Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«С ней жестоко поступили». Художница Александра Кононова выпустила мультфильм о дружбе с приемной дочерью Юрия Дмитриева

Художник-мультипликатор Александра Кононова выпустила мультфильм о дружбе с приемной дочерью Юрия Дмитриева. «Такие дела» публикуют  рассказ автора о том, как уголовное дело приемного отца повлияло на 11-летнюю Наташу.

Фото: скриншот из мультфильма "Сказка для Наташи"

В 2016 году историка, главу Карельского отделения общества «Мемориал» Юрия Дмитриева задержали по обвинению в изготовлении детской порнографии. По версии следствия, пострадавшей была приемная дочь Дмитриева Наталья. После ареста историка девочку изъяли из семьи и передали кровной бабушке, самому Дмитриеву и его родственникам запретили общаться с Натальей.

В апреле 2018 года историк был оправдан, но уже через несколько месяцев против него снова возбудили уголовное дело по обвинению в насильственных действиях сексуального характера, совершенных в отношении лица, не достигшего 14 лет.

Правозащитный центр «Мемориал» признал Дмитриева политзаключенным: «Преследование Дмитриева имеет политический мотив и нацелено на то, чтобы активист прекратил свою деятельность по увековечиванию памяти жертв сталинских репрессий».

9 декабря 2019 года Петрозаводский суд продлил арест Дмитриеву. Он останется в СИЗО до 25 марта 2020 года.

Александра Кононова

автор фильма

У нас с Наташей большая разница в возрасте, семь лет. Мы познакомились с ней, когда ей было девять и Юрий Алексеевич взял ее с собой в экспедицию в Лодейное Поле, где он тогда искал второй Соловецкий этап, а я была в экспедиции с Московской киношколой. Я видела, что Наташа стесняется остальных взрослых, и решила с ней подружиться: предложила ей пойти на кухню, выпить чаю.

Мы разговорились, я спрашивала, как они живут, какие у нее друзья, что она любит, что папа любит. С тех пор мы виделись каждое лето в экспедициях, на Новый год, на дни рождения. Наташа жила у нас дома, я упросила Юрия Алексеевича оставить ее у нас дней на десять. Сначала он переживал, ведь они тогда никогда не расставались так надолго — и он боялся, что она будет скучать. Поначалу Наташа и вправду скучала, звонила папе, все ему рассказывала.

Я ее ощущала своей младшей сестрой, она могла обсудить со мной свои мелкие проказы: вот я хочу подстричься, а папа говорит, что длинные волосы красивее. В ней всегда было много веселья, движения, желания куда-то идти, что-то делать, что-то смотреть.

После первого ареста [Юрия Дмитриева по делу об изготовлении детской порнографии. — Прим. ТД] я ей писала письма. Рассказывала какие-то простые вещи, писала, что я ее люблю, пыталась найти отвлеченные от дела Дмитриева вещи, чтобы не затронуть никаких опасных тем. Еще мы переписывались во «ВКонтакте», но все было непрочно. Наташа стала чаще писать раздраженно, отдаляться, говорить, что ей больно это вспоминать, что теперь у нее другая жизнь, что больше мы никогда не увидимся, надо нам друг друга забыть или что мы ее забудем все равно. Но потом, через два-три дня, она могла снова прислать сердечки, написать, что все хорошо.

После 5 апреля 2018 года, когда Дмитриеву вынесли оправдательный приговор, мы уже не могли с ней связаться: ее страница была заблокирована, ни с нашего личного телефона, ни с любого другого дозвониться до нее было нельзя. Мы решили, что надо к ней поехать: непонятно было, что там происходит, почему так резко все оборвалось. Мы встретили Наташу у школы, она вышла, заметила нас, но прошла мимо. Мы поняли, что она не хочет нас видеть, отдали подарки и коротко с ней поговорили.

Меня беспокоит то, что у Наташи, получается, вся жизнь, которая была до, оказалась отрезана и под запретом, окрасившись в очень мрачные тона. С ней очень жестоко поступили. Мало того что она была потерпевшей по такому дикому делу, но у нее теперь нет никакой опоры из светлых воспоминаний — ей внушили, что они тоже какие-то неправильные и запрещенные. Я думаю, она просто старается ни о чем не думать, ничего не вспоминать и ни с кем не встречаться.

Фото: скриншот из мультфильма "Сказка для Наташи"

Наталья и ее бабушка три года не отвечают на вопросы журналистов о деле Дмитриева. Адвокат девушки Игорь Перов сказал «Таким делам», что ему ничего не известно о давлении, которое оказывалось на Наташу, чтобы она прервала общение с прежним кругом своих знакомых. Дальнейшие обстоятельства дела Перов комментировать отказался, сославшись на закрытость судебного процесса.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: