Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Как люди с особенностями развития могут жить самостоятельно и работать

Партнерский материал

Взрослый человек с инвалидностью, лишенный родителей или опекунов, чаще всего проводит свою жизнь в интернате — закрытом учреждении, где он фактически лишен базовых человеческих прав. Происходит это из-за того, что людей с особенностями зачастую просто не готовят к самостоятельной жизни — они не знают, как выбрать себе профессию и обучиться ей, не умеют делать элементарные бытовые вещи. Как изменить ситуацию и что поможет решить проблему — в материале ТД.

Фото: Рита Черепанова для ТД

Каков альтернативный сценарий самостоятельной жизни?

Часто людям с особенностями развития не хватает самых базовых умений: им бывает сложно самим сходить в магазин, приготовить еду, распланировать бюджет на покупки, поддерживать дома порядок. Даже если они живут с родителями, близкие зачастую не знают, как научить их самостоятельности, или чрезмерно опекают их.

«Нашим ребятам не хватает умения соблюдать договоренности и обязательства. Эти навыки и умения формируются, когда человек живет в социуме, например, при сопровождаемом проживании», — рассуждает Мария Островская, директор петербургской организации «Перспективы», помогающей людям с нарушениями здоровья и особенностями развития, включая жителей ПНИ.

Сопровождаемое проживание дает людям с инвалидностью возможность жить дома или в условиях, близким к домашним, социализироваться, учиться минимальному самообслуживанию. Все это происходит под присмотром специалистов в квартире или доме, который арендует или купила некоммерческая организация. Такие проекты есть в разных регионах России. Так, «Ассоциация родителей детей инвалидов “Свет”» открыла квартиру сопровождаемого проживания во Владимире в 2013-м году. Социальные квартиры есть в Псковской области — их создала организация «Росток»,  в Москве такие проекты созданы благотворительными фондами «Жизненный путь», «Я есть», «Со-единение». Поселения или дома сопровождаемого проживания есть в Пензенской области («Квартал Луи»), в Иркутской области («Исток»).

Еще один пример — дом в деревне Раздолье Ленобласти. Организация «Перспективы» оборудовала его для людей с особенностями развития, сейчас там живут семеро ребят, в том числе из ПНИ. «Ребятам было непросто понять, хотят ли они жить на воле. Они должны были разобраться, хотят ли они сами ходить в магазин, сами стирать, готовить, решать, куда пойдут сегодня или завтра. Ведь свобода означает работу, ответственность и обязательства, а они сильно покалечены жизнью в интернате, скучной, скудной, на всем готовом», — рассказывает директор «Перспектив» Мария Островская.

Ведь свобода означает работу, ответственность и обязательства

Она отмечает, что несколько людей даже уехали из Раздолья, потому что уклад жизни сильно отличался от интернатного. Но оставшиеся ребята живут в доме, им помогают соцработники и волонтеры.

Иван Рожанский, директор фонда «Жизненный путь», который помогает людям с нарушениями развития, рассказывает, что успешный жизненный сценарий складывается из многих факторов и навыков. Приобрести их человек с особенностями развития может, в том числе в квартире сопровождаемого проживания, которую курирует фонд. «Наш подход ориентирован на свободу, на максимальную интеграцию человека в общество, на развитие самостоятельности, но при определенной поддержке», — говорит Рожанский.

Квартира фонда может вмещать до 10 человек, ребята переезжают туда на срок от полутора месяцев до полугода. Часто оказывается так, что жителям нужен разный уровень поддержки, и помогающие специалисты работают с каждым индивидуально. Жильцы квартиры ходят в магазин, готовят еду, делают уборку — получают важные навыки самостоятельной жизни: «Мы хотим, чтобы у людей, которым мы помогаем, были все сферы жизни, что и у обычных людей: работа, учеба, досуг, дом», — резюмирует Рожанский.

Почему людям с особенностями развития сложно найти работу?

Формально существующее законодательство защищает людей с ограниченными возможностями здоровья от дискриминации на рынке труда и регулирует устройство на работу. Согласно закону «О социальной защите инвалидов в РФ», в каждой компании должны быть специалисты с ОВЗ. Количество рабочих мест определяют квоты, для каждого региона они свои, но в среднем она составляет 2–4% от общей численности сотрудников.

Но по факту, даже если человек с особенностями развития захочет найти работу, то никто не гарантирует, что он не столкнется с трудностями. Иногда работодатели неверно трактуют закон, считая, что трудоустройство такого специалиста потребует от них неимоверных усилий, считает директор центра социально-трудовой адаптации «Мастер ОК» Иван Граевский.

«На самом деле закон строго регулирует только продолжительность отпуска и рабочего дня, но и эти отличия нельзя назвать существенными», — говорит эксперт.

По данным Минтруда за 2018 год, постоянная работа есть у 28 % людей с инвалидностью. Социолог Юлия Ненахова в своей работе «Трудовой потенциал инвалидов: проблемы реализации» пишет, что вакансий на рынке мало, а если и предлагаются, то предполагают «либо неквалифицированный труд, либо высококвалифицированный с узкой специализацией». Ненахова отмечает, что с большими трудностями сталкиваются претенденты, получившие начальное или среднее профессиональное образование и желающие устроиться именно по своему профилю. В недавнем исследовании «Ведомостей» говорится, что крупным компаниям проще выполнить квоту и устроить к себе людей с ОВЗ как раз потому, что у них есть массовые должности, в то время как малый и средний бизнес чаще ищет соискателей на более узкие специальности или специальности, требующие высокой квалификации.

Тем не менее в России есть небольшие предприятия разного вида, где люди с особенностями развития могут успешно работать. Например, керамическая мастерская «Особая керамика» на ВДНХ в Москве. В ней работают 15 человек с особенностями развития, их деятельность курируют восемь сотрудников. Работает мастерская четыре дня в неделю по шесть часов — практически полную рабочую неделю.

Юлия Липес, директор мастерской, рассказывает, что мастера «Особой керамики» участвуют в полном цикле производства керамики: отливают изделия, делают мозаики, вместе с художником ребята обсуждают сюжеты для росписи, выдумывают дизайн. При этом приходят в мастерскую очень разные люди: «Есть те, кто многое может сам, и им нужна только небольшая помощь. А есть те, кому нужна постоянная помощь и сопровождение».

Часто мастер начинает с нескольких часов в день, постепенно привыкает и работает полный рабочий день — с 11 до 17 часов. Юлия рассказывает историю одного из мастеров, Владимира: «Когда он начинал у нас работать, то мог что-то делать только 10 минут, а все оставшееся время ходил по комнате и довольно громко разговаривал. Сейчас он умеет делать рельефы на вазах, покрывать изделия глазурью, собирать мозаику и, хотя ему всегда нужен помощник, чтобы переходить от задания к заданию, Володя работает полный день, три раза в неделю». Те из людей с особенностями развития, кто ходят в мастерскую регулярно, получают зарплату: проценты с продаж изделий на ярмарках и в интернет-магазине.

Люди с особенностями развития могут работать не только на созданных для них предприятиях, но и в обычных организациях, при условии, что им помогают специалисты. Например, таким сопровождаемым трудоустройством занимается центр «Мастер ОК» в Петербурге, который возглавляет Иван Граевский. Цель команды проекта — помочь человеку с особенностями развития быть успешным на открытом рынке труда. Подготовка и работа со студентом может занять несколько месяцев и дольше: сначала он пробует работать в мастерских центра, учится работать в коллективе, занимается с психологом.

«Чаще всего кандидаты, имеющие интеллектуальные нарушения, не готовы прямо сейчас трудоустроиться на открытом рынке труда», — рассказывает Граевский. Он делит сопровождаемое трудоустройство на четыре этапа: диагностика будущего кандидата (желания, возможности, навыки), подготовка к работе, трудоустройство и сопровождение. При этом чаще всего доступные вакансии кандидатам центра не совсем подходят. «Зачастую мы приходим к работодателю и, основываясь на том, какие вакансии у него есть, подбираем под человека конкретный функционал. Например, наш курьер будет доставлять почту по трем адресам, а не по всему городу», — объясняет Граевский.

По его словам, у людей с особенностями развития могут возникать самые неожиданные трудности. «На первый взгляд, незначительные мелочи: например, одна девушка приходила на работу не к девяти утра, а к половине шестого. Но все это может стать причиной увольнения», — говорит руководитель центра «Мастер ОК». Чтобы не допустить такого сценария, специалисты девять месяцев сопровождают клиента центра уже после трудоустройства. Опыт работы «Мастер ОК» показывает, что человек с особенностями развития может быть вполне успешен и востребован на открытом рынке труда.

Существующие проблемы с трудоустройством людей с инвалидностью делают «ненужными» огромное количество людей. Это создает дополнительную напряженность в обществе, говорится в статье психолога Евгении Кривцовой и педагога Ксении Грабчук. Работа для людей с ОВЗ — это не только способ обеспечить себя, но способ реализовать свои способности, в том числе творческие, и осознать свою индивидуальность.


Материал подготовлен в партнерстве с благотворительным фондом «Абсолют-Помощь», занимающимся системной поддержкой детей с особенностями развития и детей, имеющих опыт сиротства. Фонд реализует собственные проекты долгосрочной помощи и поддерживает другие эффективно работающие организации.

Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: