«Я хочу у вас учиться! Что мне нужно делать?»

Фото: Nikola Aleksic / Unsplash.com

Меня зовут Даша, мне 33 года. Родом я из Карелии, но последние 16 лет прожила в Санкт-Петербурге. Весной 2022-го мы с мужем переехали в Сербию и пополнили ряды белградцев. Место мы не выбирали, ухватились за предложение по работе, если Сербия — значит Сербия. О стране знали мало, самые общие вещи, языка не знали тем более. Ожиданий никаких не было, ни в хорошую сторону, ни в плохую. Однако на момент смены места жительства я уже приняла решение, что буду получать второе высшее образование. Я хотела уйти из IT, где проработала много лет, и исполнить мечту юности — стать химиком. А еще наш переезд совпал с моей уже глубокой беременностью — срок был восемь месяцев

Муж улетел в Белград раньше меня и стал обустраивать нашу будущую жизнь: снял жилье, начал процедуру получения ВНЖ и нашел хорошего врача и клинику. 

Помню, тот месяц, что мы жили порознь (я в Петербурге, он в Белграде), каждый день созванивались. И он всегда начинал разговор с фразы «Здесь так тепло!» Конечно, тепло: в апреле в Белграде уже цветет глициния, а в Питере еще чернеет снег во дворах. 

У меня не было страха уезжать — во многом потому, что я знала, что есть сильная опора и поддержка. Ну и еще потому, что был огромный интерес: а как там будет? а как мы будем жить? Язык сербский — он какой? А вдруг получится подружиться с кем-то из местных? Мне было (и по сей день остается) интересно буквально всё, и со знаком плюс, и со знаком минус. И эмиграция, несмотря на трагические предпосылки, больше воспринималась как новый интересный опыт, в чем-то даже игра. Играю уже два года, не надоело. 

В конце апреля 2022 года, буквально в последний разрешенный к перелетам по медицинским показаниям день, я села в самолет Санкт-Петербург — Белград. Химия в этот момент мало места занимала в моей голове — но все же я взяла сборник задач последнего ЕГЭ и свой любимый учебник Дикерсона. Я не знала, как буду осуществлять задуманную авантюру с образованием на новом месте, но внутренне понимала, что буду. 

Первый месяц жизни в Сербии я просто наблюдала. Много гуляла, привыкала к климату — по сравнению с моим родным краем здесь очень жарко весной. У нас в это время лед на Онежском озере лежит, а в Белграде плюс 25. 

Белградская набережная
Фото: Alexander Mils / Unsplash.com

Белград очень эклектичный город: он, как лоскутное одеяло, состоит из разных кусочков, каждый из которых абсолютно самобытен и автономен, но все вместе составляет вполне гармоничную картину. Если меня попросят назвать три слова, описывающие этот город, я отвечу так: кофе, цветы и муралы — белградский стрит-арт на стенах домов. Особенно меня удивила местная традиция кофепития: белградцы пьют «кафу» с раннего утра до поздней ночи без перерыва и буквально везде. Террасы и кофейни переполнены почти всегда, выйти с кем-то «на кофе» — очень важная часть местной культуры общения и базовый принцип социализации. 

И главное — у них есть суперспособность: они могут пить одну маленькую чашку эспрессо или «домашнего кофе» — варится в джезве, наподобие турецкого — минут по сорок! И я, проглатывающая свой капучино за пять–семь минут, пока жду такси. Сейчас уже, конечно, приучилась не спешить. 

Второе, что важно было сразу понять и принять, — особый ритм жизни, то самое сербское polako. Это слово можно перевести как «неторопливо, медленно», но на самом деле под этим понятием скрывается целая жизненная философия. Быть здесь и сейчас, слушать себя и свои потребности, не отказывать себе (и другим) в маленьких жизненных радостях, будь то чашка кофе на открытой террасе кафе или прогулка в парке. Я не могу сказать, что Питер очень суетливый город. По моим ощущениям, он тоже имеет свою особенную, северную размеренность, но Белград, конечно, в разы «легче», что ли, по ритму жизни и по атмосфере. У меня вообще поначалу было чувство, что я на курорт приехала в отпуск. Сначала мы осваивали классическую туристическую программу: Старый город, белградская крепость, набережная Савы и модные местечки в центре. Потом уже, как освоились, начали предпринимать вылазки в менее очевидные места, я подписалась на несколько блогов-путеводителей по Белграду и Сербии и составила список интересных мест. На данный момент мы были в нескольких регионах Сербии, и это далеко не все, что я хотела бы посетить. Также мы устраиваем небольшие поездки в Черногорию и Боснию и Герцеговину — в целом регион очень богатый и на природу, и на культурные достопримечательности. 

Белград, Сербия
Фото: Nikola Aleksic / Unsplash.com

Самое интересное и колоритное — как водится, вовсе не туристические места, а то, что составляет жизнь обычного белградца. Поход на рынок в выходной день или крошечная непримечательная кофейня «для своих». Да, расчет будет только наличными и вам не подадут модный кофе на миндальном молоке, но именно в таких местах можно познакомиться с местными, пообщаться и почувствовать дух города. Я так начала практиковать язык: все время заходила в одну и ту же кофейню возле дома и пыталась говорить с бариста на очень плохом сербском. Аналогично в магазине и на рынках — до последнего старалась избежать английского. Получалось просто смешно, но все же ни один человек не посмеялся над моими попытками. Напротив, и помогали, и подсказывали. Это, наверное, определило мое отношение к Сербии: без преувеличения, я ни разу за два года не столкнулась с враждебным отношением. 

В общем, в Белграде цвел май, я потихоньку оттаивала, и вот пришел день, когда должна была родиться наша дочь Ева. Тут надо сделать еще одну ремарку: у меня не было проблем с беременностью и в целом не было страха, зато была четкая личная позиция по партнерским родам: категорически нет. В Сербии я также предпочла пройти этот путь в компании исключительно медиков, но не учла маленького нюанса: сербского-то я не знаю, соответственно, small talk с медперсоналом исключен, поэтому в какой-то момент стало грустно. Так что позволю себе совет: если вы планируете роды в стране, языка которой пока не знаете, лучше пусть с вами побудет кто-нибудь, с кем вы можете поболтать. 

Несмотря на запредельное счастье, я фоново постоянно думала о том, как же я теперь буду, кем я буду? В общем, я рассудила, что за спрос не бьют, нашла в интернете сайт химического факультета Белградского университета, выяснила, что как раз идет прием документов, да и отправилась туда. 

Получалось так: я переехала 26 апреля, дочь родилась 20 мая, а в университет я отправилась в середине июня. Все неслось стремительно, я действовала интуитивно, скорее наудачу — видимо, поэтому мне и удалось поступить!

Дарья с мужем и дочкой, здесь Еве четыре месяца
Фото: из личного архива героини

Знаете, да — да, нет — нет. Я ничем не рисковала, просто нужно было прийти в университет и спросить, но я была уверена на 90% — не выгорит. Либо плата окажется непомерной, либо какой-то особый, невероятный пакет документов, либо еще что-то. Не говоря уже о том, что уровень моего сербского был околонулевой. 

Когда я волнуюсь, обычно рублю с плеча. Поэтому, придя в приемную комиссию, сразу, с порога, заявила: «Я хочу у вас учиться! Что мне нужно делать?» Пауза, достойная МХАТа, конечно, последовала, но мне объяснили, что да, я могу попробовать, и рассказали, что для этого нужно делать. И да, доброжелательно, подробно и с искренним желанием помочь. От чувств я прямо на месте чуть не заплакала!

Поступать в университет в новой стране, языка которой ты не знаешь, через две недели после родов — что может пойти не так? Я снова была уверена, что это просто пустая трата времени, и эта беготня с документами, и попытки подготовиться к экзамену на сербском, но что-то заставило меня делать все это. 

К счастью, химия везде одинаковая, это вам не гражданское право. В приемной комиссии мне подсказали, где можно посмотреть примеры вступительных экзаменов разных лет. В целом от российской программы они не сильно отличаются, а кроме химии, мне сдавать ничего не нужно было: принимают нотариально заверенный перевод аттестата и письменный экзамен. Был бы устный, думаю, не получилось бы. В общем, я скачала примеры экзамена, несколько дней поразбирала — так как я до этого готовилась уже поступать, с химией проблем не было. Оставалось установить соответствия между русскими и сербскими терминами. Это действительно намного легче на практике, чем кажется.

Система обучения здесь стандартная для Европы: четыре года бакалавриата и год магистратуры (есть право оставаться в магистратуре два года). На моей специальности «химия» обучение идет только на сербском языке, я не знаю, почему меня это не смутило, но сейчас уже и неважно — на практике язык действительно очень быстро осваивается, плюс он принадлежит к группе славянских языков, что значительно облегчает ситуацию. 

Дарья в университете
Фото: из личного архива героини

У меня очень дружелюбно приняли документы и на экзамене спросили, все ли слова мне понятны. Не могу сказать, что была толпа желающих учиться, оно и понятно: у нас очень специфическая дисциплина, огромный объем информации, а еще нужно владеть и математикой, и физикой в какой-то мере. Но тем не менее конкурс был. Я прошла, как не являющаяся гражданкой Сербии, на платное отделение — хотя по баллам могла бы претендовать и на бюджет. Впрочем, университет Белграда, на мой взгляд, вполне демократичен по стоимости, а оплату можно разбить по месяцам. Все лояльно и на договоре. 

До начала занятий требовалось сдать экзамен по сербскому на уровень В1. На тот момент я начала учить язык в онлайн-группе, но все равно дальше примитивного диалога в супермаркете похвастаться особо ничем не могла. 

Тогда я прямо сказала преподавательнице нашей группы: «Слушай (тут все на “ты”), мне к 30 сентября надо сдать на В1, помоги, пожалуйста». Ее тяжелый вздох я тоже буду помнить долго! Но у нас было три месяца, и мы засучили рукава. И каким-то чудом на сертификат я сдала, и вот настало волнительное, страшное 1 октября, начало учебы, и я пришла на свою первую лекцию на факультете. 

Я очень переживала, что ничего не пойму. Кроме того, мне приходилось регулярно сбегать домой, чтобы покормить дочь, благо жили в тот год мы недалеко от университета, да и сейчас белградские расстояния позволяют оперативно добираться домой. 

Читайте также Черногория — страна фотообоев, красивых мужчин, чемпионата по лени и котлеты плескавицы размером с пиццу  

На первом курсе я думала, что все вполне подъемно, но сейчас, оглядываясь, понимаю, что мне было трудно. И язык я знала неважно, и усталость была сильная, все-таки настолько маленький человек — это серьезная ответственность. Но мне снова помогли: моя мама и мама мужа, сам муж, очень помогли и мои однокурсники и преподаватели. Так что я вполне успешно пережила свой первый курс. Хоть и был момент, когда я подумала: зачем я это делаю, для чего я это делаю, не лучше ли отступить… Половина коллоквиумов напоминала шоу “Интуиция”: в целом ты догадываешься, что от тебя хотят, но до конца не уверен. И, полагаясь на чудо, пишешь свое решение или ответ.

Справедливости ради, многие преподаватели спрашивали, нужна ли мне помощь с переводом или с разъяснения ми. Я всегда отказываюсь, потому что это нечестно по отношению к другим студентам. Когда я шла учиться, я понимала, что программа будет на сербском языке, и взяла на себя полную ответственность за это, так что апеллировать к недостаточному знанию языка, с моей точки зрения, было неправильно. Есть еще нюанс: в сербском и русском некоторые слова звучат одинаково, но означают совсем разные вещи. Из химии первый же пример: у нас Sn — это олово, а вот в сербском олово — Pb. И это постоянно нужно держать в голове. Сейчас я на втором курсе, а это почти экватор для бакалавриата. 

Лаборатория аналитической химии, химический факультет Белградского университета
Фото: личный архив

Что мне нравится в сербском университете? Очень много практики, упор на лабораторные работы, много задач, и все предметы подчинены специальности. Помню, в Петербурге мы сдавали и русский, и историю, и даже физкультуру, хотя факультет был далек от всего этого. Здесь каждый час используется, чтобы дать студентам знания и практику именно по специальности. А если что-то идет не так, всегда можно попросить преподавателя о консультации. У меня, например, сейчас органическая химия движется нелегко, но каждую неделю есть дополнительный час, в который мы с преподавателем решаем задания и обсуждаем непонятные теоретические моменты. Глядишь, так и стану настоящим химиком. 

Отдельно хочу сказать о том, как тепло приняли меня однокурсники, хотя у нас и языковой барьер, и разница в возрасте довольно большая: со мной учатся ребята 20 лет. Тем не менее я не могу сказать, что мне было как-то неловко, — наоборот, очень интересно. Тут вообще силен дух товарищества: все делятся конспектами, помогают друг другу готовиться к коллоквиумам и экзаменам. Я не могу сказать, что все складывается просто и легко, все еще остается языковой барьер, хоть он слабеет с каждым днем.

Иногда у меня бывает чувство, что я еду на поезде, которым управляет кто-то невменяемый, и я не могу спрыгнуть. В такие минуты хочется махнуть на все рукой и отказаться от своей цели.

Но есть что-то, что заставляет меня все-таки двигаться дальше. Мой план после магистратуры — пойти получать PhD и заниматься исследованиями, в какой конкретно области, я пока определяюсь. Химия — очень широкая наука, затрагивает много сфер жизни: и производство, и медицину, и продукты питания, материалы, окружающую среду и даже космос. Так что нужно внимательно выбирать сферу научных интересов, все охватить не получится, но что-то захватывающее меня ждет впереди. Это я знаю точно.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Помочь нам

Популярное на сайте

Все репортажи

Читайте также

Загрузить ещё

Помогаем

Медицинская помощь детям со Spina Bifida
  • Хронические заболевания

Медицинская помощь детям со Spina Bifida

  • Собрано

    1 643 429 r
  • Нужно

    1 830 100 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida
  • Хронические заболевания

Медицинская помощь детям со Spina Bifida

  • Собрано

    1 643 429 r
  • Нужно

    1 830 100 r
Всего собрано
294 952 322

Белград, Сербия

Фото: Nikola Aleksic / Unsplash.com
0 из 0

Белградская набережная

Фото: Alexander Mils / Unsplash.com
0 из 0

Белград, Сербия

Фото: Nikola Aleksic / Unsplash.com
0 из 0

Дарья с мужем и дочкой, здесь Еве четыре месяца

Фото: из личного архива героини
0 из 0

Дарья в университете

Фото: из личного архива героини
0 из 0

Лаборатория аналитической химии, химический факультет Белградского университета

Фото: личный архив
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Подпишитесь на субботнюю рассылку лучших материалов «Таких дел»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: