Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Война полов и уничтожение мужественности. Чем противники закона о домашнем насилии аргументируют свою позицию?

К внесению в Госдуму готовится законопроект о профилактике семейно-бытового насилия — спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко поручила рабочей группе подготовить предложения до 1 декабря. Правозащитники много лет добиваются принятия подобного документа — они указывают, что в российском законодательстве до сих пор нет даже понятия «домашнее насилие».

30 октября в Общественной палате прошли слушания «Закон о домашнем насилии: целесообразность и перспективы». Большинство присутствующих высказались против принятия законопроекта. В поддержку закона выступили только сотрудница центра помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры» Екатерина Бахренькова и помощница депутата Оксаны Пушкиной Екатерина Барбакадзе, которая обратила внимание, что большая часть собравшихся не могла видеть проект закона. Соавторы законопроекта Мари Давтян и Алена Попова рассказали, что их на общественные слушания не позвали.

Законопроект предлагает ввести определение домашнего насилия и его видов (сексуальное, физическое, экономическое, психологическое), охранные ордера (предписания, которые запрещают насильнику приближаться к жертве, контактировать с ней и ее близкими, преследовать ее) и курсы управления гневом для агрессоров. «Такие дела» цитируют некоторые аргументы противников закона о профилактике семейно-бытового насилия.

Фото: pxhere.com

Мария Мамиконян

председатель «Родительского всероссийского сопротивления»

«Мы давно выступаем против законопроекта — но не потому, что мы за насилие, а потому, что закон плох и приведет к стремительной деградации семьи. Лоббисты закона используют ложь о семье как об особо опасном месте. У борцов за закон все держится на фейках, это говорит о том, что у них нет нормальных обоснований. Домостроя и униженного положения женщины у нас в стране нет.

Основная цель происходящего — развязать войну полов. Речь идет о разрушении семьи, а разрушить ее можно, только натравив женщин на мужчин. После всех этих флешмобов интернет заполнили высказывания феминисток. Эти высказывания дают очень интересный портрет “борцуний с насилием”. Это агрессивные, негативно настроенные к мужчинам девушки, пользующиеся ненормативной лексикой и в адрес мужчин, и в адрес взрослых женщин, пытающихся объяснить им, что семья — это не ужас-ужас.

Мужская часть поначалу отнеслась к этому с удивлением и сдержанно, но потом пошла обратная волна мужского негодования. Они говорят: “Жениться? Да никогда! Все мы про них поняли, не только жениться, вообще никаких устойчивых отношений! Дети? Да мы не сумасшедшие! Это шкуры, они хотят, чтобы мы на них вкалывали, а потом все забрать и к другому свалить. Защищать такую страну не будем! Теперь, если увижу на улице, что женщину убивают, только порадуюсь: одной шкурой меньше”. Это собирательное мужское высказывание в ответ на феминистический бред.

Два дня назад была серия убийств (подросток убил мать ножницами, а женщина выколола глаза ребенку, объяснив это местью мужу. — Прим. ТД). Понимают ли устроители флешмобов и продвижения закона о домашнем насилии, что это результат их действий по поддержке и прославлению сестер Хачатурян? Сдвинули все нормы, отменили все табу в результате продвижения закона».

Владимир Павленко

доктор политических наук

«Основу российского законодательства составляет советская система норм с изменениями, касающимися рыночных институтов. Для этой системы подобный документ — инородное тело, которое взрывает ее изнутри тем, что утверждает чуждые нам принципы.

Законопроект практически отменяет принцип презумпции невиновности, подменяя его доносом. Удар наносится по здравомыслию. Законопроект направлен не на полноценное расследование каждого эпизода, а на создание информационной волны, которая управляется корпоративными интересами и включает логику толпы. Далеко не все институты, в том числе суды, в состоянии выдержать такое давление.

Авторы законопроекта способствуют тому, чтобы НКО подменяли собой общественную самоорганизацию. Этот законопроект — далеко не первый пример наступления на традиционную семью, и закономерен вопрос: кому это выгодно? Кто продолжает оказывать поддержку вмешательству в семью?

Генеральный тренд глобальной политики — замена традиционной семьи путем пропаганды всевозможных пороков с целью депопуляции. Когда прекратится поставленное на поток производство подобных законопроектов? Тогда, когда будет восстановлен приоритет национальных законов над международным правом и когда Россия перестанет брать на себя обязательства по решениям, которые приняты на глобальном уровне».

Александр Синельников

профессор кафедры социологии семьи и демографии МГУ

«Закон о профилактике семейно-бытового насилия — внешнего происхождения, он продавливается в Россию международными организациями. Любое государство, которое уступает внешнему давлению и позволяет менять свое законодательство, теряет суверенитет и в конце концов перестает быть государством. А к чему сводятся предлагаемые изменения в законодательство? К массированному вмешательству во внутрисемейную жизнь.

Если этот закон будет принят, это усугубит и без того чрезвычайно острую ситуацию: у нас больше половины браков заканчивается разводами, низкая рождаемость, естественная убыль населения. В тех западных странах, где давно уже подобные законы приняли, кризис семьи зашел гораздо дальше. В Европе половина населения к 50 годам ни разу не вступает брак, почти половина детей рождается вне брака. В Германии среди женщин, которые родились в конце 1960-х годов, 23% никогда не рожали. В России — 8%, в три раза меньше. В других европейских странах и США положение мало отличается: всюду добровольно бездетных намного больше, чем вынужденно бездетных.

Феномен чайлд-фри много чем объясняется, но одна из причин — супружеская пара просто боится произвести на свет ребенка, который через несколько лет пойдет в школу, где ему объяснят, куда жаловаться на родителей, если они обижают. Вмешается ювенальная юстиция, ребенка могут изъять из семьи. И некоторые люди, которых довольно много, решают эту проблему так: не заводят детей.

Если этот закон будет принят, это просто убьет семью, а вместе с ней общество и государство».

Людмила Виноградова

член Общественной палаты РФ

«В 2017 году уголовно наказуемые побои в отношении членов семьи были переведены в состав административных правонарушений — таким образом Госдума исправила ошибку, допущенную предыдущим законом. С тех пор произошли позитивные изменения, поскольку те правонарушения, которые были скрыты для официальной статистики, стали очевидны. Процедура привлечения виновного к ответственности упростилась и ускорилась.

Лоббисты закона о профилактике домашнего насилия, стремясь достичь своей цели, развернули агрессивное продвижение услуг, прописанных в их законодательных предложениях. Они предъявляют не соответствующие действительности цифры статистики. На самом деле в 2015 году в России случаи домашнего насилия составляли всего 2,2% от количества всех преступлений в отношении женщин. И процент этот сокращается год от года.

В РФ действуют законы гораздо эффективнее, чем предлагают феминистки. Защитное предписание — это вчерашний день для нашего судопроизводства. Уголовный кодекс содержит не менее 40 составов, квалифицирующих преступления, отнесенные феминистками к семейно-бытовому насилию. Действующий закон содержит намного больше профилактических мер, не уступающих зарубежным. Предлагаемые лоббистами законопроекта меры уже закреплены в российском законодательстве, нет никакой необходимости устраивать конкуренцию норм права».

Геннадий Прохорычев

уполномоченный по правам ребенка во Владимирской области

«Я хочу сказать о социальной стороне данного “законопроекта” — в кавычках, потому что это не законопроект, а размышления с Рублевки. Это фантазия на тему, которая нереальна в существующем формате. Законотворцы предлагают содействие в получении временного жилья жертве. Спуститесь на землю, женщины с Рублевки! Мы не можем в субъектах РФ расселить людей, которые нуждаются в этом.

Нас всех хотят убедить в том, что в семьях происходит что-то ужасное, а мужчины — изверги, которые истязают и насилуют… У нас недостаточно программ по работе с мальчиками, юношами и мужчинами. У нас так сложилось, к сожалению, что акцент на женщинах, мужчина где-то в стороне».

Федор Лукьянов

священник, ответственный секретарь Патриаршей комиссии РПЦ по вопросам семьи

«Мы должны задать себе вопрос: кому выгоден проект? Фиона Хилл, специальный помощник президента США по российским делам, написала книгу, в которой говорится, что русским не нужна Сибирь, осваивать это пространство они не смогут. Как раз утрата маскулинности в обществе, утрата мужского начала приводит к отсутствию способности осваивать географическое пространство. Мы видим здесь некий глобальный заказ.

Физическое насилие между супругами отвратительно и недопустимо. Если кто-то из супругов совершает реальные преступные действия, государство может, а нередко и должно преследовать это по закону. Вместе с тем церковь выступает против попыток дискредитировать семью, брак и домашний очаг, представив их в виде потенциального источника угрозы и насилия. Семья была и остается наиболее безопасным для человека окружением, а трагические отклонения от этой нормы — результат отхода от подлинных основ семейной жизни.

Семейные отношения имеют глубоко личную и нравственную природу, а потому не могут всецело регулироваться законодательно. Путь по предотвращению трагических ситуаций в семье лежит не через расширение вмешательства закона, а через нравственное возрождение общества. 

Лоббирование принятия законопроекта явно связано с лоббированием Стамбульской конвенции (международное соглашение Совета Европы против насилия в отношении женщин и насилия в семье. — Прим. ТД). Нам кажется неслучайным огромное международное давление, которое оказывается на нашу страну, нам понятен заказчик этого давления. Думаю, все здравомыслящие граждане выступят против этого законопроекта».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: