Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Штраф за Библию и крещение с ОМОНом: жизнь российских протестантов после «закона Яровой»

В России около 3 миллионов протестантов, из них более половины — евангельского толка: пятидесятники, харизматы, меннониты, баптисты и представители других схожих течений. Евангельские христиане появились в России в 1860-х годах и почти все время, кроме 1920-х и 1990-х годов, подвергались жестким гонениям — сначала как оппоненты православия, затем — коммунизма.

История повторяется, и вслед за «Свидетелями Иеговы» волна репрессий перешла на протестантов-евангелистов. По мнению экспертов, принятый в 2016 году «закон Яровой» с его определением незаконной миссионерской деятельности превратился в повод для грубого полицейского вмешательства в жизнь общин. Подробности изучили «Такие дела».

Фото: Юрий Иванов / РИА Новости

Калуга

Церковь евангельских христиан «Слово жизни» в Калуге судится с государством уже 19 лет — с момента покупки здания в 2000 году, рассказывает ее глава, епископ Альберт Раткин. После принятия «пакета Яровой» со стороны властей заметно вырос «градус абсурдности преследований», говорит пастор.

В сентябре 2016 года на большую церковную конференцию в Калуге, которую проводило «Слово жизни», прибыли евангелисты из США Александр Уитни и Давид Козан. Один из них вышел на сцену и произнес поздравительную речь, другой в это время сидел в церковном зале. В тот же день на вечернюю службу с участием гостей, рассказывает пастор Альберт, пришли двое «сотрудников в штатском» с камерами и диктофонами. После окончания службы к нему подбежали несколько человек в форме. «Нам сообщили, что у вас здесь в храме совершается правонарушение!» — цитирует пастор их слова.

Американцы провели всю ночь в отделе МВД, их допрашивали полицейские и представители местного управления ФСБ. В административном деле евангелиста, оставшегося в зале, было написано: «Сидел, активно махал головой, соглашался [с проповедью]», вспоминает пастор, получивший доступ к делу через юристов из «Славянского правового центра». Оба гостя получили штрафы по 3 тысячи рублей за нарушение миграционного законодательства — по версии обвинения, они занимались миссионерством и их туристическая виза не соответствовала этому занятию.

В марте 2018 года помощника пастора Константина Шахтенкова задержали по обвинению в нарушении «закона Яровой». Об этом пастору Альберту сообщил участковый: ему пришло письмо из ФСБ о «проведении оперативных мероприятий», в ходе которых была выявлена незаконная миссионерская деятельность.

У дома пастора ждал мужчина, которого Альберт Раткин посчитал «сотрудником [ФСБ] в штатском». Он показал ему внушительную папку с делом: на сайте общины было размещено приглашение на ежегодную церковную конференцию, которое прихожане распространяли в «ВКонтакте». «У него было прям делище, все было указано — кто, где, когда, с каких IPадресов заходил», — вспоминает пастор.

Читайте также Свидетель Акопян  

Через юристов «Славянского правового центра», представлявшего интересы «Слова жизни», пастору удалось ознакомиться с делом. «Судья, видно, затянула. Или с нами просто не хотели связываться, потому что мы каждое действие оспариваем и шумим. Так или иначе, дело “Слова жизни” прекратили за давностью. Его начали рассматривать через 2-3 месяца после заведения», — вспоминает священник.

В папке, которую показывали Альберту Раткину, фигурировала и другая пятидесятническая церковь — «Благодать». Ее обвиняли в незаконной миссионерской деятельности на основании приглашения двухлетней давности на Пасхальную службу и на концерт. «Благодать», как известно пастору, оштрафовали на 5 тысяч.

В последнюю субботу перед Пасхой 2019 года молодежь «Слова жизни» провела акцию — сделала из пенопласта несколько яиц и предложила прохожим написать на них, что, по их мнению, значит Пасха. Полиция разогнала акцию и задержала нескольких подростков 14-15 лет и взрослых, в отделении их допрашивали о пропаганде экстремизма. «Кто-то явно был недоволен, что Пасха завтра», — говорит епископ Альберт.

История закончилась без юридических последствий для церкви, только одному из взрослых прихожан пришлось написать объяснительную, почему он играл на гитаре песню «Прогулки по воде» группы «Наутилус Помпилиус».

Орел

Пятидесятническая церковь «Воскресение» из города Орла проводила библейский летний лагерь на протяжении 25 лет. Летом 2016 года лагерь разогнала полиция на основании «вовлечения детей в религиозную общину», рассказывает пастор «Воскресения» Павел Абашин. «Дети все были наших прихожан. Ну как дети — уже вполне осознанные подростки», — уточняет пастор.

Через месяц там же был задержан баптист Дональд Оссерваарде — гражданин США, который на тот момент уже почти 15 лет жил в Орле и был пастором небольшой общины, собиравшейся у него в квартире. В протоколе он написал: «Я, Оссерваарде, Дональд Джей, категорический не согласен, что я нарушил закон… Я не являюсь представителем религиозного объединения, поэтому я не мог бы заниматься миссионерской деятельностью, как определено в ФЗ № 125. Я собираюсь в моем частном доме с друзьями, а это дело частного человека в частном доме и не разрушает закон». В итоге американец был оштрафован на 40 тысяч рублей и, как говорит пастор Павел, впоследствии выдворен из страны.

В 2017 году, продолжает Павел Абашин, бойцы ОМОНа разогнали водное крещение, несмотря на то, что члены «Воскресения» заранее уведомили городские власти о проведении ритуала. В протестантизме крещение в открытом водоеме — одно из двух священных таинств. В 2019 году церкви уже дважды отказали в проведении такого мероприятия.

По словам Абашина, в областном управлении ФСБ появились отдельные «миссионерские должности» и визиты на службы «людей в штатском» за три года стали обыденностью. Самого пастора часто вызывали на допросы и, как он утверждает, пытались «вербовать». «О чем я им должен докладывать? Где лежит моя Библия? Они думают, что если ты раз за границей побывал, то ты агент Госдепа, НАТО и всего остального», — сокрушается пастор Павел.

В 2018 году общинный центр, в котором «Воскресение» собиралось более десяти лет, после шести судебных разбирательств был закрыт из-за нарушений требований пожарной безопасности и создания «угрозы жизни граждан». «Я всех поувольнял [в церкви], кроме одного секретаря. Сам я не получаю зарплату. Весь бюджет идет на всю эту волокиту — в месяц около 200 тысяч рублей, а то и больше. Плюс надо платить за аренду помещения, где мы сейчас собираемся», — подсчитывает пастор Павел.

Павел Абашин был протестантом еще во времена СССР. То, что происходит сейчас, напоминает ему о 1970-х годах, когда за каждое богослужение община платила по 50 рублей при средней зарплате около 150 рублей в месяц. «Но тогда милиционеры, когда мы начинали молиться, снимали фуражки в знак уважения. Сейчас они заваливаются к нам в общины, заламывают руки и делают что хотят. У нас вроде бы есть закон о неуважении религиозных чувств — но наши религиозные чувства никто не собирается уважать», — говорит он.

Размытое понятие миссионерства

До принятия «закона Яровой» и появления юридического понятия о «незаконной миссионерской деятельности» такие истории вряд ли бы случились, говорят опрошенные ТД эксперты. Руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН Роман Лункин обозначает главную проблему новой юридической реальности — появление у полиции и других силовиков функций борьбы с «незаконным миссионерством» при крайней размытости самого понятия.

Роман Лункин приводит пример, когда на пастора одной из евангельских церквей завели дело о «незаконной миссионерской деятельности» за то, что в его квартире нашли Библию. Согласно поправкам в жилом фонде запрещено любое миссионерство, и религиозную литературу в доме священника восприняли именно так. Поправки из «пакета Яровой» устанавливают, что миссионерской деятельностью могут заниматься только зарегистрированные организации и только в специально предназначенных для этого помещениях.

По мнению религиоведа, «поправки Яровой» стали — в грубейшее нарушение прописанной в Конституции свободы совести — своеобразным налогом на религиозную жизнь для тех течений, которые государство считает своими противниками.  К ним отнесли не только мусульман-салафитов, против которых изначально и задумывались изменения в законодательстве, но и, к примеру, приверженцев альтернативного православия в лице РПАЦ, ИПЦ и других «раскольничьих» церквей.

Они стараются работать на уничтожение, чтобы нас здесь не было

В последнее время главной мишенью этой «репрессивной практики» стали именно протестанты евангельского толка, продолжает эксперт. По данным исследовательского центра Forum18, из 159 человек и организаций, подвергшихся преследованию за «незаконную миссионерскую деятельность» в 2018 году, 50 были пятидесятническими, 39 — баптистскими.

Даже если такие истории проходят юридически бесследно, как для «Слова жизни», они отнимают много сил и денег. Децентрализованная структура евангельских церквей не подразумевает единых бюджетов и даже касс взаимовыручки, рассказывает первый заместитель начальствующего епископа и управляющий делами Российского союза христиан веры евангельской (РОСХВЕ) Константин Бендас. Сам он в 2016 году составил для единоверцев подробную инструкцию, как следовать всем новым указаниям «поправок Яровой».

В 2019 году в разговоре с «Такими делами» он признает, что при желании полиция и другие ведомства могут интерпретировать понятие «миссионерская деятельность» в нужную им сторону, и официальное разрешение на ее ведение не поможет. К тому же из-за своей автономной структуры многие евангельские церкви просто не имеют ресурсов на процедуру официальной регистрации, тем более в условиях постоянного прессинга, который не ограничивается «законом Яровой», а задействует коммунальные, налоговые и пожарные службы.

По словам Бендаса, некоторые церкви из входящих в РОСХВЕ сейчас находятся на грани банкротства с долгами в несколько миллионов рублей. «Тут дело не только в Яровой и во взимании налогов. Православная религия [таким образом] зачищает под себя религиозное пространство. Они стараются работать на уничтожение, чтобы нас здесь не было», — считает епископ Павел Абашин.

«Суды, юристы — нескончаемая эпопея. Они как будто специально мытарят тебя», — подтверждает пастор Альберт Раткин. Каждый месяц церковь проходит минимум через одно заседание суда, но часто их намного больше. При этом большинство евангельских церквей существуют только на пожертвования прихожан, отмечает пастор.

Опрошенные «Такими делами» христиане-евангелисты говорят, что описанные ими процессы более-менее универсальны для городов европейской части России, где протестантам сейчас живется хуже всего. В мае 2019 года Европейский суд по правам человека зарегистрировал жалобу нижегородского отделения христиан-пятидесятников «Библейский центр “Посольство Иисуса”». Они собираются обжаловать нарушение по «закону Яровой», повлекшее в 2018 году штраф в 100 тысяч рублей. «Незаконной миссионерской деятельностью» суд признал размещенное на сайте общины интервью со студенткой из Нигерии.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: