Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Поречье-Рыбное хотят сделать одним из первых «социальных сел» России. Что это значит?

Концепция «социального села» для России в новинку — это населенный пункт, жизнь которого завязана на крупном социальном учреждении, будь то больница, интернат или университет. Воплотить ее в жизнь фонд помощи хосписам «Вера» и Агентство стратегических инициатив (АСИ) хотят в Поречье-Рыбном — небольшом и медленно угасающем аграрном поселке в Ярославской области. «Такие дела» отправились туда, чтобы узнать больше о проблемах местных жителей и планах волонтеров, воплощающих идею «социального села» в жизнь.

Фото: Ирина Ганжа / фото предоставлено пресс-службой АСИ

Включи Поречье

Поречье-Рыбное — это небольшой поселок городского типа — всего 1,5 тысячи человек населения. В годы расцвета села овощи и фрукты от местных крестьян поставлялись на царский стол, а масштабные тепличные хозяйства пережили даже коллективизацию в советские годы. Фермерское наследие села актуально и сейчас — в Поречье по-прежнему около 500 тепличных хозяйств, выращивающих в основном капусту, томаты, перцы, огурцы и их рассаду, в последнее время — цветы.

ОГУРЕЦ — ЗНАКОВАЯ МЕСТНАЯ КУЛЬТУРА, ГЛАВНЫЙ ПРАЗДНИК СЕЛА НАЗЫВАЕТСЯ «ДЕНЬ ОГУРЦА»

Но единственный крупный работодатель поселка — консервный завод «Поречский» на 160 рабочих мест, который «дышит на ладан», как выражаются местные. В старших классах учится всего по пять-шесть человек, которые после выпуска уезжают в Ярославль, Москву и другие большие города. Село медленно угасает: с 1991 года население сократилось почти на 1000 человек.

«Вера» и АСИ разработали проект «социального села», чтобы оживить поселок. Проект предполагает организацию жизни Поречья-Рыбного вокруг Дома милосердия кузнеца Лобова, который появился в 2018 году на месте старой богадельни хосписа. 

Программа АСИ «100 городских лидеров», в которую попало село, обращает внимание на низовые инициативы из любых городов и поселков и старается помочь им в развитии, рассказывает пиарщик проекта Василина Васильева. Проекты должны больше опираться на собственные силы, чем на внешние инвестиции. Условие участия в программе — вовлеченность местного бизнеса и муниципалитетов, а также диалог этих сил с жителями.

Все эти проекты, по словам Василины Васильевой, сталкиваются с одной и той же сложностью: жителей трудно завлечь в кооперацию, даже в ее простые формы. В Поречье, по ее мнению, ситуация такая же: «Каждый себе фермер, и каждый сидит на своей делянке, — говорит она. — И когда они выходят из своих делянок, домов XIX века с теплицами, отоплением и электричеством, они выходят в полную разруху, запустение и ухабы [на дорогах]».

В проект «Включи Поречье» вошло создание новой площадки перед Домом культуры с комфортной уличной мебелью, концептуальными клумбами и фотозоной, благоустройство территории Дома милосердия кузнеца Лобова, экотропа вокруг пореченской школы, знакомящая посетителей со всей местной флорой, информационный стенд в центре села с туристическим маршрутом по всем интересным местам, разработка сайта.

Также архитектурное бюро МАРШ разработало проект по развитию общественных пространств Поречья-Рыбного. Село находится всего в 15 километрах от Ростова, что, по мнению АСИ, значительно увеличивает его туристический потенциал.

Благоустройство территорий

Волонтерка Александра Макарова рассказала ТД, что в Поречье приехала «сборная солянка» из разных регионов и городов: Ярославля, Москвы, Вологды и других. Волонтеры прибыли в село 22 июля, а закончили работу 28 июля. Территория возле ДК, невзрачного одноэтажного здания, выкрашенного в бирюзовый цвет, тогда представляла из себя «ничто, просто грязь и траву», рассказывает руководитель волонтерской группы Ирина Ганжа. Они установили там несколько белых скамеек и столов, а также торшеры. 

Одна из местных жительниц Ксения, чей дом находится прямо напротив ДК, раскритиковала новое общественное пространство. По ее мнению, теперь на нем будут собираться выпивающие и мешать спокойствию близлежащих домохозяйств. «Вы нам устроите под окнами мусор и шум!» — заявила она волонтерам. Также Ксения забеспокоилась, что создание площадки нарушит коммуникации, которые проходят в ее дом. 

Общественное пространство у ДК ПоречьяФото: Ирина Ганжа / фото предоставлено пресс-службой АСИ

Архитектор Сергей Кремнев, ранее уже занимавшийся урбанистическими проектами в Ярославской области, разработал концепцию экотропы и туристической карты Поречья. По его словам, идею экотропы вокруг школы предложили ему ее ученики и учителя. Экотропа включает в себя разные ландшафты — болота, луга, овраги, сады. «Я сразу понял, что это хорошая идея, потому что перемещения, блуждания подростков — самое яркое, что здесь есть. Они превращают дорожки в тропы», — делится Кремнев.

Сейчас все тропы закольцованы вокруг 82-метровой колокольни — самой высокой в сельской местности. Для многих жителей Поречья Дом милосердия кузнеца Лобова существует, но еще не стал чем-то «своим», считает Кремнев. Включение его в систему «околец» поможет интеграции: «Сельские тропы наглядно показывают, что мы пускаем в свою жизнь, а что мы отторгаем».

Также с привлечением волонтеров и местного жителя Захара Тарараки местная администрация разработала проект подсветки колокольни в центре села, деньги на его осуществление собираются краудфандингом. Будущая подсветка описывается как «крупное арт-событие» и «луч света после нескольких десятилетий угасания и темноты».

Рядом с колокольней расположен ансамбль церкви Петра и Павла и церкви Никиты Мученика XVIII века постройки. Сейчас, рассказывает местный священник отец Юрий, здания находятся на балансе Дома культуры и стоят в запустении. Для реставрации каждого здания в ансамбле нужно примерно 300–400 тысяч рублей, считает священник. На реставрацию колокольни — еще больше, поскольку она является памятником федерального значения, что увеличивает стоимость работ. Отец Юрий обсуждал возможность реставрации храмов в рамках проекта социального села, но пока работы в этом направлении ограничились проектом по подсветке колокольни.

Отец Юрий активно помогал работе волонтерского лагеря и заинтересован во всех появившихся в последнее время вокруг него проектах, но считает, что этого для спасения села мало. «[Волонтерские проекты] оживляют обстановку, но никто особо ничего от этого не ждет. Скамейки, облагораживание территории — это хорошо, но это не тот результат, который нужен для развития. А для развития нужен инвестор, — рассуждает клирик. — У нас [в области] есть яркий пример — село Вятское. Там появился человек, готовый вкладывать большие деньги, и он привел с собой таких же друзей. Они потеряли на этом много денег, но сейчас, спустя восемь лет, начали получать от своих инвестиций доход».

Волонтерка Александра Макарова признает, что работа их лагеря мало повлияет на глобальные процессы вроде убыли населения из-за безработицы. «Это экономические проблемы, и мы не сможем их решить. Но я думаю, что даже создание сайта и внятной навигации поможет селу привлечь сюда поток туристов, это могут быть зачатки того, что будет происходить тут системно и постоянно», — считает она. По ее мнению, работа волонтеров может дать импульс к появлению местного сообщества, которое будет заинтересовано в изменениях.

Грязь и безработица: о каких проблемах говорят жители села и как с ними борются

Мэр поселка Ольга Кутинская сопровождала работу лагеря волонтеров досконально. Она возглавляет Поречье меньше года, а до этого 18 лет проработала завучем в местной школе. За первые полгода руководства наибольшее внимание она уделила благоустройству: заросли у колокольни и старого храма расчистили, вокруг церковных построек высадили цветы, благоустроили пляж у Кабацкого моста, главные улицы очистили от мусора, почистили и покрасили скамейки.

«Я ПРИДЕРЖИВАЮСЬ ТАКОГО ПРИНЦИПА: ПУСТЬ БЕДНО, ЗАТО ЧИСТО», — ГОВОРИТ ГЛАВА

Администрация регулярно проводит в селе субботники, каждый из которых пытается преподносить как праздник. Они различаются по тематике и музыкальному сопровождению: субботник с патриотической музыкой, с музыкой 80-х, с русским роком. 

Фермер Ольга, заведующая большим семейным тепличным хозяйством, рассказала, что вся ее семья участвует в субботниках, которые регулярно проводит администрация с тех пор, как ее возглавила Кутинская. «Хочется, чтобы было красиво, чисто и приятно. [Глава] молодец, видно, что она тоже этого хочет», — говорит Ольга. 

Пенсионер Владимир, бывший инженер-металлург, живет в доме в центре поселка. По его мнению, дела в селе идут все хуже и хуже, и еще хуже ситуация станет с закрытием консервного завода. «Так что че. Сидим, водку пьем — старики. А так все на грядках, детей своих стараются в Ярославле или Москве пристроить», — описывает он жизнь в селе. Деятельностью новой главы села он доволен: «Дай Бог ей всего. Она здесь прибралась хоть». 

В летний сезон в Поречье приезжают жить до тысячи «дачников» из больших городов — они не учитываются в численности населения. Часть из них — бывшие местные жители, как Людмила, приезжающая сюда вместе с мужем и детьми в гости к родителям. «Работы нет, вот все и разъехались», — комментирует она. В последнее время они стали реже приезжать в Поречье из-за растущих цен на билеты: каждая поездка обходится семье в 5 тысяч рублей на человека.

Основные проблемы родителей Людмилы, оставшихся жить в Поречье, — низкие пенсии. Ее мать получает всего 10 700 рублей, из них большая часть уходит на лекарства. В таких условиях содержание небольшого хозяйства «для себя» — обязательное условие выживания. C точки зрения благоустройства селу больше всего не хватает нормального ночного освещения — после захода солнца жителям приходится передвигаться в кромешной тьме, отмечает Людмила.

Кабацкий мост и пляж ПоречьяФото: Ирина Ганжа / фото предоставлено пресс-службой АСИ

Пятиклассник Василий и его приятель учатся на тройки и пока не знают, кем хотят стать, но уже уверены, что жить после окончания школы поедут в Ярославль или другой город. «А чего здесь делать. Огурцы, завод, магазин — и все», — замечает Василий. 

Одна из насущных проблем села — запрет местным жителям торговать овощами и фруктами на территории села. Ольга Кутинская говорит, что это протекционистская мера, направленная против скупщиков, которые раньше приезжали в Поречье и скупали все огурцы для крупных сетей. Особой нужды продавать что-то здесь, утверждает глава, у фермеров нет — у каждого хозяйства есть наработанная клиентская база в Ростове, Ярославле, Москве и других городах. 

Лучший в стране хоспис

Дом милосердия кузнеца Лобова, дворик которого теперь украшен созданными волонтерами скамейками и кашпо, учредитель фонда помощи хосписам «Вера» Нюта Федермессер называет одним из лучших в стране. «Из 85 российских субъектов Федерации я не была, пожалуй, лишь в двадцати, так что вижу достаточно объективно. Это действительно одно из лучших учреждений, если сравнивать его с Москвой, Казанью, Самарой и принимать во внимание то, что оно находится в маленьком населенном пункте», — говорит она. Также Федермессер отмечает уникальную медико-социальную форму учреждения: здесь пожилые люди могут не только получить медицинский уход, но и вне зависимости от своего состояния остаться на все время до конца, не кочуя по больницам.

Дом милосердия, говорит Федермессер, принимает три категории людей: одиноких пожилых, которым важно «не чувствовать себя одинокими», тех, кто из-за серьезных заболеваний нуждается в постоянном уходе, а также людей, нуждающихся в паллиативной помощи. Сюда приезжают из всех районов Ярославской области — из Гаврилов-Ямы, Переславля, Ярославля, Семибратова, Петровска, Поречья и других населенных пунктов.

По словам учредителя «Веры», Дом милосердия — едва ли не единственное место в Ростовском районе Ярославской области, где онкобольных обезболивают опиодными анальгетиками. Пока это делает врач местной амбулатории, но скоро учреждение получит медицинскую лицензию, а также лицензию на опиоидные анальгетики.

Сейчас Дом милосердия существует исключительно на пожертвования, но с 2020 года «Вера» надеется привлечь и государственные средства. Годовой бюджет должен вырасти до 30 миллионов рублей, чтобы выездная служба смогла развернуться до необходимого масштаба. Сейчас бюджет составляет около 20 миллионов в год. Всего в учреждении 25 коек и 25 сотрудников, включая тех, кто курирует работу из Москвы.

По мнению Федермессер, главным движком учреждения сейчас являются не деньги, а «огромный запас нерастраченной любви, скрывающийся в русском человеке». Год назад никто не мог и предположить такого быстрого развития Дома милосердия. «Это место, куда надо приезжать учиться управленческой модели, работе коллектива, вере в себя», — подчеркивает Нюта. Именно это, а не крупные инвестиции, нужно для возрождения всего села, считает она.

Это вообще не про деньги. Это вопрос веры людей в свои возможности

«Здесь есть семья [главного врача] Настюши Ивановой, — приводит пример Нюта Федермессер. — Для них Поречье такое же, как для всех остальных, — здесь так же мало работы для взрослых и мало развлечений для детей, неустроенная инфраструктура. Но Ивановы и Васиковы почему-то отсюда не уезжают. Нам нужно сделать так, чтобы еще 10-15-20 семей поверили, что все получится и можно не уезжать».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: