«Играл с ручкой, пинал парту»

Фото: Сергей Соколов для ТД

У Льва высокий интеллект и хорошая успеваемость, но из-за синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) учителям он не нравился, и школа решила избавиться от неудобного ученика. После буллинга и конфликтов с администрацией школы семье пришлось уехать из Онеги, небольшого городка в Архангельской области. Однако с помощью специалистов РООИ «Перспектива» Лева смог продолжить образование

Помогаем
Перспектива
Собрано
1 343 336
Нужно
Пожертвовать

Лева

Леве почти 12. Когда вырастет, он хочет стать ветеринаром или графическим дизайнером — пока не решил. Информатики у него в школе еще не было, но фактами про животных он сыплет уже сейчас — говорит, узнал из тиктока. Мы у Левы в комнате, он достает из клетки двух домашних крыс, гладит и объясняет: «Зовут Черника и Голубика. Можете подержать, только осторожнее: у них когти очень острые. Умеют сами открывать клетку, приходится вот так (показывает) укреплять задвижку».

В окрестностях дома, куда переехала семья
Фото: Сергей Соколов для ТД

Еще в семье две кошки — одна не любит гостей и сразу прячется, другая с интересом наблюдает за происходящим. Лева берет ее на руки и чешет за ухом. За пару минут он успевает несколько десятков раз сменить позу — так, что кошка уходит с его колен и устраивается неподалеку, где поспокойнее.

Олеся, Левина мама, выглядит серьезной и напряженной. При сыне старается не продолжать наш разговор, тем более что Льву всегда находится что добавить — почти на любую тему.

«Вот так он и учителям отвечает», — как будто оправдывается Олеся.

Она взглядом показывает сыну, что при гостях стоит быть поскромнее, и видно, что он старается, но получается не очень.

«Я слышал, что кошки в принципе крыс не ловят. Некоторые дикие крысы могут давать отпор кошкам даже в одиночку. И это понятно: крысы большие и достаточно умные», — рассуждает Лев.

Он по-взрослому строит фразы и имеет свое мнение по каждому вопросу.

Лев играет со своей кошкой
Фото: Сергей Соколов для ТД

«Мне нравится физкультура, технология. Математика — неплохо. История — тоже. Она интересная сама по себе, и учитель хороший. В принципе, школа мне нравится — там нам все объясняют, чертят на доске. А вот домашнее задание не нравится совсем — в самой школе гораздо легче, чем потом делать домашнее задание», — тараторит Лев.

Травля

«Учителя могут делать записи в дневнике: “Играл с ручкой, пинал парту”, и я их понимаю — с этим справляться непросто», — говорит Олеся. Но мама не понимает, как можно ругать ребенка с особенностями поведения и тем более устраивать травлю. С этого и начался конфликт в онежской средней школе № 4, из-за которого семье пришлось переехать в другой город.

«Меня все еще сильно триггерит эта ситуация. Но было хуже: когда начался конфликт — Лев был еще в третьем классе, — мы с мужем подумали, что надо уезжать из города, потому что ничего хорошего уже не будет. И муж стал искать работу в Архангельске. В какой-то момент я с детьми была одна, и мне было очень тяжело. На том злополучном собрании родители, с которыми классная руководительница предварительно провела беседу, накинулись на меня и стали обвинять в том, что у меня невоспитанный ребенок, что он якобы с первого класса был какой-то ненормальный, что он всем мешает», — рассказывает Олеся и плачет.

Лев
Фото: Сергей Соколов для ТД

Лев успешно окончил третий класс и перешел в четвертый, но уже в октябре школа поставила вопрос о переводе ребенка на другой формат обучения.

«Если бы у Льва было недостаточно интеллекта, то его бы попытались отправить в коррекционную школу, но у него все в порядке с интеллектом, и школа придумала другой способ избавиться от ребенка», — рассказывает бабушка Льва Елена Панчина.

Поводом перевести мальчика из класса стала его стычка с другим ребенком, хотя это обычные детские игры.

«Лев — не агрессивный и ни в каких драках раньше не участвовал. Но однажды на перемене он с одноклассником бегал по коридору и во время игры стукнул друга телефоном по лбу — у того шишка. Неприятно, но это же дети, всякое бывает. Но этот случай стал поводом к выдавливанию Льва из школы: администрация написала заявление в полицию — и ребенка поставили на учет в ПДН. Думаю, это делали специально, чтобы было больше шансов избавиться от ребенка с СДВГ, отправив его в специнтернат или куда-то еще, чтобы школе не пришлось ничего с этим делать, никак помогать», — рассказывает Елена.

Эта стычка не была настоящей причиной конфликта — она стала скорее удобным поводом, объясняет мама мальчика. «Эта незначительная драка между детьми оказалась на руку администрации школы, которая заявила, что ребенок неуправляемый и учиться с другими детьми не должен», — объясняет Олеся.

Когда возникли первые сложности с поведением Льва в школе, родители стали разбираться в ситуации и выяснили, что ребенок сидит на последней парте, а не на первой, как положено с его диагнозом. Из-за этого успеваемость мальчика снизилась: появились двойки и тройки, поведение ухудшилось. «От первой учительницы мы ушли, потому что сын там сидел у нее на задней парте — один, никому не нужный. Им никто не занимался», — рассказывает мама.

Школа предложила перевести Льва в другой класс — к учительнице, которая якобы знает, как обращаться с детьми с СДВГ. Но это было ошибкой: вторая преподавательница спровоцировала открытый конфликт, когда родители прямо потребовали от Олеси забрать ребенка, чтобы тот «не мешал детям учиться».

Олесе, маме Льва, тяжело вспоминать травлю сына
Фото: Сергей Соколов для ТД

«Я пришла на родительское собрание и сразу поняла, что сейчас будет что-то плохое. Оказалось, что классная руководительница встречалась со всеми родителями, кроме меня, отдельно — чтобы поставить перед ними ультиматум: либо она, либо Лев. А так как кадров в Онеге не хватает, родители испугались, что потеряют нормального преподавателя. Плюс учительница явно сказала им, что Лев своим поведением отвлекает и других детей. Конечно, родители не были от этого в восторге и, выбирая между учительницей и ребенком, выбрали ее», — рассказывает Олеся.

Это была настоящая травля, несколько десятков человек ополчились на одного, как будто он был в чем-то виноват. Олеся говорит, что некоторые родители были не против, чтобы Лев остался в классе: их дети дружили с мальчиком — и никаких проблем не возникало. Но на собрании эти люди молчали — никто не встал поддержать.

Мы сидим за чаем, и Олеся, пока рассказывает, постоянно останавливается и берет со стола бумажные салфетки — чтобы вытирать глаза.

«В моменте мне было тяжело, но я держалась на адреналине — пореву и пойду дальше делать то, что нужно. Накрыло, когда мы уже переехали в Архангельск, — всхлипывает Олеся. — Я старалась не говорить ничего Льву, чтобы не травмировать его лишний раз».

Перспективы

Окончить четвертый класс на «хорошо» и «отлично» и спокойно перейти в другую школу в Архангельске Леве помог фонд «Перспектива», говорит бабушка. Это было бы невозможно, если бы конфликт с онежской школой остался нерешенным.

«Фонду мы очень благодарны и хотим, чтобы людей, если возникнет такая проблема, было кому поддержать», — говорит Елена.

Она объясняет, что в стрессовой ситуации было неясно, к кому обращаться за помощью и — главное — какие действия предпринять, на что у семьи есть право и что обязана в таком случае делать школа.

«Я увидела фонд “Перспектива”, когда искала в интернете информацию, которая могла хоть как-то помочь в нашей ситуации. Выскочил баннер, и я написала в фонд — это было 6 января. 9 января мне перезвонили, а через 11 дней у меня уже была на руках правильно составленная справка от ПМПК. 30 января Лев пошел заниматься по индивидуальной программе — это нас и спасло», — объясняет Елена. Горячая линия юристов по вопросам образования детей с инвалидностью и ОВЗ РООИ «Перспектива» работает уже два с половиной года, за это время юристы дали более 600 консультаций родителям детей с инвалидностью. Бабушка обратилась именно на нее.

До заключения ПМПК Леве не полагалось индивидуальное обучение, и семья была вынуждена оставаться внутри конфликта со школой, что сказывалось и на психологическом состоянии всех участников ситуации, и на успеваемости ребенка.

Лев в своей комнате
Фото: Сергей Соколов для ТД

«В фонде нам объяснили, что нужно делать, и помогли получить заключение комиссии. Это сняло остроту вопроса — так закончился кошмар, в котором мы варились несколько месяцев, — рассказывает бабушка. — Это была настоящая война с педагогом и целым классом родителей, которых то ли ввели в заблуждение, то ли поставили перед выбором: либо наш Лев, либо учитель. Без фонда ребенок просто не окончил бы начальную школу».

Олеся рада, что они больше не живут в Онеге, но понимает, что каждый следующий ребенок с СДВГ, который поступит в школу № 4, рискует получить такую же психологическую травму, как Лев и она сама.

«Из-за всего этого у Льва случился социальный сбой. У него были друзья в первом, втором и третьем классах, но сейчас ребенок стал более закрытым — я это вижу. Мы рассматриваем возможность пойти на групповые занятия с психотерапевтом», — добавляет мама мальчика.

В архангельской школе Лева только знакомится с новыми друзьями и пытается найти общий язык с учителями, но ни от кого не поступает просьб к семье забрать ребенка. «Я понимаю, что не все будут рады такому ученику — это и правда сложно, но по крайней мере никто не выходит с нами на конфликт. Педагоги просто учат его, и все. Как и должны», — заключает Олеся.

СДВГ и школа

СДВГ — это особенности нейроразвития, которые проявляются у человека в раннем возрасте и характеризуются нарушением в области так называемых исполнительных функций: поддержке произвольного внимания, контроля над импульсами, эмоциональной и поведенческой регуляцией, что выливается в симптомы, которые мы относим к группе гиперактивности, говорит психиатр Никита Петров.

В обыденной жизни человек с СДВГ не может сосредоточиться на выполнении рутинных задач, не способен адекватно распределять свое время и нагрузку, с трудом подчиняется инструкциям, допускает множество ошибок из-за невнимательности. Внешне СДВГ проявляется в неусидчивости, поспешности в высказываниях, перебивании, ерзании на месте, необходимости шевелить конечностями, иногда громко говорить.

Питомцы Льва — крысы Черника и Голубика
Фото: Сергей Соколов для ТД

«Понятно, что, если симптомы достаточно выражены и их никак не корректируют, они становятся проблемой для окружающих», — комментирует Петров.

Симптомы СДВГ в раннем возрасте встречаются примерно у 4% детей. Позже симптоматика немного приглушается — после 18 лет СДВГ присутствует примерно у 2,5% людей, говорит врач.

«Важно понимать, что СДВГ представляет собой спектр, в одной части которого ярко выраженные проявления синдрома, а в другой — почти незаметные. Любой человек с СДВГ находится на этой шкале, и мы можем диагностировать заболевание в зависимости от симптоматики, которая мешает ему жить. В МКБ-10 написано, что проявление СДВГ должно приводить к дезадаптации или нарушению функционирования как минимум в двух сферах жизни — например, учебе и социальной коммуникации или учебе и хобби. Поэтому СДВГ стоит позиционировать как расстройство наравне со всеми другими ментальными расстройствами, но со своими особенностями», — подчеркивает психиатр.

Петров добавляет, что человеку даже с не слишком выраженными симптомами СДВГ достаточно непросто жить — и он от этого страдает.

Олеся, мама Льва
Фото: Сергей Соколов для ТД

В России сложилась традиция лечения СДВГ ноотропами, но это не всегда эффективная терапия, рассказывает клинический психолог, психотерапевт Александр Овчинников.

«Легко представить, что учителя не могут справиться с ребенком, который постоянно отвлекается, дергает других детей, может перебивать преподавателя, что-то выкрикивать. Я думаю даже, что они не хотят перекраивать свой налаженный режим под такого ребенка. Поэтому для детей с СДВГ нужны особые условия, где предусмотрено больше перерывов и двигательной активности, что могло бы помогать им сбрасывать напряжение, — добавляет психолог. — К счастью, 30–40% школьников просто перерастают СДВГ, потому что нервная система человека развивается до 25 лет и в какой-то момент становится достаточно эффективной, чтобы притормаживать нежелательные импульсы».

Что делать

Родители детей с СДВГ, но без ОВЗ находятся в трудной ситуации, говорит кандидат юридических наук, председатель региональной общественной организации «Союз общественных объединений инвалидов Архангельской области» и юрист горячей линии по инклюзивному образованию Елена Шинкарева.

«Очень многие их проблемы связаны именно с отсутствием у ребенка статуса ОВЗ. Наш пример как раз такой: ребенок успешный, ему нравится учиться по общей программе, у него хорошая успеваемость, но есть особенности, с которыми нужно работать. Школа, как правило, не умеет с ними работать и не оказывает помощь такому ребенку и его родителям. Это свойственно многим школам в России, особенно остро проблема стоит в небольших городах», — объясняет юристка.

Она отмечает, что первые проблемы у ребенка с СДВГ начинаются на уроках: он неусидчив, ему сложно долго концентрироваться на предмете, он отвлекается.

«Понятно, что учителя стремятся как можно скорее избавиться от такого ученика. У Льва получилась как раз такая ситуация. А, учитывая, что город Онега маленький и специалистов не хватает, помочь семье было практически некому. В итоге школа начала фактически выживать ребенка — предлагать разные способы обучения, только бы ребенка не было в классе. Это неправильная модель поведения», — рассказывает эксперт.

Лев
Фото: Сергей Соколов для ТД

Шинкарева подчеркивает, что поддержка родителей ребенка с СДВГ предусмотрена законодательством — в законе об образовании есть отдельная статья о помощи детям, испытывающим трудности в обучении. Юрист выделила несколько основных пунктов в алгоритме действий родителя, если у ребенка с СДВГ возникли проблемы в школе.

Инструкция:

1) Не оставаться одному

Есть общественные организации, благотворительные фонды и тематические группы в соцсетях, где можно получить помощь и просто поделиться своими переживаниями.

«Нужно искать, задавать вопросы, теребить всех, кого можно. Но ни в коем случае не замыкаться в себе. Это первое и главное правило. Если ему не следовать, то психологическая помощь может понадобиться уже самому родителю», — поясняет юристка.

2) Пойти на ПМПК

У специалистов психолого-медико-педагогической комиссии нужно попросить заключение с рекомендациями о том, как помочь ребенку. Специалисты ПМПК понимают, что нужно делать в такой ситуации, и обязаны выдать заключение, в котором будет сказано, что статуса ОВЗ у ребенка нет, но он действительно испытывает трудности в обучении и система должна помочь ему получить помощь психолога.

3) Обратиться к психологам

Где получить эту помощь психолога — проблемный вопрос. Поддержка обычного школьного психолога вряд ли поможет.

«Первые подвижки к разрешению ситуации Льва начались именно после того, как родители получили заключение ПМПК и обратились к психологу — программа была разработана, и ей старались следовать. Поэтому искать психологическую помощь, указанную в заключении ПМПК, нужно везде, где только можно», — уточняет Шинкарева.

4) Обратиться к юристам

Юристы могут подсказать алгоритм действий в ситуации, в которой оказались родители и ребенок с СДВГ. Чаще всего школы не предоставляют родителям вообще никакой информации о том, на что родитель и ребенок с СДВГ имеют право. Юрист в данном случае объяснит права и подскажет пути их реализации.

5) Найти помощника (тьютора)

У ребенка с СДВГ может быть также диагностирована задержка в психическом развитии. В этом случае даже без ОВЗ появится возможность получить тьютора. Для этого нужно прямо попросить комиссию (ПМПК) прописать в заключении необходимость в тьюторском педагогическом сопровождении.

«Это очень важно. Но даже если в заключении ПМПК нет рекомендации тьютора, законодательство позволяет собрать психолого-педагогический консилиум внутри школы и принять решение о том, что ребенку нужно сопровождение. Это будет означать, что ребенку требуется не только психолог, но и тьютор, который будет находиться с ним на уроках и оказывать ему педагогическую помощь. Если у ребенка произойдет психологическая перегрузка, педагог сможет его по крайней мере вывести из класса, чтобы он успокоился, пришел в себя и после этого вернулся к учебе.

6) Не замыкаться

Самое последнее правило — то же, что и первое. Очень важно родителю не замыкаться в себе, потому что часто проблема ребенка с СДВГ становится личной проблемой родителя, и тогда уже ему самому необходима серьезная психологическая поддержка. А пока родитель чувствует себя уверенно, шансов быстро и успешно справиться с ситуацией много.

В окрестностях дома, куда переехала семья
Фото: Сергей Соколов для ТД

По всей России есть тысячи школьников с особенностями развития, родители которых не знают, как помочь им получить образование и социализироваться без драм. Специалисты горячей линии юристов по вопросам образования детей с инвалидностью и ОВЗ РООИ «Перспектива» поддержат и направят взрослых, столкнувшихся с непониманием или буллингом в школе из-за диагноза детей. Фонд помогает родителям детей с инвалидностью добиться их полного включения во все сферы жизни общества. А мы с вами можем поддержать фонд деньгами, чтобы ни один ребенок из-за своего диагноза не чувствовал себя несчастным.

Этот платеж возможен благодаря фонду «Нужна помощь», который собирает деньги на работу благотворительных организаций нашей страны.

Помочь

Оформите пожертвование в пользу организации «Перспектива»

Выберите тип и сумму пожертвования
Поддержите, пожалуйста, наш фонд

Мы существуем только на ваши пожертвования. Вы можете добавить процент от пожертвования на развитие фонда «Нужна помощь»

Популярное на сайте

Все репортажи

Читайте также

Загрузить ещё

Помогаем

Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью
  • Бездомность
  • Инвалидность
  • Развитие спорта

Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью

  • Собрано

    886 195 r
  • Нужно

    994 206 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida
  • Хронические заболевания

Медицинская помощь детям со Spina Bifida

  • Собрано

    1 584 698 r
  • Нужно

    1 830 100 r
Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью
  • Бездомность
  • Инвалидность
  • Развитие спорта

Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью

  • Собрано

    886 195 r
  • Нужно

    994 206 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida
  • Хронические заболевания

Медицинская помощь детям со Spina Bifida

  • Собрано

    1 584 698 r
  • Нужно

    1 830 100 r
Всего собрано
292 344 746

Лев

Фото: Сергей Соколов для ТД
0 из 0

В окрестностях дома, куда переехала семья

Фото: Сергей Соколов для ТД
0 из 0

Лев играет со своей кошкой

Фото: Сергей Соколов для ТД
0 из 0

Лев

Фото: Сергей Соколов для ТД
0 из 0

Олесе, маме Льва, тяжело вспоминать травлю сына

Фото: Сергей Соколов для ТД
0 из 0

Лев в своей комнате

Фото: Сергей Соколов для ТД
0 из 0

Питомцы Льва — крысы Черника и Голубика

Фото: Сергей Соколов для ТД
0 из 0

Олеся, мама Льва

Фото: Сергей Соколов для ТД
0 из 0

Лев

Фото: Сергей Соколов для ТД
0 из 0

В окрестностях дома, куда переехала семья

Фото: Сергей Соколов для ТД
0 из 0

Пожалуйста, поддержите проект «Перспектива» , оформите ежемесячное пожертвование. Сто, двести, пятьсот рублей — любая помощь важна, так как из небольших сумм складываются большие результаты.

0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Подпишитесь на субботнюю рассылку лучших материалов «Таких дел»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: