Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Под Ачинском взорвался склад боеприпасов. Тысячам жителей пришлось эвакуироваться

В Ачинском районе Красноярского края взорвался и загорелся склад боеприпасов — один человек погиб, 11 пострадали, более 15 тысячам жителей пришлось уехать из своих домов. Это уже 11-й крупный взрыв на военном объекте с 2010 года, при котором потребовалась массовая эвакуация населения.

«Такие дела» спросили экспертов и местных жителей, как власти справились с ЧП, и узнали, что ситуация может повториться из-за миллионов неиспользованных советских боеприпасов.

Хроника событий

5 августа около 17 часов по местному времени произошел взрыв на хранилище пороховых зарядов к артиллерийским боеприпасам у деревни Каменки. Детонация прекратилась только через 12 часов, к 5 утра следующего дня. К 11 утра 6 августа в Минобороны заявили, что пожар полностью ликвидирован.

Взрывы повредили жилые дома — осколки от зарядов разлетелись на расстояние до 15 километров. В опасную зону попали близлежащие деревни Каменка, Малый Улуй, Заворка и Ключи, а также детский лагерь «Сокол». Губернатор Красноярского края Александр Усс, прибывший на место пожара, заявил, что в ближайшей к складу Каменке есть «три серьезно подгоревших деревянных строения», но информация о том, что этот населенный пункт практически уничтожен, не соответствует действительности. Однако видеосвидетельства говорят о том, что повреждено большее количество домов, а многие дороги испещрены воронками от взрывов.

Фото: пресс-службы СК по Красноярскому краю

Медицинская помощь потребовалось 11 жителям Ачинского района, кроме того, пострадали несколько военнослужащих. Шесть человек были госпитализированы. Два человека пропали без вести: одного из них удалось найти, а другой, по данным Усса, погиб. Его смерть видели свидетели, однако формально он до сих пор числится пропавшим без вести. Идет речь о гражданском или же военном — не сообщается.

Воинскую часть № 74008, находящуюся рядом со складом, эвакуировали в бомбоубежище. Кроме того, власти приняли решение эвакуировать несколько районов райцентра Ачинска, находящихся в радиусе 15 километров от войсковой части: это районы Стройка и Юго-Восточный, микрорайоны № 1-9, Авиатор, поселки Мазуль, Мазульский и Солнечный.

Свои дома покинуло более 16,5 тысячи человек, из них около 7 тысяч самостоятельно, что вызвало в Ачинске серьезные пробки. Дорога между Ачинском и Назарово, попавшая в опасную зону, была перекрыта, в областной полиции сообщили, что это сделано для безопасности водителей. Также временно было приостановлено движение пассажирских поездов № 67 Москва — Абакан и № 68 Абакан — Москва.

Помимо губернатора Усса, к месту происшествия прибыл заместитель министра обороны генерал армии Дмитрий Булгаков — склад, на котором произошел взрыв, относится к Центру материально-технического обеспечения (МТО) Центрального военного округа. Булгаков заявил, что предварительная причина взрыва — это человеческий фактор, а «точнее скажут следственные органы и прокуратура».

Следственный комитет России возбудил по факту подрыва боеприпасов уголовное дело по части 2 статьи 349 УК РФ (нарушение правил обращения с оружием и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих, повлекшее по неосторожности смерть человека). В ведомстве уточнили, что взрыв произошел «в ходе проводимых погрузо-разгрузочных работ».

«Мы просто жили на пороховой бочке»

18-летняя жительница Ачинска Анна Вежневец жила в городе с самого рождения, но за это время ни разу не сталкивалась с подобными происшествиями. «Люди всегда говорили, что мы живем как у Христа за пазухой: у нас нет ни наводнений, ни землетрясений, ничего. А оказывается, мы просто жили на пороховой бочке», — рассказала она «Таким делам».

Когда начались взрывы и пожар, семья Анны собрала документы, забрала родственников с Малой Ивановки и выехала в Красноярск. «Волны от взрывов сильно отдавали по машине, движение [было] бешеное. Начали уезжать в 19 часов, в 21 час только выехали на трассу в Красноярск», — сказала она. По оценке Анны, не менее половины эвакуированных выбирались из города самостоятельно: «Схватили детей, животных, прыгнули в машины и уехали».


«Уезжать конечно, стоило, — сказала Вежневец. — Хорошо, что Усс не посчитал, что отправлять технику к нам экономически невыгодно, иначе сегодня бы уже полгорода не было». Анна добавила, что ее знакомый из Ачинского глиноземного комбината (АГК) и ее молодой человек в ту ночь находились возле Каменки, где помогали тушить пожар, но о выплате каких-либо премий за это неизвестно. «Пока только говорят про то, какие убытки понесли АГК и НПЗ [Ачинский нефтеперерабатывающий завод Восточной нефтяной компании. — Прим. ТД]», — отметила она.

Жительница Ачинска Светлана Заборовская в комментарии ТД сказала, что, по ее мнению, 5 августа власти сделали все возможное и все службы сработали быстро и четко. Семья Светланы уехала самостоятельно в начале эвакуации, на свою дачу в 12 километрах от города. По ее словам, регулировщики на дорогах хорошо справились с работой, на выезде из города они стояли в заторе всего 20 минут.

По городу рупоры оповещали о местах сбора, были организованы электрички и автобусы в пункты временного пребывания в безопасных районах города, рассказала другая горожанка, Анна Соловьева. «Жители шли друг другу навстречу, помогали, предлагали разместить у себя семьи с детьми, водители были аккуратны, паники не было», — перечислила она.

«Сначала не было страшно, было любопытно. А вот когда люди стали уезжать из города, стало страшно немного. Не за себя, а в принципе — какого черта. Было интересно, что на этот раз…  Я не слишком пугливый человек. Мы живем в Сибири, где медведи приходят в город и девять месяцев зимы. Мы в пятерке самых экологически грязных регионов мира. Что нас уже может напугать?» — сказала Заборовская.

Другая горожанка, Анна Соловьева, отметила, что системы оповещения сработали намного позже, чем люди узнали о первом взрыве. Получить подтверждение этой информации на момент публикации не удалось.

Мнения экспертов

По словам независимого военного обозревателя Павла Фельгенгауэра, на объектах вроде загоревшегося центра МТО всегда установлены повышенные меры безопасности, в том числе и пожарной, «целые листы всевозможных требований». «Необходимы обваловки, разделение на мелкие партии, чтобы, если что-то загорелось, пламя не перекидывалось дальше», — перечислил он. Ведущий эксперт Фонда пожарной безопасности Константин Кузнецов добавил, что существует такое понятие, как «особо опасные объекты»: к ним стратегически другое отношение, их надзирают не обычные государственные органы пожарного надзора, а специализированные управления.

в основном взрываются советские, старые, опасные и нестабильные хранилища

По словам Кузнецова, специфические требования к безопасности таких объектов закладываются еще на этапе их строительства. «Нужно понимать, что не всякое несоблюдение требований может повлечь за собой чрезвычайное происшествие. Даже если на объекте вместо 50 огнетушителей будет 49, не факт, что ЧП произошло именно по этой причине, — отметил эксперт. — К несчастью, в России подход бюрократический, поэтому если на объекте недостает одного огнетушителя, когда по регламенту их должно быть больше, то, значит, виноват тот, кто допустил это обстоятельство. Никто не доискивается до истинных причин происшествия, в числе которых, например, тот факт, что многие системы устарели или некоторые заказчики не обладают достаточным количеством финансов, чтобы поддерживать свою систему в работоспособном состоянии, и так далее».

Основная проблема в том, что осталось огромное количество боезапасов советских времен, которые никак не могут до конца утилизировать, рассказал Фельгенгауэр. Эксперт отметил, что на подобных складах остаются без применения и утилизации «десятки миллионов» тонн боеприпасов, заготовленных в советские времена. По его мнению, подобные ситуации с пожарами нередко происходят из-за непрофессиональных действий сотрудников и плохой подготовки специалистов, например из-за обеспечения неправильных условий хранения. Решением этой проблемы Фельгенгауэр видит утилизацию «советского наследия» и реорганизацию складов таким образом, чтобы минимизировать человеческий фактор.

Фельгенгауэр привел в пример десятки миллионов неиспользованных морских боеприпасов, так как морских боев страна не вела с 1945 года. «Просто подрывать такие огромные запасы вредно для окружающей среды, даже если это делать в организованном порядке. Были компании, которые занимались утилизацией, но те немногие, кто продолжает заниматься этой деятельностью сейчас, сталкиваются с тем, что старые боеприпасы крайне нестабильны. Пороховые снаряды могут рвануть, спровоцировав пожар, а от систем залпового огня могут начать летать ракеты. С советских времен массового производства боеприпасов не было, поэтому в основном взрываются советские, старые, опасные и нестабильные хранилища», — подчеркнул он.

Существуют предписания, запрещающие располагать военные склады вблизи населенных пунктов, добавил военный обозреватель. Но большая часть хранилищ построена в советские времена и старше некоторых населенных пунктов, появившихся возле них сравнительно недавно. Кузнецов напомнил, что существует категория «взрывопожарных» объектов, то есть объектов, на которых возможны взрывы как боеприпасов, так и взрывы при возникновении пожаров. Для таких объектов на этапе строительства необходимо закладывать «противопожарные разрывы» между соседними зданиями.

Предыдущий подобный крупный взрыв произошел в мае 2018 года на территории ликвидированного арсенала ЦВО около поселка Пугачево в Удмуртии. Власти эвакуировали жителей ближайшего военного городка и 79 детей из санатория «Юськи». Ликвидировать возгорание удалось только через несколько дней: вертолет Ми-8 и самолет Бе-200 провели 139 сбросов воды объемом 1333 тонн, в тушении пожара приняли участие также 223 человека и 50 единиц техники, в том числе пожарный поезд.

В подготовке материала участвовали Виталия Романова и Екатерина Тимофеева

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: