Катя уже четвероклассница — спокойная и рассудительная девочка, Максим — неуловимый, бойкий, гоняет в футбол. Вероничка — непоседливая, любознательная, ходит в детский сад и на художественную гимнастику. 

Пока Оксана все еще живет в кризисном центре «Мать и дитя» из-за трудностей со съемным жильем. Ее муж — в другом центре. Это временная мера до декабря, пока пара не найдет подходящую квартиру. 

Центр «Мать и дитя» — один из множества проектов фонда «Красноярье без сирот», который создал Роман Мозжерин. С 2007 года фонд делает все возможное для сохранения детей в семье: подбирает детям-сиротам наставников, проводит занятия для приемных родителей, оплачивает работу нянь, которые ухаживают за младенцами-отказниками в больницах, сопровождает выпускников детских домов.

«Нынешний директор “Красноярья без сирот” Руслан Мокроусов — мой муж, — говорит куратор центра “Мать и дитя” Людмила Мокроусова. — Когда-то давно мы не смогли родить собственных детей, поэтому решили взять ребенка из детского дома, да так увлеклись сиротской темой, что в 2019-м возглавили фонд. Через нашу семью прошли 12 приемных детей. Сейчас воспитываем двоих, остальные выросли. В кризисном центре мы предоставляем женщинам с детьми жилье, питание, одежду. Большая часть подопечных в прошлой жизни находилась в зависимости. В кризисном центре с ними работают психологи и юристы. Помогаем подопечным с пропиской, оформлением документов, получением льгот, а самое главное — учим их брать ответственность за себя, свой внутренний мир и детей». 

Здесь их учат и готовить, и искать работу, и ухаживать за детьми, а еще — раскрывают таланты. Так и получилось с Оксаной. В ней разглядели дар. Теперь Оксана — известный в узких кругах повар. Она любит и умеет готовить, а особенно — делать пельмени, вареники, печь блины. В фонде ей подарили электрическую мясорубку — огромное подспорье в деле, закупили продуктов, помогли составить соцконтракт и оформили как самозанятую. И Оксана запускает собственное маленькое дело — производство полуфабрикатов.

Дети Оксаны держат полуфабрикаты, которые она готовит на продажу
Фото: из личного архива героини

«Мне нравится, когда людям вкусно. Уже делаю визитки и веду группы в соцсетях, чтобы расширяться», — с улыбкой хвастается Оксана. 

Если бы в жизни Оксаны не случился фонд, то, может быть, не было бы детей, мужа и любимого дела. Помогите, пожалуйста, фонду «Красноярье без сирот», главная цель которого — сохранение детей в семье, чтобы у каждой мамы и ребенка в трудной ситуации оставалась возможность иметь дом и верное плечо. Спасибо большое!


Материал выпущен при поддержке благотворительного фонда «Абсолют-Помощь».

Этот платеж возможен благодаря фонду «Нужна помощь», который собирает деньги на работу благотворительных организаций нашей страны.

Помочь

Оформите пожертвование в пользу организации «Жёлтый Аист»

Выберите тип и сумму пожертвования
Поддержите, пожалуйста, наш фонд

Мы существуем только на ваши пожертвования. Вы можете добавить процент от пожертвования на развитие фонда «Нужна помощь»

Популярное на сайте

Все репортажи

Читайте также

Загрузить ещё

Помогаем

Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью
  • Бездомность
  • Инвалидность
  • Развитие спорта

Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью

  • Собрано

    886 195 r
  • Нужно

    994 206 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida
  • Хронические заболевания

Медицинская помощь детям со Spina Bifida

  • Собрано

    1 584 744 r
  • Нужно

    1 830 100 r
Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью
  • Бездомность
  • Инвалидность
  • Развитие спорта

Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью

  • Собрано

    886 195 r
  • Нужно

    994 206 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida
  • Хронические заболевания

Медицинская помощь детям со Spina Bifida

  • Собрано

    1 584 744 r
  • Нужно

    1 830 100 r
Всего собрано
292 344 746

Оксана Бачевская

Фото: из личного архива героини
0 из 0

Оксана со старшей дочерью Катей

Фото: из личного архива героини
0 из 0

Пожалуйста, поддержите проект «Жёлтый Аист» , оформите ежемесячное пожертвование. Сто, двести, пятьсот рублей — любая помощь важна, так как из небольших сумм складываются большие результаты.

0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Подпишитесь на субботнюю рассылку лучших материалов «Таких дел»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: