Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

В России приостановлено производство «Налоксона» — медицинского средства от передозировок. К чему это приведет?

Летом из российских аптек пропал «Налоксон» — препарат, который применяется при передозировке наркотическими веществами и способен вернуть человека к жизни за три минуты. Сейчас его производство приостановлено, и активисты некоммерческих организаций опасаются, что дефицит препарата приведет к росту смертей от наркотического отравления. О сложившейся ситуации эксперты рассказали «Таким Делам».

Наркотики, изъятые у пациента, поступившего в реабилитационный центр для лечения людей с наркозависимостьюФото: Антон Буценко/ ИТАР-ТАСС

Каждый достоин шанса быть спасенным

В 2017 году был отмечен рост отравлений наркотиками — Российский центр судебно-медицинской экспертизы Минздрава России зафиксировал 5 811 случаев смертельных исходов. Главная причина смерти людей, употребляющих наркотики, — передозировки.

Активисты Фонда Андрея Рылькова, помогающего наркопотребителям (признан иностранным агентом, — прим. ТД), уже несколько лет раздают своим подопечным ампулы «Налоксона». Инъекции этого препарата делают при передозировках опиоидными веществами — морфином, кодеином, героином. Он снимает симптомы, вызванные отравлением наркотиками: восстанавливает дыхание, приводит человека в сознание в течение трех минут. Средство не вызывает привыкания, с его помощью невозможно получить удовольствие, с юридической точки зрения хранение препарата абсолютно законно. По словам активистов, за 2017 год с помощью него им удалось спасти 423 человека.

«Налоксон» нельзя применить никаким другим способом, кроме как при передозировке, подчеркивают активисты, а сделать инъекцию способен и неподготовленный человек, потому что его можно вводить как внутривенно, так и внутримышечно. Тем не менее препарат до сих пор остается рецептурным. Это связано с тем, что в России все лекарства, которые необходимо вводить инъекционно, должны выдаваться только по рецепту.

Активисты и сами люди, употребляющие наркотики, отмечают, что раньше в некоторых аптеках можно было договориться с фармацевтом и купить препарат без рецепта. Но сейчас средство, которое может помочь наркопотребителям, исчезло из аптек и наркологических центров, оптом его тоже не купить.

«Потребность в “Налоксоне” высокая. Не скажу за всю Россию или Москву, но мы уже который год его раздаем, — рассказал координатор социальной работы ФАР Максим Малышев. — В нашем сегменте потребность такая: в месяц в среднем обычно закупаем от 10 до 20 пачек, в пачке 20 ампул. А сейчас “Налоксон” исчез. Скупили какие-то остатки по интернет-аптекам — две-три пачки и все. И это ужасно, ведь он реально спасает жизни. Понятно, что он нужен только наркопотребителям, но какая разница — важнее же всего жизнь человека. Каждый достоин шанса быть спасенным, от передозировки в том числе. А сейчас отсутствие “Налоксона” этого шанса не оставляет».

Почему исчез «Налоксон»?

В России есть только один поставщик «Налоксона» — Московский эндокринный завод. Активисты центров ФАР и «Гуманитарное действие» связывались с заводом и пытались выяснить причины исчезновения препарата. Им ответили, что несколько месяцев назад производство медикамента действительно было приостановлено. Это связано с тем, что субстанцию, из которой производят «Налоксон», завод закупал в Нидерландах. Оттуда поставки этого вещества прекратились, производить препарат стало невозможно.

«Нам ответили, что выпуск наладится в первом квартале 2019 года, то есть непонятно, [когда] — январь, февраль, март. А тем временем его нет нигде, и это даже несмотря на то, что “Налоксон” входит в перечень жизненно важных лекарственных препаратов» — рассказал Максим Малышев.

По словам генерального директора фонда «Гуманитарное действие» Сергея Дугина, если поставки действительно наладятся в первом квартале 2019 года, то только не раньше второго квартала препарат поступит в продажу. И Дугин, и Малышев уверены, что раз препарат закончился в Москве и Петербурге, то, несмотря на отсутствие точной информации, в регионах «Налоксона» тоже нет: поставщик один, а производство стоит уже с лета.

«Мы точно не знаем, остался ли он еще у бригад скорой. Но могу предположить, что и там с ним перебои, так как “Налоксона” не было давно, а неотложки выезжают достаточно часто. Если говорить о Санкт-Петербурге — то это порядка полутора тысяч передозировок в год — и это именно официальная статистика. То есть, по идее там должны были применять этот препарат» — считает генеральный директор фонда «Гуманитарное действие» Сергей Дугин.

Нет диалога общественности и госструктур

В обоих фондах отмечают, что такое продолжительное отсутствие «Налоксона» — это очень серьезная проблема, которой необходимо избежать в будущем. Сейчас активисты ФАР пытаются раздобыть инъекции любым способом, некоторые привозят препарат из других стран.

«Я две-три недели назад был в Киеве, там местное сообщество, которое занимается профилактикой ВИЧ-инфекции, помогло мне купить 13 пачек [“Налоксона”] в аптеке. Их мы и раздаем сейчас, у нас осталось штуки четыре, — рассказал Малышев. — Другой наш сотрудник ездил в Молдову, привез пачки три. Сотрудники иногда приносят из дома, если у них завалялся препарат, наши клиенты тоже говорят:“Ой, я у вас там брал когда-то, давайте верну”, — такие вот капли в море, но они все равно важны».

Активисты ФАР не оставляют попыток наладить контакт с Минздравом, чтобы выйти на переговоры о необходимости сделать препарат безрецептурным. Также они предложили заводу делать назальный «Налоксон»: в других странах так обходят закон об инъекционных препаратах — делают это средство в виде спрея. Эффект остается практически тем же самым — через слизистую носа препарат всасывается в кровь за две-три минуты. Активисты даже предложили представителям завода встретиться и обсудить этот вопрос. «Но тоже нет никакого ответа, как и от Минздрава — у меня иногда такие мысли, что у них есть какие-то программы по генерации бреда — спрашиваешь одно, они генерируют другое. А ты читаешь и понимаешь, что никакого смысла в этих ответах нет, какой-то мрак. Печально, что нет диалога общественности и госструктур, выпускающих препараты, в которых эта общественность нуждается» — считает Малышев.

Пока нет «Налоксона», в ФАР хотят напечатать листовки с инструкцией, что делать при передозировке без этого препарата. В них планируют указать, как, например, правильно делать искусственное дыхание. В фонде «Гуманитарное действие» тоже есть похожая идея: активисты считают необходимым поговорить с наркопотребителями, объяснить, как можно провести профилактику передозировки.

Помимо этого, Малышев надеется, что с помощью общения с журналистами получится создать информационный фон, привлечь внимание большого количества людей. А это, возможно, окажет влияние на представителей завода, и к выпуску препарата приступят раньше.

В случае чего сможет помочь

Подопечный фонда ФАР Александр употребляет наркотики на протяжении 25 лет, из них 18 он сотрудничает с различными организациями подобного типа. Мужчина уверен, что у каждого наркопотребителя должен быть «Налоксон» — хотя бы две-три ампулы. Сейчас у него осталась одна, он ее бережет. Его знакомые знают, что у него еще есть препарат, и в случае чего он сможет помочь.

«Я жил в центре, мне был звонок с севера Москвы: “У нас в машине человек отъехал, вот он умирает, че делать?” — рассказывает он. — Они приехали ко мне, у меня была пачка, мы сделали укол, и через три минуты он ожил. Но сейчас препарата нет. Все жалуются, ведь скорые люди боятся вызывать, тем более малознакомые. Хотя, судя по слухам, и в скорых-то этого препарата почти не остается. Может быть, кому-то это выгодно — чтобы мы все умерли побыстрее? Только не получится — один умирает, другой рождается».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: