Кристина сделала ногу

Фото: Евгений Шальнов

Волонтерка «Благотворительной больницы» в Санкт-Петербурге своими руками сделала протез для бездомного, который потерял ногу  

В коридоре сталинского дома стоит большой деревянный верстак. На нем выстроились в ряд жестяные и стеклянные банки с инструментами: отвертками, плоскогубцами, щетками.

Высокая девушка с зелеными дредами замешивает в тазике гипс, заливает его в форму. Через два часа заготовка для протеза ноги готова — с помощью наждачки и гипсового раствора девушка точечно меняет объемы и сглаживает неровности. А потом, сняв заготовку с верстака, отправляет ее сушиться в газовую духовку на кухне — как сушат груши на зиму, оставляя дверцу слегка приоткрытой.

Это Кристина, ей 23 года. У себя на кухне она собирает протез для одного из пациентов «Благотворительной клиники» для беженцев и бездомных, которая официально открылась в Санкт-Петербурге четыре месяца назад.

Домашняя мастерская. Кристина готовится к созданию финальной версии гильзы для протеза из карбона и эпоксидной смолы. Для этого на гипсовую копию культи надета мягкая внутренняя часть гильзы, а сверху — презерватив, который не даст смоле приклеиться к вкладышу
Фото: Евгений Шальнов

Андрей, которому предназначается протез, в сентябре попал под поезд и чудом остался жив — но потерял правую ногу, врачам пришлось ее ампутировать ниже колена. У 37-летнего Андрея хороший реабилитационный потенциал, но чем больше времени проходит с момента операции, тем сложнее восстановить навыки ходьбы.

Протез, чип и светящийся глаз

«Вообще, это очень большой риск, возможно, ничего не получится, — говорит Кристина. — Я год сидела в разработке протезов за компьютером на заводе и год работала с клиентами клиники-мастерской — делала вот это все руками, но на профессиональном дорогущем оборудовании, из классных комплектующих — один протез стоил от 300 тысяч до 4,5 миллиона. То, что я делаю дома сейчас, конечно, очень весело».

Кристина Цевелева учится в ЛЭТИ на медицинского техника и несколько месяцев назад стала волонтером «Благотворительной больницы» — некоммерческой организации, врачи которой с 2018 года лечат бездомных людей на улицах Петербурга. Протез для Андрея Кристина впервые делает от и до сама.

«Мне нравится колхозить всякие штуки», — улыбается девушка в ответ на вопрос, почему она решила в это ввязаться. И показывает руку: год назад Кристина вживила себе в кисть платежный чип. Легким касанием руки теперь оплачивает почти все свои покупки, кроме тех, где невозможен безналичный расчет, чем, конечно, шокирует кассиров.

Нарезка карбона для последующего использования в изготовлении гильзы
Фото: Евгений Шальнов

«Я сделала несколько чипов для себя и друзей. Моя бабушка считает, что это печать Антихриста, — Крис достает с полки силиконовое сердечко размером с пятирублевую монету. Чип запаян в пакетик с хлоргексидином. — Еще на ютьюбе есть видео, где мы делаем светящийся протез глаза для моего парня Феди: из-за рака, перенесенного в детстве, у него нет глаза и ноги. У Феди в палец вживлен магнит, он прикладывает его к протезу, контроллер реагирует на магнитное поле и включает светодиод — и глаз начинает светиться».

Кристина планирует сделать Феде универсальную стопу для спорта и повседневной жизни. Это станет ее дипломной работой.

С Федей они познакомились пять лет назад на конкурсе: он был участником, демонстрировал возможности движения в протезе, она сидела в жюри. Родители Кристины не обрадовались этим отношениям, но со временем привыкли.

«Мой папа всю жизнь работает руками: автослесарь в автобусном депо, обвальщик в колбасном цехе, строитель многоэтажных домов, а сейчас — оператор станка, который плетет сетку для заборов. Кажется, он буквально умеет всё, и в детстве я всегда равнялась на него, хотела иметь те самые золотые руки и в любой бытовой или профессиональной ситуации легко решать всё делом. Мама держала магазин с детскими вещами, видимо, чтобы была возможность не отказывать мне в красивых нарядах, — рассказывает Кристина. — В детстве работа представлялась мне чем-то безумно интересным (да и сейчас), и, сколько себя помню, я всегда просила, чтобы мне нашли какую-нибудь подработку. Хотелось быть взрослой и ответственной — и чтобы родителям было полегче. В мои 13 лет у меня появился родной брат, а потом еще брат и сестра — их родители забрали из детского дома. Мама ушла в декрет, у папы с работой стало сложнее. И родители разрешили мне разместить объявление “репетитор по математике и физике”. Я учила детей на пару классов младше себя, это был интересный опыт».

После школы Кристина выбрала инженерную специальность — поняла, что, став медицинским техником, найдет применение большей части своих навыков и интересов, да и скучно точно не будет.

Финальная примерка протеза. Андрей учится правильно вставлять ногу в гильзу и рассказывает о своих ощущениях Кристине
Фото: Евгений Шальнов

«На работе я сейчас делаю ортезы из низкотемпературного пластика. Могу при переломе заменить гипс на пластиковый ортез, зафиксировать конечность после операции в нужном положении. Большая часть моих пациентов — дети и подростки с нейроортопедическими патологиями, для них делаю корсеты при нарушениях позвоночника, туторы для коррекции положения суставов. Работаю в паре с врачом-ортопедом. Работа мне во всем нравится, особенно когда получается реализовать амбиции в теме протезирования».

«То, что не нравится, надо изменить»

В «Благотворительную больницу» волонтером Кристина пришла потому, что проблема недоступности медицинской помощи, еды, тепла и других элементарных вещей для бездомных и мигрантов ей кажется очень острой.

«Странно, что в наше время огромное количество людей остается с бедой один на один, особенно когда дело касается проблем со здоровьем. Ну а если что-то в окружающем мире тебе не нравится, нужно попробовать хоть немного это изменить. Тем более навыки, хоть и специфические, у меня есть», — говорит Кристина.

Читайте также Лечат всех, кто обращается за помощью  

Комплектующие протеза для Андрея ей удалось найти на «Авито» — благодаря помощи клуба православной молодежи «Кинония»: за 15 тысяч рублей купили металлическую голень, искусственную стопу и соединительные устройства.

Верхнюю часть — примерочную гильзу — решено было изготовить из оргстекла. Разогретый материал Кристина натянула на гипсовый слепок и с помощью шлифмашинки выровняла поверхность. Получилось что-то, по виду похожее на хрустальную вазу.

После первой примерки для финальной модели мастерице понадобились густая эпоксидная смола, ткань и карбоновые пластины. И вот спустя несколько дней идеальная прочная гильза готова. Осталось соединить ее с другими комплектующими — и можно назначать примерку.

Встать на ноги

В больнице, когда первый шок прошел, Андрей решил: нужно во что бы то ни стало снова встать на ноги.

У Андрея нет российского гражданства — в Петербург он приехал на заработки из Приднестровья. Работал на стройке, собирался заключить контракт с Минобороны, чтобы поехать в Украину, и уже даже сдал нормативы, но по каким-то причинам процедура затянулась. А в начале сентября он выпивал со знакомым — и попал под поезд. Как это произошло, Андрей не помнит.

В больнице мужчина провел месяц, а после выписки оказался в приюте для бездомных: потеряв ногу, не смог больше работать и оплачивать аренду жилья. Из-за отсутствия российского гражданства оформить инвалидность и получить бесплатный протез от государства Андрей тоже не мог. Как и самостоятельно оплатить его изготовление.

Кристина проверяет качество гипсового слепка культи
Фото: Евгений Шальнов

В январе Андрей впервые побывал на приеме у травматолога «Благотворительной клиники». «Золотое окно» протезирования — месяц-полтора после ампутации, поэтому врачи решили не упускать время, а попробовать сделать Андрею протез своими силами — и за дело взялась медицинский техник — волонтер Кристина.

Для Андрея изготовление протеза и прием врачей в «Благотворительной клинике», как и для других пациентов, бесплатны — независимо от наличия или отсутствия дома и гражданства и невзирая на их политические взгляды. Средства на работу клиники (минимальное ежемесячное содержание обходится в 200 тысяч рублей) помогают собрать неравнодушные люди. Кроме врача-терапевта и травматолога, здесь принимают дерматовенеролог, психиатр, офтальмолог, врач УЗИ и ЛФК.

* * *

На приеме Андрей заметно волнуется: хорошо ли сядет протез, получится ли снова пойти?

— Сейчас я подтяну все винты, — взяв в руки шестигранник, Кристина еще раз проверяет соединения, а потом надевает на протез принесенную Андреем кроссовку. — Ну что, попробуем?

Читайте также Как в России живут люди с глазными протезами  

Андрей надевает протез, делает первый шаг и следом — еще один. Это выглядит как волшебство: только что он зашел в кабинет на подлокотных костылях, а теперь — стоит на двух ногах и пробует ходить. Сам!

— Наступать старайтесь с пятки. По высоте как? Как будто нормально, но, если что, могу убрать-добавить. Вам колено нужно чуть-чуть больше выпрямлять, иначе носком будете цепляться, — дает рекомендации Кристина и наблюдает, как спустя пять минут Андрей уже ходит по медицинскому кабинету.

— Все очень хорошо получилось, — повторяет Андрей и, кажется, еще не может поверить, что снова способен идти. — Без костылей непривычно — я думал, никогда уже с ними не распрощаюсь.

Первые шаги Андрея после финальной примерки протеза. Кристина рассказывает Андрею о нюансах использования протеза, смотрит за его походкой, спрашивает об ощущениях, принимает решения по более точной настройке
Фото: Евгений Шальнов

— Теперь главное — соблюдать баланс: ходить достаточно, но не давать слишком много нагрузки, чтобы рана культи не стала хуже. И обязательны регулярные перевязки, так что ждем вас, — говорит доктор.

И, в сотый раз поблагодарив врачей, Андрей выходит из «Благотворительной больницы» — на своих ногах.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Помочь нам

Популярное на сайте

Все репортажи

Читайте также

Загрузить ещё

Помогаем

Медицинская помощь детям со Spina Bifida
  • Хронические заболевания

Медицинская помощь детям со Spina Bifida

  • Собрано

    1 609 563 r
  • Нужно

    1 830 100 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida
  • Хронические заболевания

Медицинская помощь детям со Spina Bifida

  • Собрано

    1 609 563 r
  • Нужно

    1 830 100 r
Всего собрано
294 004 132

Снятие гипсового слепка. Перед нанесением гипса и бинтов на ногу кладется толстый шнур, по которому после застывания гипса Кристина разрезает получившийся слепок. Разрезают слепок для того, чтобы его легче было снять, а шнур защищает ногу от порезов

Фото: Евгений Шальнов
0 из 0

Домашняя мастерская. Кристина готовится к созданию финальной версии гильзы для протеза из карбона и эпоксидной смолы. Для этого на гипсовую копию культи надета мягкая внутренняя часть гильзы, а сверху — презерватив, который не даст смоле приклеиться к вкладышу

Фото: Евгений Шальнов
0 из 0

Нарезка карбона для последующего использования в изготовлении гильзы

Фото: Евгений Шальнов
0 из 0

Финальная примерка протеза. Андрей учится правильно вставлять ногу в гильзу и рассказывает о своих ощущениях Кристине

Фото: Евгений Шальнов
0 из 0

Кристина проверяет качество гипсового слепка культи

Фото: Евгений Шальнов
0 из 0

Первые шаги Андрея после финальной примерки протеза. Кристина рассказывает Андрею о нюансах использования протеза, смотрит за его походкой, спрашивает об ощущениях, принимает решения по более точной настройке

Фото: Евгений Шальнов
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Подпишитесь на субботнюю рассылку лучших материалов «Таких дел»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: