Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Что не так с антиэкстремистским законодательством: аналитический центр «Сова» об итогах 2017 года

28 февраля информационно-аналитический центр «Сова» презентовал два доклада, посвященных применению антиэкстремистского законодательства в России в 2017 году. Авторы докладов, Наталья Юдина и Мария Кравченко, проанализировали судебную практику и назвали опасные тенденции: закон чаще применяется для защиты действующей власти и давления на неугодных ей активистов. 

Россия. Санкт-Петербург. Предупреждение властей о недопустимости экстремистских высказываний на остановке общественного транспорта на Невском проспектеФото: . Александр Николаев/Интерпресс/ТАСС

По данным «Совы», за 2017 год судьи неправомерно осудили 46 человек по уголовным статьям антиэкстремистского законодательства. Это в два раза больше, чем годом ранее. Усилилось давление на представителей «нетрадиционных» религиозных течений: большая часть осужденных — последователи запрещенных в России религиозных организаций, в числе которых Свидетели Иеговы, саентологи, последователи китайской духовной практики «Фальгун» и мусульманского религиозного объединения «Таблиги Джамаат». Под пристальное внимание правоохранительных органов также попали активисты, особенно националисты в небольших городах, хорошо знакомые сотрудникам полиции.

Законодательство о противодействии экстремизму и терроризму ужесточилось

В 2017 году приняли поправки об административном надзоре до снятия судимости по отношению к освободившимся из заключения людям; закон, позволяющий отменять акт о российском гражданстве для осужденных по экстремистским и террористическим статьям; во втором чтении принят законопроект об ужесточении ответственности за «пропаганду идеологии терроризма» (при этом что такое «идеология терроризма», закон не определяет).

Кроме того, Верховный суд назвал вовлечение в деятельность экстремистской организации основанием для лишения родительских прав. Аналитики «Совы» отмечают: непонятно, что считать вовлечением детей в деятельность организации, поэтому возможны широкие трактовки закона. Это значит, что политических активистов и верующих могут не только неправомерно обвинить в участии в запрещенных организациях, но и изъять из их семей детей.

Аналитический центр «Сова» обозначил недостатки применения действующего антиэкстремистского законодательства в России.

Нечеткие формулировки

В августе жителя Сочи Виктора Ночнева оштрафовали на 50 тысяч рублей по статье 148 УК РФ «Нарушение права на свободу вероисповедания». Мужчина перепостил во «ВКонтакте» серию карикатур на Христа. Настоятель Князь-Владимирского храма, выступающий свидетелем на процессе, назвал картины оскорбительными, ссылаясь на догмат об иконопочитании 787 года. Этим примером авторы докладов иллюстрируют, как из-за смутных формулировок в Уголовном кодексе судебное разбирательство подменяется религиозным диспутом, где вместо юридических принципов ссылаются на церковные догматы. Следует отметить, что в 2018 году дело отправили на пересмотр и прекратили.

Это не единственный случай, когда нечеткие формулировки в антиэкстремистском законодательстве приводят к неясному обоснованию уголовного дела. В июле координатора штаба Навального в Волгограде Алексея Волкова обвинили в публичном осквернении символов воинской славы России: после того как в оппозиционера плеснули зеленкой, активист выложил во «ВКонтакте» коллаж с залитым зеленкой монументом «Родина-мать зовет!». Как отметила автор доклада Мария Кравченко, законодательство не прописывает, можно ли считать распространение коллажа осквернением монумента и относится ли к символам воинской славы России сам монумент «Родина-мать зовет!» и тем более его фотография.

Аналитический центр «Сова» выступает за декриминализацию унижения достоинства и против понятия «оскорбление чувств верующих» в составе статьи 148 УК РФ «Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий». Как подчеркивают авторы докладов, это неопределенное понятие не может иметь четкого юридического смысла, а судебные разбирательства вокруг религиозных материй абсурдны и подрывают авторитет правосудия.

Размытая публичность

Большинство сотрудников центра «Э» и ФСБ находят материалы для приговоров за экстремистские высказывания в соцсети «ВКонтакте». При этом, как отмечает Наталья Юдина, в большинстве случаев в приговорах по этим уголовным статьям ничего не говорится о том, сколько человек видели это высказывание. Правоохранительные органы подразумевают, что теоретически все, что публикуется во «ВКонтакте», может увидеть кто угодно. Прокуратура в пресс-релизах о приговорах часто подчеркивает, что высказывания были в «открытом доступе». На практике, до того как на страницу пришли правоохранительные органы, эти высказывания видели буквально несколько человек из немногочисленных друзей обвиняемого.

Проблема есть и вне интернета. В 2017 году возбудили уголовное дело в отношении 23-летнего жителя села Куршавы в Ставропольском крае. Молодого человека обвинили в том, что ночью в магазине Невинномысска он оскорбил незнакомую женщину — унизил ее достоинство по национальному признаку. Как отметили в докладе, едва ли ночью в магазине было столько людей, чтобы действия молодого человека действительно можно было счесть публичными.

Центр «Сова» подчеркивает, что в статьях о публичных высказываниях не прояснен вопрос о том, что именно значит эта «публичность», в судебных решениях также не говорится, сколько человек видели или слышали эти высказывания. Верховный суд эти вопросы обсуждать отказался.

Цель и контекст высказывания остаются без внимания

В октябре 2017 года на жителя Краснодара Максима Дроздова завели дело по статье 282 УК РФ. Он опубликовал во «ВКонтакте» ироническое стихотворение собственного сочинения «Еретичка». По сюжету стихотворения сельчане и местный священник сжигают школьную учительницу, которая сказала на уроке, что важна наука, а бога нет. Дроздову вменили строчку «Людей нет хуже мерзких атеистов, мы все же инквизицию вернем!» как оскорбление чувств атеистов, несмотря на очевидную ироничность стихотворения и сатиру на православных радикалов.

По статье 20.3 КоАП «Пропаганда либо публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики» наказывают за фотографии изображений исторических объектов. Из-за этого под преследование нередко попадают антиквары, которые выставляют на продажу предметы времен Третьего рейха, сопровождая их фотографиями, добавляет Юдина.

Наказывают републиканта, а не автора

В 2017 году суды вынесли 213 приговоров за экстремистские высказывания, почти все из них были сделаны в интернете. При этом только в шести случаях в тексте приговора указывалось, что видео, картинку или текст изготовили сами осужденные, остальные просто сделали репост этого материала себе на страницу. Было бы действеннее, как указывает Наталья Юдина, если бы наказанию подвергались авторы этих материалов или хотя бы те, кто выложил их в интернет, а не один из многочисленных републикантов.

Защита несуществующих групп

Правоохранители привлекают к ответственности по антиэкстремистским статьям за возбуждение ненависти к самым разным социальным группам, а не только к особо уязвимым категориям населения. Так, в феврале в Саратове осудили 19-летнего Александра Гозенко за комментарий двухлетней давности во «ВКонтакте». Его обвинили по 282-й статье УК РФ за возбуждение этнической вражды к русским и «ватникам», а также в призыве к насилию над «ватой» — правоохранители сочли, что «ватники» обозначают «патриотов России». Эксперты отметили, что социальной группы «ватники» не существует, а оскорбление приверженцев идеологии не входит в состав статьи.

Схожая история произошла в Вологодской области, где активист Евгений Доможиров на своем сайте резко раскритиковал местных полицейских, которые во время обыска повредили руку его матери. Сперва его обвиняли в возбуждении ненависти к социальной группе «вологодские полицейские» по антиэкстремистской статье, но потом переквалифицировали обвинение на оскорбление сотрудника полиции.

Защита власти и преследование неугодных

Мария Кравченко выделяет в отдельное направление «борьбы с экстремизмом» преследование за высказывания против власти. Она отмечает, что это уместно тогда, когда речь идет о подстрекательстве к конкретным насильственным действиям, а иначе только нагнетает недовольство в обществе.

В качестве примера она приводит приговор членам группы «За ответственную власть». Организацию признали экстремистской, опираясь только на запрещенную листовку «Ты избрал — тебе судить!», которая предлагала на референдуме принять новую статью Конституции о персональной уголовной ответственности депутатов и президента за ухудшение жизни населения. По мнению эксперта, призыв провести референдум не следует считать экстремизмом, поэтому запрет организации необоснован, как и ее дальнейшее преследование.

При этом, как отмечает Наталья Юдина, в 2017 году борьба с критикой действий России в связи с украинским конфликтом отошла на второй план, а на первый план вышла борьба с «революцией» и оппозицией. «В одних случаях мы считаем эти претензии оправданными, в других они очевидно надуманны, но в целом речь идет скорее о стремлении нейтрализовать политических противников, нежели позаботиться об общественной безопасности», — указала она в докладе.

В июле в Судаке завели дело на участников «Антикоррупционного бюро Республики Крым». Ее участников Дмитрия Джигалова и Олега Семенова обвинили в унижении достоинства болгар по статье 282 УК РФ. Центр «Сова» считает, что истинным поводом для преследования активистов стала борьба движения со свалками, незаконным распределением земли под застройку и нарушением норм при строительстве, а также критика местных властей.

Необоснованно жестокие наказания…

Неправомерно жестоким эксперты считают приговор бывшему директору Библиотеки украинской литературы Наталье Шариной. Ее приговорили к четырем годам лишения свободы условно по обвинению в сознательной пропаганде запрещенной украинской литературы. «Сова» считает неправомерным уголовное преследование библиотекаря, который не изъял книгу из оборота, и обвинения в сознательном пропагандистском акте.

В сентябре Новочебоксарский городской суд приговорил волонтера штаба Навального Алексея Миронова к двум годам и трем месяцам колонии-поселения. Он опубликовал во «ВКонтакте» фотографию с призывным удостоверением и текстом сверху «Я официально призываю к насильственной смене власти». Эксперты считают обвинение по статье 282 УК РФ правомерным, но деяние Миронова, по их мнению, не является поводом для реального лишения свободы.

Семь человек из Брянска, Краснодара, Нижневартовска, Саратова, Ростова-на-Дону и Пермского края получили реальные сроки за публикацию с соцсети «ВКонтакте» различных материалов с призывами к насилию. Эксперты назвали эти решения неоправданно суровыми и отметили, что ситуация ухудшилась по сравнению с предыдущим годом. Наказания по уголовным статьям за публичные высказывания стали строже: осужденных чаще приговаривают к лишению свободы и чаще накладывают на них дополнительные запреты — запрещают пользоваться интернетом и изымают дорогую технику.

…или чрезмерно мягкие

В 2017 году половина судебных решений по уголовным делам за публичные высказывания — условный срок. Сомнения экспертов вызывают ситуации, когда условные сроки выносят повторно, ведь, по их мнению, это значит, что предыдущее условное наказание не остановило осужденного. В качестве примера они приводят приговор петербургскому националисту Николаю Бондарику: в апреле 2015 года его приговорили к 1,5 года лишения свободы условно за соучастие в подготовке провокации на Курбан-байрам, и в 2017 году он снова получил условный срок, на этот раз за ксенофобский пост на стене.

В таких случаях эксперты считают более подходящим наказанием штрафы либо обязательные или исправительные работы. При этом доля приговоренных к штрафам или исправительным работам снижается второй год подряд.


Резюмируя итоги 2017 года, центр «Сова» считает, что курс на цензуру в интернете усиливается. Эта тенденция поддерживается пакетом законопроектов депутатов «Единой России» Сергея Боярского и Андрея Альшевского, который требует от администрации соцсетей самим удалять противоправный контент и вводит многомиллионные штрафы за неисполнение этих требований. Проекты закона не рассматривали в 2017 году, но эксперты считают, что его отложили только временно.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: