Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Журналистка Леся Рябцева создала фонд для борьбы с проблемой «детей-маугли». Что она собирается делать?

5 июня в Москве прошла выставка-презентация «Фонда защиты детей и мам». Его основательница — бывшая журналистка «Эха Москвы» Леся Рябцева. По ее словам, фонд будет привлекать внимание к проблеме детей, брошенных матерями, домашнему насилию и эмоциональному выгоранию родителей. Для начала с помощью эпатажного визуального проекта.


Презентация «Фонда защиты детей и мам» прошла в камерной обстановке, в тихом баре в центре Москвы. Туда пришла семья Леси Рябцевой и ее друзья. Многие из них, как и сама глава фонда, с маленькими детьми. Стены бара были украшены черно-серебряными шариками и картинками в виде постов из соцсетей и смс с тревожными надписями: «Мама оставила меня в больнице и ушла. Насовсем», «Мамочка, ответь, в подъезде холодно», «Аня (дочь). 21 пропущенный вызов». Такие же надписи были и на подставках под напитки.

Этот «коллективный труд», объяснила Рябцева, рассказывая про выставку, основан на подборке новостей последних месяцев о «матерях-кукушках» и брошенных детях: «Мы представили эти новости в диджитал-картинках. СМСки, сообщения в фейсбуке — [представили], что бы эти дети могли написать своим родителям».

Все скриншоты, по словам Рябцевой, основаны на реальных событиях

Например, на истории жительницы Кирова, запершей свою дочь на неделю в квартире без еды и воды. «В момент, когда ее дочка жрала стиральный порошок и умирала, она постила селфи со своей подружкой, — говорила Рябцева. — Теперь же есть “сториз” от лица этой умирающей девочки, а также сообщения в соцсетях и посты от других детей, соседей, журналистов и таксиста, в машине которого пьяная мать забыла ребенка».

Рябцева добавила, что такие матери — не «исчадия ада», но огромная проблема российского общества, и задача ее фонда — не осудить этих женщин, а привлечь внимание.

Работы на выставкеФото: Дмитрий Сидоров

Фонд, по словам Рябцевой, — не благотворительный, он не занимается сбором средств, а призван информировать людей о проблеме через подобные инсталляции и другие способы. С этой целью глава организации призвала гостей «пофоткать картины [выставки] и выложить их куда-нибудь». «Дети-маугли — это не что-то сказочное, это реальные истории, которые происходят в соседних от нас квартирах. Когда мы видим детей с синяками, мы должны в это вмешиваться. Для меня, как для мамы, нет понятия чужого ребенка», — заявила основательница фонда под аплодисменты.

В комментарии «ТД» Рябцева дополнила, что этим деятельность фонда ограничена не будет, — планируется запуск горячей линии в соцсетях: «Почему я думаю, что “синие киты” такие молодцы? Потому что они играют на детских триггерах. Если бы у них была адекватная альтернатива…» Новшество, по словам главы фонда, в создании этой альтернативы — перевод горячей линии полностью в онлайн, в естественную среду современных детей и подростков, которым куда проще написать, чем позвонить.

Кроме того, Рябцева рассказала, что еще одним триггером для создания организации послужило то, что она сама стала матерью и испытала родительское выгорание. «Это ужасное ощущение брошенности всем миром, я понимаю, в чем находятся мамы», — прокомментировала она.

Глава проекта Russia Today «Дальше действовать будем мы» Мария Баронова развернула обсуждение в другую сторону: «А где в этих историях мужчины? У этих детей есть отцы. Почему они теряют свои основные инстинкты — защищать свое потомство? Убивая его, они убивают самих себя». Рябцева в ответ предположила, что такие истории — гипертрофированная форма эмоционального выгорания обоих родителей. «Я не умаляю ответственности мужчин. Если они не участвуют в воспитании ребенка, их жены думают: “А почему это должна делать я?”» — сказала она. «Если мать — кукушка, то и отец — мудак», — резюмировал кто-то из посетителей.

Работы на выставкеФото: Дмитрий Сидоров

Другой посетитель раскритиковал идеи Рябцевой.

— Ивенты должны кого-то сподвигнуть делать что? Обращать внимание на соседей? Затем эти новости касались совсем маленьких детей, условный чат во «ВКонтакте» для них не актуален.

— Он актуален для того, чтобы мама поняла, что это ненормально, когда она выбирает между новым мужем и ребенком от первого брака и отказывается от него. Ивенты могут привлечь внимание к профилактике [социального] сиротства. В России только один фонд, который занимается этим…

— Их как минимум 20.

— Ну, здорово. Но все равно же мало. Отказников же не становится меньше.

— Планируете ли вы работать непосредственно с людьми, находящимися в зоне риска?

— Если будут ресурсы.

— Это не благотворительный фонд, потому что вы не собираете деньги. Но при этом вы собираетесь сильно расширить вектор своей деятельности.

— Я не говорю, что этот вектор расширяется. Я буду заниматься одним — информационной повесткой, это моя самая сильная сторона как журналиста. Мне не нравится твой тон, он агрессивный. Это называется пассивная агрессия. Если ты журналист, представься, из какого ты издания? Как тебя зовут, фамилия?

— Я не журналист, я безработный. Я Артем.

Не удовлетворившись таким ответом, Рябцева прервала разговор, и «безработный Артем» покинул мероприятие.

Пока что фонд не успел обзавестись командой и состоит из одного человека

Организация была официально зарегистрирована в мае 2019 года (по данным «Коммерсантъ Картотека» — прим. ТД). На первых порах Рябцева планирует заниматься фондом сама, а главным подспорьем будут ее связи с журналистами, сохранившиеся со времен работы на «Эхе Москвы», и личные страницы в соцсетях.

«Я, например, могу сделать пост в [своем] инстаграме: если тебя бьет муж и ты не можешь от него уйти, ты не должна чувствовать себя плохо и ужасно, ты можешь пойти в центр “Сестры”. Я могу организовать лекцию или секцию про это и позвать туда экспертов, которые скажут то же самое, но уже не как Леся Рябцева, а как эти эксперты. Я не буду заменять существующие организации, приглашать женщин-специалистов и рассылать их по роддомам. Я могу помогать общаться им с роддомами», — перечислила Рябцева.

Также основательница «Фонда защиты детей и мам» рассчитывает на НКО, которые, по ее словам, высказали желание поддержать молодую организацию: «Даниловцы», «Сестры», «Изумрудный город». Ответив на все вопросы, Рябцева отвлеклась на своего ребенка. Презентация плавно перешла в формат дружеской встречи.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: