«Я смогла, я выплыла»

Фото: Ирина Беляева для ТД

В 25 лет Юля, выпускница Бийского педагогического колледжа, работала воспитательницей детского сада в Барнауле, в одиночку растила годовалого сына Артема и снимала квартиру с подругой. Та встречалась с молодым человеком. Подруга решила устроить и Юлину личную жизнь — познакомила ее с другом своего парня, Юрой. Юля особо не противилась этому, Юра ей показался перспективным, амбициозным, она согласилась на свидание. Свидания довольно быстро привели к свадьбе, совместному быту и Юлиной беременности. Родился сын Ваня. Маленького Артема Юра принял как своего. Юля парила на крыльях от счастья. Замечательный муж, любимые дети, свекры, которые приняли ее как дочь и пустили жить в свою квартиру. Только через год безоблачной жизни все изменилось

Помогаем
Облака
Собрано
15 832
Нужно
Пожертвовать

Юля вдруг стала находить в вещах мужа «заначки»: таблетки, пакетики с травой. Он прятал их в прихожей, в шкафу, на балконе. 

«Я поняла, что у мужа зависимость, и запаниковала. Сначала просто покуривал, дальше — больше. Рассказала о “заначках” его отцу. Тот пытался с ним разговаривать, но в итоге просто поставил Юре фингал под глазом, Юра завязал с наркотиками на время», — вспоминает Юля.

Пока Юра был в завязке, пара получила семейный капитал и приобрела на него двухкомнатный дом на окраине Барнаула. Юра работал водителем рейсового автобуса, возил туристов. 

Однако хватило его ненадолго — через несколько месяцев сорвался, снова начал употреблять. После работы «догонялся» в гараже, Юля забирала его оттуда «в неадеквате», он устраивался в кресле перед телевизором и засыпал. Юра воображал себя ясновидящим, пытался предсказывать будущее, но реальность была такова, что Юля и дети теряли мужа и папу. Мальчишки бегали вокруг отца, но он только кричал, чтобы они успокоились. 

«Папа пришел с работы уставший, лучше его не трогать», — утешала Юля детей. Артем и Ваня взрослели и все меньше верили в это. Дети нуждались в отце, но и за папу, и за маму была Юля.

«Юра постоянно обещал, что бросит наркотики. Все родственники и друзья уговаривали его завязать, — рассказывает Юля. — Очень страшно было, когда он видел разных сущностей, которые якобы сидели на дверях. Умолял вызвать батюшку, чтобы освятить дом, громко кричал по ночам. Дети пугались. Сочиняла им, что папа видит плохие сны. Я сглаживала углы, чтобы Артем и Ваня не видели ничего плохого».

После очередного Юриного «прихода» Юля поставила ему условие: либо кодировка и реабилитационный центр, либо развод. Он умолял его простить, но от лечения отказывался.

Юлия возле офиса «Облаков» на улице Анатолия, где сохранилось большинство деревянных домов Барнаула
Фото: Ирина Беляева для ТД

Лето 2014 года Артем и Ваня проводили в селе Нечунаево в Алтайском крае у бабушки, Юлиной мамы. В конце августа, перед началом учебного года, Юля думала: «Как я привезу сыновей домой? Как они будут смотреть на такого папу, который в последние несколько месяцев редко приходил в себя?»

Девушка собрала детей и переехала жить к подруге. На время, чтобы Юра одумался. Находиться дома и выдерживать все его «приходы» было тяжело. Юра прибегал к жене с букетами роз, вставал на колени, но на Юлю такие внезапные приступы любви уже не действовали. Жизнь с зависимым человеком напоминала тягучее, вязкое болото. 

«Пока мы с детьми жили у подруги, Юра поменял в доме замки, закрыл дом и не пускал меня. А когда мне с трудом удалось туда пробраться, я ужаснулась: муж забрал холодильник, кухонный гарнитур, компьютерный стол, компьютер, водонагреватель. Мебели и бытовой техники в доме почти не осталось, он вынес все. Это стало последней каплей», — говорит Юля.

Развод, двое детей на руках, жизнь в доме без мебели и горячей воды, крошечная зарплата воспитательницы — все это отбирало силы у Юли. Она устроилась еще на две работы — мыла полы в двух высотках, но денег все равно не хватало. В редкие минуты отдыха помогала детям с домашними заданиями и отвечала на их вопросы: «Куда исчез папа? Почему мы такие бедные? Почему он все забрал?» И он действительно забрал многое: Юлину силу, молодость и уверенность в себе. 

Спустя какое-то время Юля начала встречаться с другим мужчиной и снова забеременела. Родился Владик, но счастливые отношения снова не сложились. Поругались, разошлись. Так Юля стала многодетной матерью-одиночкой.

Юра после развода исчез. Ни копейки денег на детей он не присылал, говорит Юля. Она обивала пороги судебных приставов, подавала в розыск — все без толку. Потом бывший муж нашелся, из зарплаты у него стали удерживать по две тысячи рублей в качестве алиментов. Юре это категорически не нравилось, он уволился из транспортной компании и переехал в Москву, устроился работать неофициально, алименты платить перестал.

«Мы разделили имущество, выделили доли в доме. Вроде все по закону — одна комната в доме мне, другая — ему, но не по совести. Потому что дети-то со мной остались. Он то терялся, то находился. Я с Юрой пыталась договориться, чтоб он отдал сыну комнату в счет алиментов, но его этот вариант не устраивал».

Юлия настраивает швейную машинку
Фото: Ирина Беляева для ТД

* * *

Юля — брюнетка с карими глазами, ярким макияжем, собранными в пучок волосами на затылке. Сейчас ей 42 года. Мы встречаемся с ней в Барнауле. Она приходит без детей — старшие, 19-летний Артем и 17-летний Ваня, теперь учатся в соседнем городе в речном командном училище по специальности «судовождение», а младший, девятилетний Владик, окончил второй класс. Сегодня он приболел и остался дома. Во время нашего разговора Юля часто прерывается на телефонные звонки, переживает за сына, спрашивает, выпил ли он лекарства.

«Мальчики у меня очень хорошие, воспитанные. Старший, Артем, спокойный, степенный, Ваня более активный, а младший, Владик, превзошел братьев, за ним невозможно угнаться, он непоседа, — перечисляет Юля. — Артем мечтает стать капитаном. Он уже четвертый месяц проходит практику, несет вахту на корабле: четыре часа за штурвалом, восемь часов отдыхает. Недавно вместе с капитаном они проплыли около четырех тысяч километров. Вчера звонил мне: “Мама, я прошел несколько сложных поворотов, меня сносило. Я когда вахту сдал, руки тряслись — такой адреналин”. Средний сын сначала хотел учиться на машиниста, но очень воодушевился рассказами брата и поступил в то же училище. Потом они оба планируют в университет».

Артем и Ваня приезжают домой только на каникулы. В учебное время у них построения по девять раз в день и маршировка. 

«Мне нравится, что у них там железная дисциплина. И мальчики готовы на жесткие условия ради мечты. А что сделаешь? Такое выживание. Да и к тому же там их бесплатно кормят, выдают форму, носки и трусы. Я плачу только за общежитие», — рассуждает Юля. 

Бывшему мужу не очень интересно, на что Юля содержит детей, — у него новая семья. По словам Юли, его долг по алиментам вырос до двух миллионов рублей.

«Мне главное, чтобы он не подселил никого в эту комнату в доме, которая ему принадлежит, и не выгнал нас. Прошу его написать дарственную на сына, а деньги мне Юрины не нужны, проживу как-нибудь, — возмущается Юля. — Общение с Ваней он возобновил только в прошлом году. Они иногда созваниваются, поздравляют друг друга с днем рождения. Я не препятствую этому, не говорю, что папа плохой».

Директор фонда «Облака» Марина Пшеничникова
Фото: Ирина Беляева для ТД

* * *

Юля не знает, как бы преодолела все тяготы и несчастья после развода, если бы на ее пути не встретился благотворительный фонд «Облака». Фонд помогает одиноким мамам с детьми встать на ноги и самостоятельно заработать на еду и жилье. 

«Облака» выросли из волонтерского проекта жительницы Барнаула Джамили Семененко. В 2014 году на Алтае случилось страшное наводнение. И Джамиля на своей странице во «ВКонтакте» предложила друзьям и знакомым собрать вещи для пострадавших. 

«Я была в шоке, потому что за два дня местные жители принесли мне тонны одежды и заполнили весь гараж. Но очень быстро мы столкнулись с реальностью: оказалось, что сортировать вещи и заниматься их выдачей было некому, поэтому я собрала волонтеров — и закрутилось», — вспоминает Джамиля.

Докрутилось до создания фонда. Сейчас у «Облаков» девять пунктов сбора вещей по всему Барнаулу и одиннадцать пунктов выдачи одежды, восемь из которых находятся в деревнях Алтайского края. А еще — собственный благотворительный секонд-хенд, бесплатные консультации юриста, психолога, социального помощника для женщин в беде. В «Облаках» все желающие учатся на швей и удаленных SMM-специалистов.

Юлия шьет шопер в цехе фонда «Облака»
Фото: Ирина Беляева для ТД

Когда-то «женщиной в беде» была и Юля. А теперь она самозанятая. В швейном цехе фонда по проекту «Мамин стежок» Юля научилась шить на заказ постельное белье с ромашками и васильками, с машинками и феями Винкс, автомобильные чехлы и халаты. Она создала во «ВКонтакте» группу «Сладкие сны» и получила от краевого отделения соцзащиты социальный контракт на 250 тысяч рублей.

«Я давно думала о том, чтобы шить на продажу, но все не решалась. А фонд меня подтолкнул к мечте. Очень люблю ткань перкаль. Себе тоже сшила из нее комплект. Теперь каждую ночь я засыпаю на цветочном поле. На деньги контракта я купила себе производственную швейную машинку, оверлок, распошивальную машинку, машинку для средних и тяжелых тканей», — хвастается Юлия.

В нашем разговоре Юля через слово благодарит фонд «Облака». Видно, что она очень трепетно относится ко всем его сотрудникам. И к юристке, которая помогает ей взыскивать алименты с бывшего мужа, и к психологу, которая вытянула ее из эмоциональной ямы, и к Наталье — руководительнице швейного цеха, и к основательнице фонда Джамиле.

«Благодаря фонду я выхожу из всех трудных ситуаций. Пока денег не всегда хватает, но я планирую расширить производство и открыть свой цех — вот тогда дела точно в гору пойдут. В сентябре мы с юристом “Облаков” подаем на бывшего мужа заявление о неуплате алиментов в краевую прокуратуру, а с бухгалтером буквально на днях составили для меня бизнес-план, — отмечает Юлия. — Я начала сама зарабатывать для себя, для семьи. Решила вопрос с долгами по коммуналке. Я смогла, выплыла».

Юля
Фото: Ирина Беляева для ТД

Большинство женщин обращаются в «Облака» за материальной помощью, говорит директор фонда Марина Пшеничникова. Почти всегда они приходят с недоверием и стеснением: «Тяжелый развод, потеря работы, насилие в семье — то, с чем обращаются к нам женщины. Их подхватывают психолог и соцработник. Самый большой страх подопечных — повторение их собственной судьбы детьми. У многих в жизни что-то не сложилось, не было хорошего стартового капитала. Но помощи достойны все. И если женщина прикладывает усилия и приходит в фонд — это уже огромный шаг».

Помогите фонду «Облака» и вы, чтобы у одиноких мам оставалась возможность встать на ноги и дать ребенку тот самый стартовый капитал. Спасибо большое!


Материалы выпущены при поддержке благотворительного фонда «Абсолют-Помощь»

Помочь

Оформите пожертвование в пользу организации «Облака»

Выберите тип и сумму пожертвования

Популярное на сайте

Все репортажи

Читайте также

Загрузить ещё

Помогаем

Медицинская помощь детям со Spina Bifida
  • Хронические заболевания

Медицинская помощь детям со Spina Bifida

  • Собрано

    1 609 563 r
  • Нужно

    1 830 100 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida
  • Хронические заболевания

Медицинская помощь детям со Spina Bifida

  • Собрано

    1 609 563 r
  • Нужно

    1 830 100 r
Всего собрано
294 057 978

Фотовыставка «Облаков»

Фото: Ирина Беляева для ТД
0 из 0

Пожалуйста, поддержите проект «Облака» , оформите ежемесячное пожертвование. Сто, двести, пятьсот рублей — любая помощь важна, так как из небольших сумм складываются большие результаты.

0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Подпишитесь на субботнюю рассылку лучших материалов «Таких дел»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: