Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Служба против желания. Как офицеры оказываются в положении призывников и не могут покинуть ряды вооруженных сил

В России несколько выпускников военных академий публично заявили, что не могут уволиться из армии. Покинуть ряды вооруженных сил молодым лейтенантам не удается даже несмотря на то, что они готовы вернуть деньги, потраченные Минобороны на их обучение. «Такие дела» поговорили с военными, рассказавшими о попытках уволиться, и попросили экспертов помочь разобраться в ситуации, чтобы выяснить, можно ли соблюсти баланс между интересами частных лиц и государства. 

Выпускники Московского высшего общевойскового командного училищаФото: Максим Блинов/РИА Новости

«Не самое лучшее решение»

Виктор Дей и Егор Гламбоцкий были одногруппниками во время обучения в московской Военной академии ракетных войск стратегического назначения имени Петра Великого. По словам Виктора, к моменту поступления в академию он всерьез планировал связать свою жизнь с армией и надеялся после обучения проходить службу в отдаленных регионах России, «но потом как-то насмотрелся на все это, да еще и открыл себя в другом (сейчас Виктор занимается рекламой. — Прим. ТД)». Аналогичное разочарование наступило и у Егора, который к четвертому курсу убедился в том, что не хочет оставаться в армии, а уже на пятом начал подрабатывать веб-дизайнером.

«На четвертом курсе уже какие-то сомнения появились, а как раз между четвертым и пятым курсом я столкнулся конкретно с рекламой, первые работы появились. Уже на пятом курсе, как мы только пришли, мы поняли, что дальше мы не можем служить и нам гораздо интереснее дизайн, реклама», — рассказывает Дей.

На тот момент Виктор и Егор уже жили не в казарме, а в общежитии на территории академии и могли свободно пользоваться личными компьютерами, с помощью которых выполняли удаленную работу, приносившую им стабильный доход. Именно тогда они задумались об уходе из вуза и разрыве контракта. По словам Виктора, их уговорили доучиться, хотя, признается Егор, уволиться из академии было несколько проще, чем впоследствии из военной части.

«Все говорили, что если вы хотите уволиться, то проще это в академии делать, чем потом. Но мы решили диплом получить. Хотя сейчас я понимаю, что это было, наверное, не самое лучшее решение», — говорит Гламбоцкий.

После окончания учебы летом текущего года они распределились в разные воинские части — в Кировской и Свердловской областях, где тут же заявили о желании расторгнуть свои контракты, но столкнулись с одинаковыми проблемами. Увольнять их отказались даже при том, что лейтенанты не отказываются вернуть государству средства, затраченные на их обучение.

«Прохождение службы целесообразно»

Как рассказал «Таким делам» адвокат правозащитной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» Александр Передрук, ситуация, в которую попали Егор и Виктор, не единична. Офицеры с подобными историями регулярно обращаются к «Солдатским матерям». Дело в том, что сейчас учащиеся военных высших учебных заведений заключают контракты на службу в вооруженных силах еще на втором курсе обучения. Согласно этим документам, учащиеся обязуются оставаться на военной службе на время обучения, а также еще пять лет после его окончания. При этом, в отличие от гражданского трудового договора, военный контракт не может быть расторгнут по желанию заключившего его офицера без веских причин. К таким относятся, например, неудовлетворительное состояние здоровья или необходимость ухода за близкими родственниками.

«Большая проблема в том, что военнослужащие, которые заключают контракты, не очень понимают, не очень задумываются наперед, — говорит Передрук. — У многих есть иллюзия, что они могут уйти с военной службы в любой момент по собственному желанию, но это, к большому сожалению, не так».

 «У многих есть иллюзия, что они могут уйти с военной службы в любой момент»

Столкнувшись с необходимостью покинуть военную службу до окончания контракта, военные прибегают к различным тактикам, чтобы добиться желаемого, однако далеко не всегда их попытки завершаются успехом. Одной из таких тактик является открытие на свое имя ИП, так как военнослужащим запрещено ведение предпринимательской деятельности. Таким путем идут многие военные — в том числе потому, что, в отличие от отсутствия в расположении воинской части на протяжении более 10 дней, за это не предусмотрено уголовное наказание.

«Увольнению действительно может подлежать военнослужащий, который сам нарушил условия прохождения контракта, но это обстоятельство остается на усмотрение командования воинской части. Если они посчитали, что нарушение условий контракта повлекло за собой такую ситуацию, которая не позволяет человеку дальше проходить воинскую службу, то офицер может быть уволен, а если нет, то он продолжит службу даже против собственного желания», — поясняет Передрук.

Слова адвоката подтверждает развитие ситуации Виктора и Егора, которые обратились в СМИ, отчаявшись добиться разрыва контракта обращениями к командованию. В распоряжении редакции находятся документы, подтверждающие, что в воинских частях, где проходят службу лейтенанты, осведомлены об их предпринимательской деятельности. Однако, как следовало из решения первой аттестационной комиссии по Егору Гламбоцкому, занимаемой должности он все равно соответствует. «Целесообразно дальнейшее прохождение службы в рядах ВС РФ» — гласит заключение. Вторая комиссия представила лейтенанта Гламбоцкого к увольнению, но это решение тоже пока не окончательное.

Знают в военной части и о том, что в случае Егора ИП — не фиктивное прикрытие для увольнения, а реально действующее юридическое лицо, выполняющее заказы по веб-дизайну. «Очень многие заводят фиктивные ИП и сторонними путями, через знакомых или как-то еще, переводят деньги, — говорит Егор. — Если в дальнейшем это вскрывается, то считается подлогом документов. Я в военную прокуратуру предоставлял все свои рабочие договоры, потому что я действительно оказываю услуги и занимаюсь предпринимательской деятельностью, а не просто завел [ИП], чтобы уволиться».

«Пулемет бросаю — пошел домой!»

Егор и Виктор делятся с журналистами информацией о исходящем от Минобороны негласном приказе не увольнять молодых лейтенантов — выпускников специализированных училищ. Официальных подтверждений существования такого документа или указания найти пока никому не удалось. Да и само законодательство на данный момент устроено таким образом, что покинуть военную службу без веских причин практически невозможно.

«В результате переговоров иногда удается решить этот момент и как-то договориться, но это не всегда так. Потом на протяжении долгого времени, пока этот контракт не закончится, человек занимается ерундой, — говорит Передрук. — Соответственно, все страдают, никакого эффекта нет хорошего».

В случае Виктора и Егора для того, чтобы избежать уголовного наказания за самовольное оставление военной части, им действительно приходится «заниматься ерундой»: на службу оба лейтенанта приходят только раз в неделю, за что постоянно получают взыскания. Как рассказал «Таким делам» Дей, на его счету накопилось уже 38 грубых дисциплинарных проступков, которые влекут за собой удержание части ежемесячного довольствия, но более серьезных санкций не накладывают.

Такое поведение молодых офицеров в разговоре с ТД назвал «недостойным» подполковник в отставке Федор Усачев (имя изменено по просьбе спикера. — Прим. ТД). Усачев начинал свою службу еще в СССР — до появления контрактной системы, — и, по его словам, современное положение дел продолжает традиции советского времени.

 «А что, если завтра все захотят уволиться?»

«Если устроился на службу в СССР, то до 45 лет, до пенсии, уволиться было практически невозможно, — говорит он, — только по болезни, и то далеко не всегда. В советскую армию можно попасть, а уволиться из армии нельзя. Будешь слепой, глухой, но все равно останешься служить. Что касается этих ребят, то на них же рассчитывали в войсках, когда обучали. Сегодня бешеная нехватка офицеров — у нас взводами командуют не офицеры, а бог знает кто, люди без образования. А что, если завтра все захотят уволиться? Я все: пулемет бросаю, пошел домой! А если они охраняют какую-нибудь ракету? Не хочу служить — пошел домой! Кто родину будет защищать?»

Сакральная часть общества

Отчасти соглашается с мнением отставного офицера и Передрук, который признал в разговоре с «Такими делами», что нежелание руководства военных частей увольнять молодых лейтенантов может быть связано с заботой об обороноспособности страны. Однако эксперт усомнился в том, что обороноспособность выиграет от присутствия в вооруженных силах офицеров, не желающих служить.

«Я, безусловно, понимаю, что здесь легитимная цель — это поддержание обороноспособности страны, но ведь можно придумать такой правовой режим, который бы позволил соблюдать баланс частного интереса (конкретных лиц, которые хотят уволиться) и публичного интереса, то есть общества, которому нужны военнослужащие, — говорит Передрук. — И в этом ключе можно придумать какой-то другой режим. Например, если вы хотите уйти со службы по контракту, то вы можете сделать это, написав соответствующее заявление, но не через две недели, как в гражданской жизни, а например, через полгода. Чтобы за это время можно было найти других людей, которые могли бы занять ваши должности. Также можно предусмотреть какие-то отступные за увольнение».

В качестве примера государственной структуры, в которой возможно уволиться по собственному желанию, Передрук привел полицию. В соответствии с Федеральным законом «О службе в органах внутренних дел», контракт полицейского может быть расторгнут по его инициативе после отработки продолжительностью в один месяц.

«Если в полиции это можно сделать, то чем армия хуже? У нас просто такое отношение к армии — слишком сакральное, и мы часто не думаем, что армия — это такое же общество, как и мы. Просто забываем об этом, — считает адвокат. — Почему-то некоторые правовые ограничения, которые возлагаются на военнослужащих, мы считаем нормальными просто потому, что военнослужащие находятся в армии, что у них какая-то там особо важная задача. Но если смотреть на это в несколько ином ключе, становится ясно, что иногда это действительно логично и объяснимо, а иногда абсолютно абсурдно».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: