Спасти гору от соды. Как активисты в Башкирии борются за сохранение уникального шихана Куштау

В январе в Республике Башкортостан более 900 человек выстроились в живую цепь вокруг шихана Куштау — так активисты хотели «обнять» гору и защитить ее от Башкирской содовой компании (БСК). Эта компания уже практически уничтожила уникальный памятник природы, шихан Шахтау.

В 2019 году власти региона разрешили начать промышленную разработку следующей горы — Куштау. Местные жители уверены, что это уничтожит еще один шихан и редкие виды из Красной книги, которые живут на нем, а также навредит местной экологии.

Активисты, ученые и юристы рассказали «Таким делам», почему они пытаются спасти гору от угрозы уничтожения. 

Шихан КуштауФото: WadPol/Википедия

«Все шиханы одинаково важны»

Шиханы это одиночные горы, которые около 300 миллионов лет назад были коралловыми рифами на дне Уральского океана и после выступили на поверхность. Сначала шиханов было четыре, но Шахтау взорвали и срыли для производства соды еще в 1950-х. Горы Юрактау и Тратау имеют природоохранные статусы, поэтому на их территории запрещены добыча ресурсов, рубка леса и другая деятельность. 

У шихана Куштау такого статуса нет. В 2019 году Приволжскнедра (территориальный орган Федерального агентства по недропользованию) разрешил Сырьевой компании, связанной с Башкирской содовой компанией, разведывать и добывать в Куштау известняк. Сжигая известняк, заводы получают кальцинированную соду. 

Стерлитамакские шиханы входят в список геологического наследия всемирного значения. Башкирский ученый-геолог Исхак Фархутдинов говорит, что все шиханы одинаково важны для науки и являются единым древним горным массивом. «Такие останцы пермских рифов найти можно, но вы нигде не встретите комплекс из трех останцев три вершины посреди равнины. Они единственные в мире», — замечает Фархутдинов.

Они единственные в мире

Биолог Михаил Кривошеев поясняет, что на Куштау обитает около 40 растений и животных Красной книги России и Башкортостана — гора окружена антропогенными ландшафтами, что делает ее убежищем для многих видов. «Весной вы увидите цветущие тюльпаны, пчелу-плотника, бабочку мнемозину  их просто нельзя не заметить. Можно встретить эндемиков еще ледникового периода. Если мы возьмем 5 квадратных километров в голом поле, мы не найдем столько редких видов», — рассказывает он.

Кривошеев поясняет: исчезающие виды животных и растений дают ученым поле для исследований — как они появились на планете и адаптировались. «Возможно, фиолетовая пчела-плотник, занесенная в Красную книгу, останется единственным нашим опылителем яблонь и помидоров через тысячу лет. Медоносная пчела вымрет из-за пестицидов, а дикий вид адаптируется. Мы не можем знать далеко вперед. Все эти виды выжили спустя десятки, а то и сотни миллионов лет. А человеку как виду только 200 тысяч лет», — говорит биолог. 

На территории Куштау ученые находили памятники археологии, например селище Куш-тау. В то же время экспертиза Института археологии РАН, которую заказала АО «Сырьевая компания» (входит в БСК), не обнаружила на территории шихана Куштау объектов культурного наследия.  

В предгорье шихана находится пять деревень. Жители Стерлитамакского и Ишимбайского районов просили президента создать вокруг горы особо охраняемую природную территорию (ООПТ). В Минприроды России «Таким делам» сообщили, что для создания ООПТ нужно ходатайство органов исполнительной власти региона и экологическое обследование территории. Ходатайства от правительства Башкортостана в ведомство не поступало.

Кривошеев считает, что правительство должно опираться на мнение ученых, которые практически завершили комплексную экологическую экспертизу территории. «Некоторые виды из Красной книги мы определяли вместе с учеными в Москве и Европе. Каждый вид подтвержден в разных странах мира. У нас есть фотографии редких видов, координаты их обитания, подробная информация об экологии местности. Правительство должно остановить все изыскания и либо поверить нашим данным, либо составить повторную экспертизу», — комментирует биолог.

«Шиханы должны жить»

Башкирская содовая компания объясняет необходимость разработки шихана тем, что с 2021 года ожидается дефицит сырья. Фархутдинов считает, что промышленная разработка Куштау — не решение проблемы с дефицитом, а откладывание вопроса на следующее поколение. «Если подходит только это сырье, то через 20—30 лет запасы будут истощены. И вопрос сырья встанет снова», — говорит он.

Активисты считают, что сырьевую проблему нельзя решать за счет уничтожения памятников природы. «Мы не хотим, чтобы 4 тысячи рабочих БСК с семьями остались без работы из-за сырья, но нужно перейти на новые технологии. Деньги через какое-то время можно восполнить, но горы — никогда», — говорит активист Тимур Сабитов. 

Одиночные пикеты в защиту Куштау проходят по всей России, а уроженка Сибая Мадина Хасанова устроила пикет с плакатом Save our shikhans! («Спасем наши шиханы») в Барселоне. Защитников горы поддержали активисты, протестующие против мусорного полигона в Шиесе. Общественную организацию «Башкорт», которая выступает за защиту национального языка и за сохранение Куштау, обвинили в экстремистской деятельности.

За сохранение горы выступают не только местные жители, но и общественные деятели — лидер группы ДДТ Юрий Шевчук вместе с башкирскими музыкантами выпустил клип «Шиханы должны жить». Журналист Илья Варламов заявлял, что власти Башкортостана вместе с БСК «хотят угробить экологию и природу Стерлитамака, о котором они якобы так заботятся». «Насколько сильно надо ненавидеть свой регион, чтобы искренне желать уничтожить гору?» — написал Варламов.  

Производство соды и экология

Большинство башкирских гор состоит из известняка, но в шиханах он намного чище — горы были сложены рифовыми организмами, а не песчаником и гранитом. Чтобы получить кальцинированную соду, БСК использует известняк из Шахтау, воду из ближайшей реки Белой и обычную соль с Яр-Бишкадакского месторождения в 22 километрах от завода. 

Отходы содового производства попадают в «белые моря». В этих резервуарах скапливается дистиллерная жидкость — водный раствор хлористого кальция и обычной соли. По оценкам химиков, на одну тонну соды приходится 10 тонн отходов. Руководство Башкирской содовой компании утверждает, что дистиллерная жидкость не представляет угрозы для экологии и здоровья жителей, так как опасных веществ в ней нет.

«Белые моря уже поднялись, и если случится небольшой шторм и прорвет дамбу, то эти отходы уйдут в реку. Хлористый кальций работает как гербицид — все растения и животные он уничтожит», — заявляет химик Аскат Мухаметов.

Читайте также Шум, гнев и уголь  

Юрист Рафик Дусалиев уверен, что лицензия на разработку Куштау выдана государством незаконно и нарушает как минимум Водный и Лесной кодексы России. По его словам, Куштау должен входить в водоохранную зону. «Там запрещена добыча не только известняков, но и общераспространенных полезных ископаемых — песка, гравия», — объясняет юрист. Он добавляет, что также запрещено использовать лесные земли: «Нет ни одного предусмотренного законом условия для перевода защитных лесов в эксплуатационные». Одновременно с этим законы «Об охране окружающей среды», «О животном мире» запрещают деятельность, ведущую к уничтожению видов, занесенных в Красные книги России или ее субъектов.

«Такие дела» отправили запрос в Башкирскую содовую компанию, чтобы узнать, рассматривает ли компания альтернативные месторождения известняка и может ли она предоставить оценку воздействия на окружающую среду в соответствии с законом «Об охране окружающей среды». На момент публикации ответ от БСК не поступил.

В ответе регионального Росприроднадзора говорится, что разведка месторождения начнется не позднее 2025 года: «Таким образом, пока работы на месторождении Куштау не ведутся». Кривошеев комментирует этот ответ: «Видимо, они подразумевают, что, пока разработка не началась, нарушений нет. Тогда возникают вопросы, когда нарушения выявят и будут ли они пресечены вовремя?»

Альтернативы для производства

Биологи, геологи, археологи и другие ученые предлагают использовать альтернативные месторождения известняка. По мнению самой БСК, в других месторождениях известняка более чем 0,5% песчаных примесей, что не соответствует техническим условиям компании. К тому же транспортировать известняк на 60 километров и более до завода нерентабельно (расстояние от Шахтау до комбината всего 6,5 километра).

Фархутдинов приводит пример Березниковского комбината, технические условия которого предусматривают в известняке не более 4% песчаных примесей и глины. Индийский завод «ТатаКемикалз» в городе Митхапур использует известняк с содержанием песка до 2,5%. «Производство соды с таким содержанием известняка не приводит к каким-либо катастрофам», — считает ученый. 

СПЧ при президенте России заключил, что доля известняка в себестоимости соды составляет не более 3,2%. Рентабельность Башкирской содовой компании на рынке составляет около 30%, других предприятий — 8—16%. Компании являются прибыльными при том, что расстояние от месторождения до заводов составляет более 80 километров. Березниковский завод в Пермском крае транспортирует известняк из Чаньвинского месторождения на 85 километров, а Крымский содовый завод — около 120 километров. 

Читайте также Никель  

Экономист Елена Гафарова считает, что перспективным вариантом для БСК можно считать Худолазовское месторождение, которое освоено и рядом с которым есть необходимая инфраструктура, в том числе железнодорожные пути. Сибай — моногород, который зависит от Сибайского горно-обогатительного комбината, поэтому дополнительные рабочие места по разработке Худолазовского месторождения улучшат экономику города.

Сейчас соду производят по методу Сольве: известняк сжигается в печи и полученным углекислым газом насыщают раствор поваренной соли и аммиака, после чего образуется кальцинированная сода. Некоторые ученые считают, что способ устарел. Химик Мухаметов уверен, что лучшее решение — производить соду безызвестняковым способом, используя жидкий углекислый газ, который образуется в промышленности. «При обжиге известняка в печи образуется 39-40% углекислого газа. Но если мы возьмем установки, которые улавливают углекислый газ предприятий, можно получить 99% углекислоты, жидкого углекислого газа», — утверждает Мухаметов. 

Кривошеев считает, что важно организовать круглый стол между правительством, учеными, экологами региона. «Ни одно официальное правительственное издание еще не публиковало результаты наших изысканий, тишина, — говорит эксперт. — Нужно четко понять, что уничтожение краснокнижных видов и мест их обитания запрещено. Разработка Куштау будет нарушением закона». 


Материал подготовлен при участии Анастасии Жвик

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: