Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«У меня рак желудка, но я кулинарный маньяк». Как повар без желудка начал составлять рецепты для онкобольных людей

Никита Полудо работает звукооператором, любит ходить на рыбалку и готовить, даже когда возвращается с работы к полуночи. Год назад из-за рака ему полностью удалили желудок. Никита не смог найти подробных рекомендаций о диете после гастроэктомии, поэтому решил собирать их сам — и создал сайт onkodieta.ru, где публикует свои рецепты. Каждый день ему пишут люди, у которых обнаружили рак желудка: просят совета и делятся переживаниями. 

«Такие дела» поговорили с Никитой о том, как изменилась его жизнь после операции по удалению желудка, где он учился готовить и почему ему важно, чтобы к его проекту присоединилось как можно больше врачей.

Никита ПолудоФото: Виктор Швагерус

«Иногда забываю, что у меня нет желудка»

В 90-е годы я пришел из армии, и работы практически не было. Перебивался с халтуры на халтуру. И тогда одноклассник предложил мне пойти работать поваром в чешское посольство в Москве. У меня не было поварского образования, но я готовил с детства — такое у меня было хобби. Одновременно я стал работать и пошел учиться на повара, проработал года полтора. Понял, что кулинария как хобби и как профессия сильно отличаются, — это колоссальный труд, тяжело все время быть на ногах. Потом я стал звукооператором — сразу после школы я занимался синхронизацией звука на киностудии, а через несколько лет знакомые оттуда позвали меня работать на телевидение.

В 2014 году, когда желудок начал конкретно побаливать, я сходил к врачу. Мне прописали препараты для лечения язвы желудка и витаминки, но никто не предложил мне сходить на гастроскопию. Может, на уровне гастрита, который тогда начался, это все бы и закончилось. Сдал бы анализ на Helicobacter [Helicobacter pylori — бактерия с доказанным канцерогенным эффектом, ассоциированная с раком желудка. — Прим. ТД], пролечился и избежал бы всего этого.

Раннего обнаружения рака желудка у нас не существует. Мы задумываемся о здоровье, только когда что-нибудь заболит. А к врачу надо приходить жаловаться, а не отмахиваться и говорить, что все нормально.

Стадию рака мне сначала поставили вторую. После удаления желудка (при гастроэктомии — полном удалении желудка — пищевод соединяют с тонкой кишкой, в которой в дальнейшем и происходит усвоение питательных веществ из пищи. — Прим. ТД) на патологоанатомическом исследовании оказалось, что опухоль уже проросла сквозь стенки желудка, и поставили третью A стадию. 

Прошел год, как мне удалили желудок, сейчас я нахожусь в ремиссии. Легко ли было вернуться к обычной жизни? Ну цель поставил, цель взял. Как в спортивном ориентировании — ставишь точку на карту и бежишь. Организм привыкает ко всему, и потом некоторые вещи просто не замечаешь. Это немного похоже на вождение: первый раз ты садишься за руль и всего боишься, а потом не замечаешь даже, как переключаешь передачу. Так и я иногда забываю, что у меня нет желудка. Продолжаю работать, заниматься тем же, что и раньше.

«Я кулинарный маньяк»

У меня рак желудка, но я кулинарный маньяк. Я считаю, что кулинария — это конструктор и любое блюдо нужно переделать под себя: что-то можно добавить, что-то убрать. На днях я готовил курицу с виноградом — просто положил ее в утятницу, добавил воду, виноград и протомил в духовке. Никаких сложных действий. Может быть, она и не диетическая, потому что я не диетолог, но это было вкусно и чувствовал я себя после хорошо.

Я знал, что питание придется изменить после операции. Сразу после диагноза пошел в интернет и начал смотреть, что можно есть. Многое пришлось кардинально поменять, потому что я любил и жирненькое, и солененькое, и копченое — не отказывал себе ни в каких гастрономических удовольствиях.

После удаления желудка мне не хватало информации по питанию — в МНИОИ имени Герцена врачи дали подробные рекомендации только на первое время после операции. В целом было понятно, что нельзя жареное, сильно соленое и перченое. Но какие блюда все-таки можно есть? В моей выписке было написано так: «Режим: частое дробное питание 6-7 раз в сутки, каждые 2-2,5 часа. Однократный объем не более 250 миллилитров. После еды 20 минут не лежать, не наклоняться. Последний прием пищи за 2-3 часа до сна». Рекомендации по питанию — список продуктов, половина листа А4.

Паровой омлет с брокколиФото: Никита Полудо

Оказалось, что информации по питанию в интернете практически нет, — точнее, она подана таким образом, что человек теряется. Тем, кто никогда не готовил и не может придумать блюдо, нужен пример, пошаговые рецепты с фото. А в рекомендациях — по той же диете № 0б — просто дается набор продуктов. Все написано как для врачей — конкретики практически нет, максимум расписано меню на один день. При этом не все понимают, что такое готовить на пару, что не обязательно покупать пароварку и для овощей можно взять тот же дуршлаг. Меня спрашивают иногда, что такое протертый суп, что такое «припустить» или «бланшировать». Я считаю, что все это нужно расписывать совместно с врачами. И хорошо, когда врач объясняет, какой должен быть рацион, сколько должно быть белков, углеводов, килокалорий в день. А у нас этого нет. 

Сейчас в моей группе «Жизнь после удаления желудка» в фейсбуке более 400 участников. Эти люди активно общаются и делятся друг с другом советами. Благодаря группе я узнал, что врачи в Москве говорят одно, а в глубинке забывают о каких-то вещах сказать, например по поводу витамина B12 или железа. После удаления желудка витамин нужно вводить искусственно, железо тоже нужно принимать отдельно. На местах онкологи этого не говорят — а проще ведь предотвратить анемию, чем потом лечить последствия. Или не говорят, что нужно периодически сдавать общий анализ крови, мониторить уровень сахара: так как желудка нет, он усваивается быстрее.

Я опубликовал две статьи с рекомендациями по питанию, и там указано, кто их писал. Я не понимаю, как можно выкладывать в интернете просто безликую перепечатку. У любой информации должен быть источник. Я встречал много рекомендаций, которые ничем не подкреплены, — как можно тогда доверять им?

«К этим блюдам я пришел через пробы и ошибки»

Понятно, что врачу недостаточно времени все разжевать на приеме: у него много пациентов и на каждого отведено только 10 минут. Но за это время можно на словах объяснить основные принципы, дать пациенту брошюру. На следующем приеме, когда у пациента накопятся вопросы, врач ответит на них. Мне недавно писала врач с вопросом: «Когда вы выпустите брошюру? Я бы с удовольствием раздавала ваши рецепты пациентам». В регионах, насколько я понимаю, дают еще меньше информации, чем давали мне в Москве.

Пока мне не писали врачи-диетологи с предложением помощи. Но и концепция сайта придумана не до конца. Но я хочу, чтобы все рецепты, которые я придумал, проходили проверку — чтобы не получилось так, что кто-то съест и ему станет плохо. Мне хочется, чтобы все было проверено с медицинской точки зрения. Да, к этим блюдам я пришел через пробы и ошибки, но не всегда то, что подходит мне, подходит всем остальным. Не все, что я готовил, хорошо шло, и я сам сталкивался с демпинг-синдромом (реакция организма, когда большое количество пищи, в основном углеводной, попадает сразу в кишечник; проявляется слабостью, одышкой, головокружением, повышенным потоотделением, дрожью в конечностях, ощущением нехватки воздуха, иногда потерей сознания. — Прим. ТД). Как меня научил мой онколог, первый прием пищи должен быть белковый, а углеводов минимум с утра. 

Стейки кеты на пару с мексиканской смесью и зеленым соусомФото: Никита Полудо

Цель моего сайта была не в том, чтобы рассказать о специальной диете. Я хотел показать, что можно готовить и есть самые разные блюда. Я хотел бы добавить к каждому блюду описание — кому его можно есть, и кому нельзя — и не ограничиваться только теми, у кого рак желудка. Например, рекомендации по питанию нужны и тем, кто проходит химиотерапию. 

В целом принципы у диеты при раке желудка такие же, как и для здоровых людей: не переедать, не злоупотреблять. Отрезали вы кусочек колбасы, которую нельзя, но очень хочется, но не ешьте целый батон. Или съели печеньку — не надо съедать целую пачку за раз. Если демпинг не начался, значит, все нормально.

Я считаю, что какой-то единой диеты при раке желудка существовать не может, — это и по моим ощущениям, и исходя из того, что мне пишут другие люди. Например, мне в понедельник молоко зашло, а во вторник уже никак. Было так, что я пил яблочный сок — и у меня он не пролезал. Может, все сжималось в комок из-за кислоты, может, что-то психологическое, не могу это объяснить. А на другой день все было нормально. 

«Чем больше будет врачей, тем лучше»

Я понял, что нужно переделывать сайт и делать его вообще об онкологии и питании. Например, рассказывать, какая диета должна быть при химиотерапии, до операции и после операции. 

Еще одна задача портала — установить связь между пациентами, их родственниками и врачами. Если будут приходить одни и те же вопросы, врачи смогут писать по этим темам. Многие люди не могут поехать в районный центр за 100 километров для того, чтобы просто спросить врача о чем-то. Хотелось бы делать видеотрансляции с врачами для пациентов — один доктор уже предложил мне такой формат, потому что писать он не очень любит.

Творожная запеканка в пароваркеФото: Никита Полудо

В планах — выпустить брошюру с рекомендациями, написанную понятным языком. Хочется создать ее совместными усилиями врачей и пациентов. Пока мне предложили помощь в дизайне, одна клиника решила помочь эти брошюры напечатать. 

Мне очень нужна помощь онкопсихологов, диетологов, онкореабилитологов — на сайте onkodieta.ru в будущем появится рубрика «Вопрос-ответ», где на вопросы пациентов будут отвечать врачи. Я понимаю, что один врач не сможет постоянно уделять внимание порталу и отвечать на вопросы. Поэтому чем больше будет врачей, тем лучше, в том числе и из разных регионов, чтобы пациенты знали, к кому обратиться в своем городе. Если кто-то из врачей захочет присоединиться к проекту, пусть пишут мне.

Я не хотел бы останавливаться на группе в фейсбуке. Люди боятся публичности, боятся, что кто-то узнает, что у них рак, боятся потерять работу. Мне написал человек: «У меня рак желудка девять лет, я с удовольствием поделюсь с вами разными лайфхаками, но только если вы не будете указывать мое имя». Кроме того, в фейсбуке нельзя все структурировать и разложить по полочкам — получается просто большая простыня в ленте. Поэтому нужен сайт и форум.

Самая большая проблема — это все организовать, найти финансирование: на мою зарплату это все делать нереально. То, как это востребовано, я понял, когда разместил пост в фейсбуке, — началось огромное количество переходов на сайт. Сервер не справился с одновременным заходом такого количества пользователей, и сайт попросту не открывался, пока я это не починил.

После того как я узнал диагноз, у меня поменялось мировоззрение. Мне очень хочется помогать людям. Непонятно, сколько еще осталось, много времени или мало, — и это самое страшное в диагнозе. Но я думаю, что надо надеяться на лучшее, я не имею права быть слабым, потому что я понял, что люди хотят, чтобы был такой ресурс. Поэтому я должен делать это до победного конца.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: