Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Ничего геройского»: бегун из Ульяновска собирает ненужную экипировку по всей России и раздает ее спортсменам из глубинки

Максим Чирков живет в Ульяновске, работает в сфере недвижимости, а в свободное время занимается бегом и уже пять лет безвозмездно собирает для областных детских домов и периферийных спортивных секций, в том числе тех, где занимаются люди с инвалидностью, одежду и инвентарь.

Специально для ТД Максим рассказал о том, как одна майка положила начало большому благотворительному проекту.


«Их вещи оказались нужны»

Максим (в центре) с подопечнымиФото: личный архив

Я занимаюсь легкой атлетикой, бегом на длинные и ультрадлинные дистанции — марафон, ультрамарафон, ультратрейл. Лет пять-шесть назад на московском полумарафоне один товарищ отдал мне классную спортивную майку «Адидас». С нее все и началось. Я приехал в Ульяновск и подумал: «У меня есть одна майка для бега, зачем мне две?» Отдал ее другу, хотя тот, прямо скажем, спортом особенно не занимается. Тогда я подумал: «Почему я именно ему отдал эту майку? Есть же люди, которым она больше пригодится».

В итоге я забрал у него майку и отдал ребятам, которые занимались вместе со мной, просто подарил. Они очень удивились. Тогда у меня и переклинило что-то, я подумал: «В следующий раз поеду на забег, привезу еще». Ради этого даже завел фейсбук и написал знакомым ребятам, что если там что-то лишнее есть у кого, то давайте осенью на марафоне встретимся, я заберу. Мне казалось, что это был просто клич в пустоту, но после этих осенних соревнований я набрал целый большой пакет спортивной формы и обуви.

Я вернулся в Ульяновск и понял, что такое большое количество подарков, как я их называю, накладывает на меня достаточно серьезную ответственность. Мало их просто собрать, надо их отдать именно тем людям, которым они реально нужны. И так как я занимался легкой атлетикой, я пошел к знакомому тренеру и предложил ей эти вещи. Она очень удивилась, и первый вопрос, который задала: «Сколько это стоит?»

Надо понимать, что Ульяновск — это не Москва и разница между провинцией и центром достаточно существенная. А разница между центром и какими-то совсем отдаленными уголками просто гигантская. Есть места, где люди не могут купить майку за 250 рублей, потому что дорого. Это о многом говорит: и об уровне финансирования спорта, и обо всем прочем. Я, когда об этом думаю, аж чесаться начинаю, просто ужасно.

В итоге тренер вещи, конечно, взяла, а я ее только попросил, чтобы она сделала фотографии, чтобы я людям отправил — показать, что их вещи оказались нужны.

«Главный принцип — чтобы не было дырок»

Тех, кому нужна одежда, я нахожу сам, люди даже иногда пугаются. Например, был репортаж по телеканалу «Волга», там показывали, как у нас в области спортсмены с инвалидностью занимаются. Я смотрю на их форму и думаю: «Надо позвонить». Нашел номер, звоню, говорю: «Давайте я вам просто бесплатно буду помогать». Людей это, конечно, удивляет: думают, какой-то чокнутый звонит.

После первой попытки акция каждый год расширялась. В следующий раз я собрал уже не большой пакет, а три сумки. Сейчас я за год раздаю больше тонны вещей — их присылают со всех концов России, от Петербурга до Красноярска, просто узнают обо мне и предлагают помощь. Значительная часть моих волонтеров, которые помогают собирать вещи, так или иначе связана со спортом. Они участвуют в соревнованиях, после которых у них остаются медали и форма. Многие живут в Москве, где проводится больше всего состязаний. Помогают люди и из других стран. Например, мой знакомый из Англии оплачивал услуги транспортной компании, потому что посылки часто получаются достаточно тяжелыми и моя зарплата не позволяет справляться со всеми расходами.

Разбор вещейФото: Максим Чирков

Но, конечно, большой рывок произошел два года назад, когда я вышел на пару хороших спортивных магазинов, которые помогли со сбором одежды и обуви. Я им просто позвонил и спросил: «А можно так сделать, чтобы вы написали у себя в соцсетях и объявление повесили, что вот, мол, собираем вещи? Не новые, я нового ничего не прошу, только то, что людям уже не нужно, чем они не пользуются, тут главный принцип — чтобы не было дырок, чтобы все было хотя бы опрятным». Потому что в Москве, например, полно этого барахла. Там люди каждый сезон новые кроссовки покупают. И это хорошо, я хочу, чтобы и у нас так было. Наверное, будет, но чуть попозже.

Тогда все и началось в по-настоящему больших объемах. Крупную акцию вместе с магазинами я делаю раз в год, и уже на первой я собрал больше 500 килограммов вещей.

В рамках акции, которая обычно начинается весной и продолжается почти все лето, вещи собираются в Москве, на базе магазинов, а потом частями приезжают сюда транспортной компанией, которую тоже оплачивают неравнодушные люди. Да, все это нецентрализованно, поэтому вещи привозят ко мне в дом — и он временно становится похож на огромный секонд-хенд. Мы с женой все это разбираем, стираем, потом пылесосим квартиру — и смех и грех. Не спрашивайте меня, зачем я этим занимаюсь, я не знаю.

Когда все разобрано, я думаю, как это распределить. Сейчас я стараюсь больше помогать тем людям, которые далеко от города, в отдаленных районах. Не хочу так говорить, но у меня на попечении три детских дома и одна сельская школа, еще юные спортсмены с инвалидностью из ульяновской спортивно-адаптивной школы, много кто.

«Психику надо иметь железную»

Есть у меня еще ветераны спорта, пожилые люди. Им когда вещи даришь, то сразу слезы на глазах.

 говорю: «будете плакать, я больше к вам не приду»

В детский дом я стараюсь не ездить, после того как два-три раза меня дети назвали папой. Вещи передаю через вожатых. Два раза в год заеду к ним, но это морально тяжело для меня. Тут психику надо иметь железную.

В этих глухих углах даже самая минимальная помощь оказывается очень значимой. Например, недавно парни из детдома выпускались — им по 16 лет. Это было зимой, а из своих теплых вещей они к тому времени выросли и ходить было не в чем. Я кинул клич, мне прислали куртки. Мы их постирали, отдали, потом все ходили счастливые. А иногда счастье — это просто резиновые браслетики с забегов: детям они очень нравятся.

Однажды ребята из детдома прислали мне свои медали, оставшиеся с забегов. Я после этого решил им устроить соревнования. Ребята очень были счастливы! Отжимались, подтягивались, и им дали медаль, майку — настоящие соревнования! Так что ничего геройского тут нет, дело обычное.

Конечно, в дальнейшем хотелось бы выйти на более крупные спортивные сети, потому что у них остается множество неликвидных или бракованных товаров, которые никогда не будут проданы, а для наших целей пришлись бы очень кстати. Например, мне один магазин однажды отдал целую партию шапок — несколько десятков штук. Для них это прошлый сезон, а мои подопечные ходят в этих шапках до сих пор и чувствуют себя самыми модными. Я пытался связаться с крупными магазинами, которые есть во всех регионах, но на письма они пока никак не отреагировали, а знакомых в этой среде у меня еще не нашлось. Но я на них не обижаюсь, потому что понимаю, как странно это воспринимается: пишет какой-то чокнутый, неизвестно, кто он, что он, и просит, чтобы ему отдали ненужные вещи.

Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: