Вездеход любви

Фото: «Такие дела»

Мы все перед Новым годом загадываем желания и мечтаем, чтобы они сбылись. Часто людям для этого приходится прикладывать большие усилия, а иногда чудеса случаются благодаря работе нашей редакции. Обретение семьи, нового дома, необходимого транспортного средства, долгожданной работы или просто тарелки горячего супа — почитайте, что хорошего произошло у героев «Таких дел» в 2023 году

Нашелся через 30 лет

Минувшей осенью с Русланом Мацаевым, о котором «Такие дела» писали еще в 2021 году, случилась по-настоящему чудесная история в духе программы «Жди меня».

Много лет назад, еще 16-летним подростком, Руслан ушел из дома, связался с компанией мошенников и все молодые годы провел в тюрьме. Освободившись в 2010-м, он решил покончить с прошлым: устроился разнорабочим на большой стадион в Петербурге и много лет прожил совсем другой, спокойной жизнью, пока не начались проблемы со здоровьем.

Под присмотр благотворителей мужчина попал в середине 2021 года, когда неожиданно и резко потерял зрение. У Руслана развилась необратимая атрофия зрительного нерва, он ничего не видел и больше не мог работать, хотя 10 лет до этого вел достойную жизнь и сам себя обеспечивал.

Не в состоянии больше платить за жилье, Руслан оказался на улице. Родственников в Петербурге у него не было, друзей тоже — после освобождения из тюрьмы он жил отшельником, поэтому обратиться за помощью ему было фактически некуда. Знакомые отвели его в «Ночлежку», затем он немного пожил в «Мальтийской службе помощи» и в конце концов осел в приюте «Покровской общины», где и прожил около двух лет.

Главной проблемой оказалось отсутствие паспорта. Из документов у Руслана были только СНИЛС и справка об освобождении из заключения. Для оформления пенсии этого было недостаточно. Пока Руслан жил в «Покровской общине», он по крайней мере мог не переживать за кров и питание, сотрудники организации пытались решить проблему с документами все это время, но сделать паспорт так и не успели. А нынешней осенью в общину и к нам — в «Такие дела» — стали настойчиво писать неизвестные люди, которые представлялись родственниками Руслана. Сначала ни он сам, ни сотрудники общины не поверили, что это правда родня, но очень быстро выяснилось, что Руслана нашла младшая сестра. Когда он видел ее в последний раз, ей было два года.

Руслан Мацаев перед тем, как отправиться домой
Фото: «Такие дела»

Родственники, которых он покинул в начале девяностых, все это время искали Руслана, но безуспешно: у него не было аккаунтов в социальных сетях, а отсутствие паспорта делало его невидимым для официальных запросов. Однажды сестра решила просто так вбить имя и фамилию брата в гугле — и по первой же ссылке увидела текст «Таких дел», в котором Руслан в том числе подробно рассказывал про детство и про маму…

А дальше все завертелось с невероятной скоростью. Уже через неделю две сестры Руслана и его зять ехали на автомобиле в Петербург из Грозного, где живет вся родня. А еще через сутки состоялось трогательное прощание Руслана с «Покровской общиной», о котором мы сняли целое видео. Сейчас Руслан в Грозном, в кругу своей огромной семьи. И даже мы до сих пор толком не можем в это поверить.

Вездеход для батюшки

В 2022 году в редакцию «Таких дел» написал настоятель Свято-Никольского храма отец Михаил (Гончаров). Он рассказал, что село Анциферово, где он живет, находится в труднодоступном районе и приемлемая дорога открывается только зимой, когда замерзает болото.

«Передвижение на лодке — дело непростое, 5 июня погибли наши соседи Вика и Василий (утонули), а их троих детей спасли. Когда речь идет о жизни и смерти, прилетает вертолет. Но весной и осенью дороги нет. Зуб заболит — хоть пешком иди по непролазным местам, где медведи ходят», — написал отец Михаил.

Он рассказал, что вездеход ему нужен не для рыбалки или охоты, а для решения жизненно важных вопросов.

«Мне приходится окормлять соседние населенные пункты, не имеющие священников, и добраться туда очень непросто. А если человек находится на грани самоубийства или преступления и ему нужно поговорить с батюшкой, а я только эсэмэску могу отправить?» — поделился батюшка.

«Такие дела» не занимаются адресными сборами, поэтому наш главный редактор Женя Волункова стала искать фонды, которые могли бы помочь отцу Михаилу:

«Я понятия не имею, где взять денег на вездеход, поэтому начала с фондов. Один из них, собирающий людям на разные нужды, расспрашивал меня (а я в свою очередь батюшку), сколько стоят запчасти, какие конкретно нужны, где он собирается их покупать. Батюшка, конечно, не смог точно все расписать (а для фонда это важно). Потом меня спрашивали, сколько стоит вездеход, где его можно купить и входит ли в стоимость доставка. Батюшка нашел завод в крае, узнал цену (1,2 миллиона рублей), договорился. В итоге фонд все-таки отказался собирать деньги».

Тогда Женя открыла сбор на личную банковскую карту. «Собрать почти полтора миллиона за три дня — о таком я даже и не думала. И в темные времена есть место свету. И он горит в нас», — рассказывает она.

Вездеход «Лесник-М» был куплен и доставлен отцу Михаилу. Он практически сразу начал возить людей из села в город. Позже Волункова с фотографом Дарьей Асланян поехали к Гончарову в Анциферово, чтобы сделать материал о том, как живет и служит священник в сибирской глубинке.

«Батюшка оказался таким простым мужиком, который разрывается между служением без зарплаты и подработками, — делились впечатлениями наши коллеги из командировки. — Переживает, что в деревне пьют, и верит, что крепкий приход может все изменить. Вот только в храм почти никто не ходит — не то потому, что там холодно и неуютно (деньги на восстановление не выделяют), не то потому, что людям это не нужно».

Материал «Служи и крутись» вызвал большой резонанс: многие наши читатели захотели познакомиться с отцом Михаилом и помочь ему. Кто-то переводил священнику деньги, кто-то присылал посылки. Женщина, пожелавшая сохранить анонимность, купила батюшке лодочный мотор. Это целое сокровище: до многих сел отец Михаил может добираться только по воде.

Гончаров писал в редакцию: «Благодаря вам сейчас у меня появилась возможность по мере надобности окормлять отдаленные приходы. Благодаря вам люди узнали о сложностях нашей жизни и оказали нам такую помощь, о которой я и не мечтал. Добрые люди поддержали меня деньгами, теплыми словами, посылками, нашелся человек, который помог мне приобрести хороший лодочный мотор, на нашей реке надежная моторная лодка — иногда единственное средство передвижения! Теперь добираться до, например, деревни Назимово намного легче. Если Богу будет угодно, я собираюсь жить здесь, преодолевая какие-то свои неурядицы и бытовые трудности. Буду стараться изменить здесь жизнь в лучшую сторону. Сердечно благодарю каждого человека, оказавшего посильную помощь. Спаси вас Бог!»

Отец Михаил
Фото: Дарья Асланян для ТД

Женя Волункова остается на связи с отцом Михаилом — они переписываются, обмениваются новостями. Батюшка рассказывает, как дела у него и жителей Анциферова. Иногда он даже снимает видео о своей жизни, присылает фотографии любимой кошки Муськи. Что-то из его сообщений Женя пересказывает в своих соцсетях.

«После выхода материала и народной поддержки батюшка воспрял духом. Иногда он записывает мне аудиосообщения, у него даже голос изменился. Это как будто другой человек — теперь он часто смеется. Сегодня он рассказал, как спас местную жительницу. Женщине стало плохо с сердцем, в больницу везти ее было некому, вертолет из-за нелетной погоды прилететь не мог. Он отвез ее на вездеходе до населенного пункта с дорогой, где их встретила скорая».

«Так что, — говорит, — вездеход на своем месте, свое дело делает. Еще раз всем большое спасибо».

Дело ее живет

В январе 2023-го «Такие дела» рассказали про Ирину Гузову, создательницу единственной социальной столовой в Якутии. История пенсионерки, которая вложила все свои сбережения и ювелирные украшения, чтобы кормить одиноких стариков и малоимущих, вызвала огромный читательский отклик и зацепила нас самих. Мы в редакции не раз за этот год вспоминали Ирину Борисовну, ее стойкость и решительность. Она не бросала свое дело, несмотря на финансовые трудности, равнодушие местных властей и рак четвертой стадии.

Люди со всей страны писали Гузовой слова поддержки и помогли собрать денег, чтобы социальная столовая в Якутске продолжала работать.

Ирина Гузова в столовой
Фото: Алексей Васильев для ТД

В мае Ирины Борисовны не стало. Еще прошлой зимой, обсуждая эту историю в редакции, мы, признаться, полагали, что с уходом Гузовой столовая закроется. Для нее это была миссия. Младшая дочка, помогавшая по столовой, в миссионеры не рвалась и честно говорила, что приходит помогать только потому, что знает, как это важно для мамы.

Но на следующий день после похорон на странице социальной столовой во «ВКонтакте» появилось объявление, что столовая продолжит работать в прежнем режиме и будет носить имя своей создательницы. А в июне столовая получила грант главы Республики Саха (Якутия), на который Гузова очень надеялась в предыдущие годы, но поддержки так и не дождалась.

«Такие дела» поговорили с Мариной Туговой, дочкой Ирины Гузовой и новым директором столовой, о том, как они прожили эти семь месяцев и что будут делать дальше.

«Наши бабушки опасались, что столовая перестанет работать. Но это даже не обсуждалось. У нас были деньги на работу, которые люди присылали маме. Мама легла в больницу на несколько дней, как уже было не раз, и все по накатанной перевалилось на меня. Но из больницы она уже не вышла. А летом мы получили грант. Пока у нас есть деньги на работу, мы будем работать», — рассказывает Марина.

Следующий год для социальной столовой им. Ирины Гузовой, как и все предыдущие, будет непростым. К вечному вопросу финансирования добавляется вопрос с помещением. Здание у столовой в собственности, но оно находится на территории заброшенного речного вокзала. Территорию продали, новый владелец планирует строить тут элитное жилье. И социальная столовая со своими стариками как бельмо на глазу будущего благополучия. Марина готова продать здание за сумму, которой хватит на открытие столовой в другом месте. Нежелание наследников отдавать здание за бесценок не понравилось новым владельцам территории — и Марине, по ее словам, уже пригрозили проблемами с коммунальными сетями.

Пока столовая спокойно работает. Вода, свет, тепло есть. Марина с мужем сделали небольшой косметический ремонт на кухне, постелили новый пол, чуть изменили схему отопления. А после Нового года хотят освежить обеденный зал. В феврале Марина будет подавать заявку на новый грант и считает, что по его результатам будет понятно, изменилось ли отношение к социальной столовой местных властей или летом накануне выборов главы республики, народных депутатов и городской думы власти просто не захотели скандала из-за закрытия единственной социальной столовой. Публикации в федеральных медиа и крупных телеграм-каналах вызвали большой резонанс и привлекли к Ирине Гузовой и ее столовой слишком много внимания.

«Конечно, я не могу сказать, что горю этим, как горела мама. Но я вижу, как людям важно, чтобы такое место было. А заниматься столовой оказалось намного труднее, чем я себе представляла. Вроде я была рядом, но даже близко не видела весь тот объем работы, с которым справлялась мама. Это не только закупка продуктов, готовка, раздача обедов, но и соцсети, сумасшедший документооборот и отчетность. У меня двое детей, работа, личная жизнь. Если школу со столовой я уже приспособилась совмещать, то от работы и других своих проектов пришлось отказаться. Сижу на шее у мужа.

Мы сохраняем традицию отмечать праздники. У нас будет сейчас, в Новый год, три елки: для одиноких стариков и инвалидов, для воспитанников детских домов и детей из малоимущих семей и для семей участников СВО. Для каждого праздника отдельно ищем спонсоров — кто поделится своей продукцией, поможет собрать подарки и тому подобное. Сначала нужно разослать всем письма с просьбой помочь, потом фотографии и отчеты, как прошло мероприятие, чтобы было видно, что все то, что они предоставили нам для праздника, действительно было на столах. Общение с нашими посетителями — это тоже отдельная часть работы, к которой я до сих пор не могу привыкнуть. И всегда всем, кто помогает столовой, предлагаю прийти — посмотреть и пообщаться с теми, кому они помогают. А заодно и меня немного разгрузить. Наши бабушки и дедушки, страдающие от недостатка общения, с большой радостью изливают все накопившееся новому человеку», — улыбается директор столовой.

У Марины давно были мысли переехать в другой регион, но держала мама. Сейчас — столовая. Она говорит, что не против заниматься столовой и дальше, если местные власти поймут, насколько это нужное городу дело. А если найдется соратник, который захочет открыть свою социальную столовую, то она с радостью передаст весь накопленный опыт.

«У меня нет амбиций, что только я этим должна заниматься. Важно, чтобы было место, куда люди могут прийти, получить горячий обед и пообщаться. А если я перееду, то и там открою небольшую столовую, которая будет носить мамино имя. Когда говорят о маме, вспоминают ее добрыми словами — это очень важно и для меня, и для нее там, и, думаю, для ее внуков тоже будет важно».

Только вперед

У Сергея Бусулаева из Холмогор Архангельской области есть два верных друга. Андрей Кочерин и Юрий Поплевин помогают товарищу в прямом и переносном смысле встать на ноги. Мы рассказывали об этом в статье «Три товарища по-холмогорски».

После избиения Сергей несколько лет лежал в коме, а когда очнулся, рядом оказались только Андрей и Юрий. Жена от Сергея ушла, пока он три года находился без сознания, а квартира была захвачена неизвестными — они устроили там приют для тех, кому негде было выпить, принять наркотик или просто поспать. Поэтому, когда мужчина пришел в себя в психоневрологическом интернате, куда попал из больницы, друзья взвалили на себя бремя ремонта.

О том, как это происходило и кто помогал трем товарищам, мы и рассказали в июне. Сейчас Сергей, который пока передвигается в кресле-коляске, уже живет в своей квартире, он отказался от услуг интерната. Правда, ремонт еще нуждается в завершении — нужно настелить полы (пока там только бетонная стяжка) и поставить межкомнатные двери. Но жить там уже можно — и даже морозной зимой. Сергей попросил о помощи у подписчиков в ВК — и добрые люди помогли ему собрать средства на пластиковые окна взамен старых и щелястых деревянных. В ВК работает группа, где Сергей Бусулаев и его друзья рассказывают о своих замыслах и оставляют просьбы, когда собственных сил не хватает.

Сергей Бусулаев со своими друзьями Андреем Кочериным и Юрием Поплевиным
Фото: Анна Шулятьева для ТД

В общем, Сергей живет дома. Его навещает старшая сестра, и социальный работник приходит два раза в неделю. А вот на улицу мужчина выходит редко: в подъезде нет пандуса, и, чтобы спуститься со второго этажа, Сергею нужно позвать как минимум одного помощника. Вопрос с установкой пандуса пока нерешаем: в администрации села говорят, что пандус невозможен в подъезде Сергея, потому что угол наклона слишком крутой. Друзья были бы готовы скинуться и установить пандус сами — но и соседи против. Мешать, говорят, будет нам твой пандус, Сергей.

Но есть у Сергея и хорошие новости. Он очень хочет встать на ноги и ходить самостоятельно. Для этого много занимается сам — дважды уже был на реабилитации в Архангельске, а совсем недавно завершил курс в Санкт-Петербурге. Пройти вперед с поддержкой Сергей может несколько десятков метров — правда, по лестнице спускаться и подниматься все еще очень тяжело. Нужны еще занятия — и Сергей Бусулаев говорит: «Только вперед! Я не намерен останавливаться». Впереди у него операция на руках, которые скрючены спастикой, — по квоте. Пока Сергей вполне управляется и такими руками, ловко набирая сообщения в смартфоне, даже мечтает о ноутбуке, чтобы онлайн освоить какую-то профессию, требующую усидчивости и сообразительности. Правда, пока позволить себе гаджет не может.

Сейчас есть и еще одна цель — окончательно погасить долг по коммунальным платежам, который накопился за время комы и житья в интернате. Осталось около 50 тысяч рублей из нескольких сотен.

Как бы там ни было, самым большим своим богатством Сергей считает друзей, без которых совсем непонятно, как повернулась бы жизнь после комы.

Все к лучшему

В начале 2023 года мы опубликовали текст «Расколдовать мать-невидимку»: в нем была история двух женщин, Людмилы Шестаковой и Екатерины Гребенниковой. Обе сотрудницы фонда «Доброе дело», занимаются профилактикой отказов от новорожденных: когда в роддоме появляется заявка на отказ от ребенка, Люда или Катя выезжают на место и разговаривают с мамами. Помогают словом или делом — и в результате этих бесед дети часто остаются в семье.

Людмила и Екатерина
Фото: Светлана Ломакина

В середине года в фонде произошла еще одна история: «Доброе дело» взял на себя опеку многодетной семьи, в которой родился пятый ребенок. Отец постоянно пропадал на вахтах — долгов было выше крыши, и мать решила оставить новорожденного государству. Но тут на пороге роддома появилась координатор Катя — и вместо дома малютки мальчик поехал к своим…

А дальше стали происходить чудеса: отец мальчика устроился на высокооплачиваемую работу, семья начала гасить долги, отказалась от помощи фонда. И все поняли: с пятым ребенком в дом наконец-то пришло благополучие. Малыш теперь любимец братьев и сестер. И сегодня его мама старается не вспоминать тот день, когда чуть не сделала роковую ошибку.

Счастливый поворот случился и в жизни героини текста «Курица жмурится». В середине лета Таня вышла замуж за отца своей дочери, от которой она в трудный период хотела отказаться. Свадьба прошла по всем канонам: с белым платьем, подарками и надеждами. И пока они оправдываются: семья живет вполне счастливо.

Необычно сложился год у Ольги Андреевой, героини текста «Акела не промахнулся». Судьба Ольгу не баловала: то бедность, граничащая с нищетой, то болезни детей, неприятие обществом ее младшего сына — от всего этого Андреева была очень закомплексованной и всегда жила для кого-то.

Но вскоре после выхода нашей публикации от Оли пришло сообщение: «Я пришла с работы, а муж со старшим сыном говорят, что мы летим в Калининград. Я полчаса просто молчала. Не понимала, что это происходит со мной». Для кого-то такая поездка — плевое дело, но для Ольги — почитайте ее историю — она равносильна полету на Луну.

Это стало главным событием 2023 года в семье Андреевых. Плюс к этому Ольга наконец-то научилась водить машину и избавилась от аквафобии.

Хорошие новости

Герой нашего текста «Узник поневоле» — Михаил с Камчатки — 20 лет почти не выходит из квартиры. После перелома позвоночника он передвигается на инвалидном кресле и без посторонней помощи не может спуститься с пятого этажа: в доме нет ни пандуса, ни лифта. Чтобы попасть, например, в больницу, ему приходится вызывать грузчиков, а это стоит шесть тысяч рублей. Пенсия Михаила — 18 тысяч.

У мужчины и его матери, Елены Михайловны, есть мечта — переехать на юг: туда, где тепло, много санаториев для людей с ограниченными возможностями здоровья, дешевые фрукты и овощи. «Я, например, знаете чего хочу на материке (так на острове называют остальную Россию. — Прим. ТД)? — спрашивала Елена Михайловна, когда мы были у них с Михаилом в гостях на Камчатке. — Картошки! Хочу наесться картошки с укропом. Укроп здесь так не пахнет. И почему-то картошка… она как мыло!» Семья взяла ипотеку в Ростове-на-Дону, где живут их родственники. После того как мы выпустили материал про Михаила, одна из читательниц связалась с ним и вложилась в выплату кредита. Точной суммы герой публикации не называет, но теперь им осталось всего два года взносов.

Михаил занимается дома
Фото: Кристина Сырчикова

А двухлетний Ваня из Копейска с бронхолегочной дисплазией в 2023 году получил возможность переехать в дом, где он не будет задыхаться. Их с мамой квартиру захватила плесень, которая противопоказана мальчику, а здание признали аварийным. Но чиновники предлагали ждать расселения аж до 2032 года и «снять розовые очки». После публикации «Таких дел» в администрации изменили решение — и предложили семье Вани переехать в теплую и сухую квартиру без плесени. Квартиру семье выделят из муниципального маневренного фонда. Там она сможет жить три года — после этого срок обещают продлить, если для Юлии и ее детей не найдут постоянное жилье.

«Показали мне три квартиры. Я выбрала двухкомнатную в центре города. Трехэтажный кирпичный дом, в подъезде недавно сделали капитальный ремонт. Внутри квартиры очень тепло. Плюс удобное расположение — рядом остановка, садик, школа и магазины. Сделаю ремонт — и заеду», — рассказала «Таким делам» Юлия.

Ирокез нашелся!

В июле 2023 года «Такие дела» публиковали материал о том, как волонтеры организации «Честер Алерт» ищут в Москве пропавших собак. В центре была история потерявшегося пса Ирокеза. Это мохнатый метис черного цвета с проседью, белой грудкой и бородкой. Вместе с сестрой Флаффи его нашли в подвале в Подмосковье: пожилой мужчина, который их подкармливал, умер, и животные провели там неделю без еды и воды. Собак передали в частный приют RusDog. Почти два года назад семья Марии взяла домой Флаффи, а пять месяцев назад — Ирокеза. Но в начале июля пес сбежал во время прогулки в центре Москвы. Его стала искать команда «Честер Алерт».

Ирокез
Фото: «Честер Алерт»

Ирокеза искали четыре месяца. Пес перемещался с огромной скоростью между САО и СВАО. Его замечали в Бибиреве, Медведкове и на Тимирязевской. Волонтеры раз в несколько дней собирались на расклейку объявлений и дежурства. Во время поисков спасли несколько собак, похожих на Ирокеза: истощенную Аллею и мохнатую Ночку. Собак отправили на передержку в приют RusDog.

11 ноября команде «Честер Алерт» все-таки удалось поймать Ирокеза. Волонтеры перекрыли 19 точек, пригласили профессионального ловца. В собаку смогли попасть усыпляющим дротиком, но наркоз действует не мгновенно, поэтому Ирокез снова скрылся из виду. Через час волонтеры его нашли и отвезли в ветклинику — анализы крови были в норме. Он немного похудел, но был в хорошем состоянии. Гуляет Ирокез теперь только в укрепленной шлейке, ошейнике с большой желтой биркой для телефона и меткой air tag, по которой можно отследить его местонахождение.

«Поиски Ирокеза во многом изменили меня. Это напомнило мне о том, что важно в жизни: никогда не сдаваться — и, если ты не сдаешься, ты добьешься успеха. Я знаю, что не все верующие, но во время поисков я повторяла себе много раз: “Вера, надежда и любовь”. Я считаю, что Ирокез вернулся домой чудом. Но я также верю, что это было чудо, которого бы не произошло, если бы мы все не работали вместе», — делится хозяйка Ирокеза Мария.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Помочь нам

Популярное на сайте

Помогаем

Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью
  • Бездомность
  • Инвалидность
  • Развитие спорта

Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью

  • Собрано

    886 241 r
  • Нужно

    994 206 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida
  • Хронические заболевания

Медицинская помощь детям со Spina Bifida

  • Собрано

    1 585 527 r
  • Нужно

    1 830 100 r
Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью
  • Бездомность
  • Инвалидность
  • Развитие спорта

Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью

  • Собрано

    886 241 r
  • Нужно

    994 206 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida
  • Хронические заболевания

Медицинская помощь детям со Spina Bifida

  • Собрано

    1 585 527 r
  • Нужно

    1 830 100 r
Всего собрано
292 344 746

Руслан Мацаев обнимает сестру

Фото: «Такие дела»
0 из 0

Руслан Мацаев перед тем, как отправиться домой

Фото: «Такие дела»
0 из 0

Отец Михаил

Фото: Дарья Асланян для ТД
0 из 0

Ирина Гузова в столовой

Фото: Алексей Васильев для ТД
0 из 0

Сергей Бусулаев со своими друзьями Андреем Кочериным и Юрием Поплевиным

Фото: Анна Шулятьева для ТД
0 из 0

Людмила и Екатерина

Фото: Светлана Ломакина
0 из 0

Михаил занимается дома

Фото: Кристина Сырчикова
0 из 0

Ирокез

Фото: «Честер Алерт»
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Подпишитесь на субботнюю рассылку лучших материалов «Таких дел»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: