Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Нобелевскую премию вручили за иммунотерапию при раке: почему это революция в лечении опухолей?

Нобелевскую премию в области физиологии и медицине в 2018 году присудили за открытие нового способа лечения рака. Лауреаты Джеймс Эллисон и Тасуки Хонзе исследовали способы стимулировать иммунную систему организма бороться с опухолью самостоятельно. «Такие дела» попросили экспертов объяснить, почему это открытие стало прорывом в лечении онкологических заболеваний. 


Фото: Ye Pingfan/Imago/ТАСС

Ученые с 1990-х годов работали над двумя разными стратегиями исправления поломки в иммунной системе, которая не давала ей обнаруживать раковые клетки. Обе из них могут применяться при любом типе рака.

Профессор Эллисон обнаружил в иммунных Т-клетках белок, который действует как тормоз для иммунной системы и не дает ей атаковать опухоль. Он разработал антитело, способное связываться с этим белком и блокировать его. В 2010 году профессор Эллисон провел эксперимент на пациентах с раком кожи — меланомой, после которого у части пациентов исчезли признаки рака.

Профессор Тасуки Хонзе открыл другой белок, который так же работает как тормоз иммунного ответа, но имеет другой механизм действия. В 2012 году исследования показали эффективность терапии в лечении пациентов с различными видами рака. Результаты были впечатляющими: вплоть до долговременной ремиссии у нескольких пациентов с метастазами в состоянии, которое раньше считалось не поддающимся лечению.

Как прокомментировали во время объявления лауреатов Нобелевской премии, новизна этого метода терапии заключается в том, что лечение направлено не на саму опухоль, а на стимуляцию иммунной системы. Другой важный аспект этого открытия в том, что он направлен на разные виды опухолей, а не на один.

Роман Иванов

Вице-президент по исследованиям и разработкам BIOCAD

Нобелевская премия имеет статус самой престижной награды на планете. Один из критериев выбора лауреата — это признание мировой общественностью огромной важности его открытия. За последние три-четыре года результаты клинических исследований иммунотерапевтических препаратов убедительно показали, что иммунотерапия — это революционный прорыв в онкологии. Вручение премии в этом году за открытие первых иммунотерапевтических препаратов является тому подтверждением.

Читайте также Рак победим   Молодые ученые-онкологи о новых лекарствах и природе болезни  

Открытие иммунотерапии привело не просто к изменению стандартов лечения определенных злокачественных опухолей, а в принципе — к изменению парадигмы лечения пациента с онкологическим заболеванием. Если раньше основные подходы к лечению злокачественных опухолей включали химиотерапию, дополняемую таргетными препаратами, хирургическое лечение и лучевую терапию, то сейчас мы говорим о появлении в арсенале врача иммунотерапии как четвертого столпа онкологии.

В отличие от всех остальных имеющихся методов лечения, применяемых на поздних стадиях онкологических заболеваний, фактически только иммунотерапия оказывается способной обеспечить длительную ремиссию у значительной части пациентов. Более того, в некоторых случаях можно говорить об исцелении больных со злокачественными опухолями, чего раньше не было в принципе. Именно поэтому иммунотерапия является, пожалуй, одним из самых значимых открытий в онкологии за последние десятки лет.

Сам по себе механизм влияния чекпойнт-ингибиторов на развитие противоопухолевого иммунного ответа известен уже более 10 лет. Однако только сейчас стали доступны результаты множества клинических исследований, которые подтверждают факт высокой клинической эффективности и безопасности этих подходов. Возможности иммунотерапии впервые были продемонстрированы только для пациентов с меланомой, удельный вес которых среди всех онкологических заболеваний относительно невелик.

Сейчас результаты исследований при раке легкого, раке почки и ряде других распространенных опухолей позволяют говорить, что иммунотерапия — это не просто способ лечения отдельных групп пациентов, а одна из основ современной терапии онкологических заболеваний в принципе. Все больше накапливается данных о синергии иммунотерапии с химиотерапией, с лучевой терапией. Стоит отметить, что большинство последних исследований посвящены именно комбинаций иммунотерапии с химиотерапией: такие схемы оказываются наиболее эффективными.

В России не так давно были зарегистрированы и вышли на рынок три зарубежных иммунотерапевтических препарата. Естественно, их применение ограничено из-за крайне высокой стоимости терапии. В нашей компании только что закончился основной этап регистрационного исследования по меланоме, мы подаем в министерство здравоохранения на регистрацию наш препарат, и надеемся, что уже в первой половине 2019 года он выйдет на российский рынок и иммунотерапия онкологических заболеваний станет более доступна для больных.

Выход российского препарата и дальнейшая конкуренция между различными зарубежными препаратами наверняка будет приводить к снижению стоимости терапии, но не стоит забывать, что это высокотехнологичные препараты, они по определению не могут быть очень дешевыми.

Илья Фоминцев

Директор Фонда профилактики рака

Я лично глубоко уверен что если и давать Нобелевскую премию, то именно за вот такое. Думаю, этот принцип терапии радикально изменит подходы к лечению рака в ближайшие 10-20 лет. Мой прогноз — классическая химиотерапия сдаст позиции и практически выйдет из употребления в ближайшие десятилетия, ее заменят таргетная и иммунотерапия. А про антрациклины и таксаны (противоопухолевые средства,— прим. ТД) потом будут детям в вузах рассказывать на занятиях по истории медицины, а они будут чесать затылки и говорить: «Ну надо же какая дикость, какое счастье, что мы живем не в те времена».

Это, конечно, просто замечательная штука — она фактически меняет свойства рака, его биологию — при ее применении он теряет ряд своих способностей, что, собственно, и позволяет людям со смертельными опухолями выживать так долго при ее применении. Чудо, да и только. Крутая вещь — ждем распространения ее на все локализации рака. Меланома была очевидной целью. И вот еще прогноз (не спрашивайте, почему я так думаю), следующие на очереди будут рак мочевого пузыря и колоректальный рак — я уверен, что скоро против них появятся эффективные иммунотерапевтические препараты.

*оригинал комментария Фоминцева в Facebook

 

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: