Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

В России силовики пытают людей. Что с этим можно сделать?

За первое полугодие 2019 года по части 3 статьи 286 УК РФ (превышение должностных полномочий с отягчающими обстоятельствами), по которой в России проходят уголовные дела о пытках сотрудниками силовых органов, осудили 310 человек, указано в статистике Верховного Суда. Из них только 67 человек были приговорены к лишению свободы с максимальным сроком пять лет. 

«Такие дела» поговорили с экспертами правозащитных организаций «Правозащита открытки», «Зона Права» и «Комитет против пыток» и узнали, кого в России пытают силовики и что можно сделать, чтобы этому помешать.

Фото: Максим Поляков/Коммерсантъ

Кто в группе риска?

Эксперты сходятся на том, что жертвой сотрудников силовых органов может стать абсолютно любой человек. Как объясняет координатор проекта «Правозащита открытки» Валентина Дехтяренко, насилию подвергаются не только преступники: если человек в чем-то подозревается, то его уже могут задержать, и что произойдет в полиции — неизвестно. В первую очередь в группе риска заключенные, потому что они зачастую находятся в информационном вакууме, если у них нет постоянного адвоката или другой связи с внешним миром. 

По словам Дехтяренко, каждый третий мужчина — подзащитный «Открытки», задержанный по обвинениям, которые можно отнести к политическим, подвергался пыткам. «Это может быть избиение в полиции, прикладывание руки к обогревателю, пока человек не получит сильный ожог. Пытки током, банальные сильные удары, например сотрудников Центра “Э, которые не оставляют после себя следов и которые потом невозможно доказать. Именно такие способы часто помогают выбить показания  у людей, которых обвиняют по политическим статьям. Зачастую такие показания становятся основой обвинения», — говорит эксперт. Дехтяренко отмечает, что среди политзаключенных процент людей, жалующихся на пытки, выше, но это может быть связано с тем, что такие дела чаще становятся публичными. Многие истории, которые не имеют политического окраса, так и остаются никому не известными. Поэтому сколько на самом деле людей по каким обвинениям или подозрениям подвергается пыткам — никто не знает.

Что можно с этим делать?

  • Распространять информацию

Старший юрист нижегородского отделения «Комитета против пыток» Сергей Шунин считает, что главное — самому знать, что делать, если столкнешься с пытками в полиции. Эта информация есть на сайте «Комитета» и других правозащитных организаций.  «Такие дела» совместно с «Зоной Права» делали инструкцию, что делать, если от действий силовиков пострадали вы или ваши близкие. 

Сергей Шунин советует делиться информацией о пытках в соцсетях. Дехтяренко отмечает, что очень важно распространять информацию внутри своего региона: «Если весь город говорит о том, что сотрудник полиции до полусмерти избил задержанного за кражу, то у суда будет больше мотивов рассмотреть это дело, а у полиции — довести его до суда»

Если в новости не указано, что жертве пыток уже помогают правозащитники, можно написать в правозащитную организацию или Общественно-наблюдательную комиссию (ОНК) в своем регионе. 

  • Поддерживать правозащитные организации и ОНК в своем регионе

«В первую очередь, если вы хотите внести свой вклад [в борьбу с пытками], можно оформить пожертвование правозащитным организациям, которые обжалуют пытки, придают их гласности и помогают людям, которые столкнулись с пытками», — говорит Дехтяренко. Как сообщает координатор «Зоны Права» Булат Мухамеджанов, важно делиться информацией о правозащитных организациях, которые оказывают бесплатную юридическую помощь пострадавшим, и, если что-то случилось с вами, вашими близкими или знакомыми, советовать обращаться в такие организации.

Список правозащитных организаций, которые можно поддержать:

Мухамеджанов отмечает, что можно самостоятельно вступить в Общественно-наблюдательную комиссию или связаться с ОНК своего региона и узнать, нужна ли ей какая-то помощь — например, подвезти членов комиссии до нужной колонии.

А если мне начнут угрожать?

Жертве или свидетелям насилия могут начать поступать угрозы со стороны силовиков. Все эксперты сходятся на том, что в таком случае следует в первую очередь обращаться к правозащитникам: они помогут правильно предать дело гласности и привлечь угрожающих к ответственности.

Булат Мухамеджанов отмечает, что нужно фиксировать все угрозы: записывать звонки и сохранять переписки. Потом это можно приобщить к материалам дела. Если угрозы серьезные, то можно подать ходатайство об обеспечении конкретного человека мерами госзащиты — такие случаи были в практике «Зоны Права».

Сергей Шунин добавляет, что в практике «Комитета против пыток» угрозы так и оставались угрозами: «Если сотрудники знают, что заявитель обратился в “Комитет против пыток, то, за очень редким исключением, стараются больше не контактировать с заявителем», — говорит он. Дехтяренко считает, что обезопасить себя в случае поступления угроз со стороны сотрудников силовых органов можно, если с помощью правозащитников правильно предать происходящее гласности.

Что должно измениться, чтобы пытки прекратились, и как этого добиться?

«Россия еще с советских времен шесть раз отказывала специальному комитету Организации Объединенных Наций ввести отдельную статью за пытки, мотивируя это тем, что в Уголовном кодексе и так есть статья 286 (превышение должностных полномочий). Мы полагаем, что введение отдельной статьи за пытки покажет готовность российских властей эффективно бороться с ними. Но упорное нежелание производить изменения в законодательстве наводит на мысль, что бороться с пытками должностным лицам в России не особо-то и хочется», — говорит Мухамеджанов.

Он полагает, что в любой ситуации при наличии телесных повреждений должно заводиться уголовное дело, в рамках которого проведут весь комплекс следственных мероприятий: очные ставки, судебно-медицинскую экспертизу, а не судебно-медицинское исследование. Мухамеджанов уверен, что только после возбуждения уголовного дела можно рассчитывать на действительно эффективное расследование. 

Должна быть сломана практика «пинг-понга», когда уголовное дело открывается, закрывается и возобновляется по нескольку раз, продолжает координатор «Зоны Права»

«Пинг-понг» мешает правозащитникам и может длиться годами

«С этим очень тяжело бороться. Можно [обратиться в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ)], но мы же исходим из того, чтобы решить проблему на национальном уровне. И ЕСПЧ в данном случае тоже не панацея, потому что на вынесение решения могут уйти годы», — говорит Мухамеджанов. 

Валентина Дехтяренко подчеркивает, что в первую очередь должны работать уже существующие законы: «Нужно, чтобы люди получали реальные сроки лишения свободы за то, что они подвергают кого-то пыткам, пользуясь служебным положением. Сейчас сотни таких заявлений лежат в полиции без движения в регионах, потому что полицейские дружат с сотрудниками ФСИН, судьями и никто не хочет подставлять своих. Закон можно поменять, но, если его не исполняют, в этом мало смысла. Нужно для начала исполнять законы, которые есть, они предусматривают наказания за пытки».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: