Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Удаленное горевание. Как проходят похороны в России во время пандемии

Российская похоронная индустрия претерпела серьезные изменения из-за пандемии коронавируса. В стране закрываются кладбища, сокращаются похоронные церемонии и отменяются поминки, а погребение погибших от COVID-19 проходит в особом режиме.

Все это влияет как на саму индустрию, так и на жизни простых людей, которые хоронят родственников и друзей. «Такие дела» обсудили с экспертами и участниками похоронного рынка, что изменил режим самоизоляции.

Охранник у входа на Ваганьковское кладбище. Московские кладбища, закрытые для посещения, будут открыты только для оформления услуг по погребению и участия в похоронах умерших до окончания режима повышенной готовностиФото: Сергей Савостьянов/ТАСС

«Всем быть в масках»

Вторая половина весны и начало лета — традиционный «кладбищенский сезон». На него приходятся церковные праздники, на которых россияне массово посещают могилы родственников и друзей. Именно в середине весны, когда на значительной территории страны сходит снежный покров, люди ухаживают за захоронениями. В этом году, по словам генерального директора группы компаний «Ритуал-Сервис» Ильи Болтунова, кладбищенский сезон фактически не начался.

«Обычно в это время люди начинают ставить памятники, ограды, занимаются благоустройством, уходом за могилой. Эти вещи не начались, — говорит Болтунов. — Здесь куча факторов: и то, что люди изолированы, и то, что нет финансов на это, и постановления, и запреты на посещение кладбищ. Множество причин. Опять же у нас, допустим, из-за карантина не работают заводы, то есть мы не можем отгрузить памятники, которые уже заказаны. А многие к Пасхе хотели [поставить памятник], но не работает завод, он официально остановлен».

Ограничения на посещение кладбищ власти российских регионов ввели как раз к традиционным праздникам. В частности, мэр Москвы Сергей Собянин в своем обращении к гражданам сообщил, что за Вербное воскресенье, Пасху, Радоницу и Красную горку столичные кладбища обычно посещает около миллиона человек, но в условиях режима повышенной готовности кладбища будут открыты только для оформления услуг по погребению и участия в похоронах умерших. Подобные ограничения введены и в других регионах России.

При этом сами похоронные церемонии, как свидетельствуют участники рынка, также претерпели значительные изменения. По словам Ильи Болтунова, на большинство из них сейчас собираются только самые близкие родственники и друзья усопших, обычно не больше пяти человек. Под запретом оказались и поминки в кафе и ресторанах, которые закрыты на время карантина по всей стране. В селе Троицком под Омском попытка все-таки провести их в местном кафе привела к визиту Роспотребнадзора.

Резкое снижение количества участников церемоний зафиксировали в Новосибирском крематории, который обслуживает несколько сибирских городов. В нем еще в конце марта ввели особые меры для предотвращения распространения коронавируса. Оборудовали помещения крематория локтевыми диспенсерами с антисептиком, ограничили число участников церемонии до 15 человек и стали измерять температуру всем посетителям.

«Мы рекомендуем всем быть в масках, но сами не можем всех снабдить, — рассказывает генеральный директор Новосибирского крематория Борис Якушин. — У нас бывают случаи, когда несколько человек приходят без масок, мы объясняем им, что надо соблюдать дистанцию, напоминаем про руки, подводим их к диспенсерам в обязательном порядке. В такой рекомендательно-категоричной форме. В общем-то, это нормально воспринимается, без каких-то особых возражений. Первое время было сложно людей убедить, а сейчас вообще никаких проблем: люди сразу все понимают, встают по меткам, пользуются антисептиком».

«Хоронить в закрытом гробу»

Несмотря на то, что в России от коронавируса умерли уже более ста сорока человек, ни в «Ритуал-Сервисе», ни в Новосибирском крематории с жертвами COVID-19 пока непосредственно не сталкивались. Четких рекомендаций о том, что нужно делать с умершими от коронавируса, по словам собеседников «Таких дел», им не поступало. В Москве корреспондентка МБХ рассказывала, что отца ее друга, умершего от коронавируса, будут хоронить в запаянном гробу. 

Четких рекомендаций о том, что нужно делать с умершими от коронавируса, по словам собеседников «Таких дел», им также пока не поступало. Борис Якушин уверяет, что серьезной опасности для участников похоронной церемонии умершие с коронавирусом сами по себе не представляют, большему риску подвергаются сотрудники похоронной сферы, которые готовят тело к погребению, — в Новосибирском крематории они работают в специальных защитных костюмах. Об этом же пишут и эксперты Всемирной организации здравоохранения в своих рекомендациях по обращению с трупами в контексте COVID-19, размещенных на сайте Роспотребнадзора.

«Если семья хочет только видеть тело, а не коснуться его, они могут сделать это, используя стандартные меры предосторожности, включая гигиену рук, на протяжении всего времени. Дайте семье четкие инструкции не трогать и не целовать тело», — указано в документе.

По словам Болтунова, распространение информации среди участников похоронной индустрии идет в основном внутри сообщества, в закрытых чатах и социальных сетях. Из них специалисты узнают последние новости и рекомендации, в них же делятся собственным опытом.

Дайте семье четкие инструкции не трогать и не целовать тело

«Коронавирусных пациентов рекомендовано хоронить в закрытом гробу. Но там есть противоречия: если посмотреть Минздрав, они пишут одно, если посмотреть ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения, — прим. ТД), то пишут совершенно по-другому, — говорит Борис Якушин. — Поэтому на сегодняшний момент единой какой-то меры, как нужно прощаться с умершим, как нужно их хоронить, нет».

«Закрытый гроб, отсутствие контакта с телом — да. Но тут еще такая штука, что одно дело —рекомендации ВОЗ, а другое дело — региональные постановления, потому что они подчас друг другу не то что противоречат, но неочевидным образом дополняют, поэтому все это под знаком вопроса», — соглашается Илья Болтунов.

«За денежку быстрее»

Постоянно меняющиеся правила сказываются не только на работниках похоронной сферы, но и на простых гражданах, которые могут стать жертвой мошенников и нечистых на руку агентов, обещающих «облегчить» все необходимые процедуры. Поводом для незаконного обогащения, по словам гендиректора «Ритуал-Сервиса» Ильи Болтунова, оказываются даже очереди на подъездах к московским кладбищам.

«Сейчас везде пускают по одной машине, и всегда есть человек, который за какую-то денежку быстрее вас пропустит, и такая же ситуация в крематориях, я буквально недавно видел», — рассказывает Болтунов.

Пользуются мошенники и общей растерянностью людей, потерявших близких в период пандемии. Например, в Петербурге тест на коронавирус в обязательном порядке проводят всем умершим от внебольничной пневмонии, что существенно замедляет выдачу тел для захоронения. Однако это касается только умерших именно от воспаления легких, а не по другим причинам.

«Иногда народ попадает на таких агентов, которые за счет ситуации с коронавирусом компенсируют свои убытки, — рассказывает Болтунов. — Могут выдумать какую-то проблему, которой на самом деле не существует, и потом за деньги ее решить. Сказать, что вот сейчас из морга всех выдают на седьмой день, хотя по конкретно этому человеку и нет никаких ограничений, а хотите на третий — заплатите сверху денежку, и все будет тип-топ».

«Ничего не изменится»

Ограничения на количество посетителей, существующие во многих регионах, стимулируют рынок к внедрению современных технологий удаленного участия в похоронах, которые уже развиты в некоторых западных странах. В апреле башкирская ритуальная компания «УфаРитуал» включила в перечень предлагаемых услуг прямую трансляцию погребения в Skype, Zoom или WhatsApp.

«Похоронная индустрия — это крайне консервативная сфера экономической и культурной жизни человека. Но и она меняется, и меняется зачастую тоже под действием разных идей и явлений, пандемии в том числе. Но меняется это все не так быстро, как нам хочется и кажется, — считает социальный антрополог, автор книги “Рождение и смерть похоронной индустрии: от средневековых погостов до цифрового бессмертия” Сергей Мохов. — Все те тренды, к которым мы обращаемся последние 15 лет, просто усилятся, ускорятся — это онлайн-трансляции похорон, возможность удаленного участия и удаленных практик горевания».

ускорятся онлайн-трансляции похорон, возможность удаленного участия в церемонии и удаленных практик горевания

По словам Мохова, в Скандинавии и США онлайн-трансляции похорон — довольно распространенное явление, но в России они пока не приобрели популярность, несмотря на большие расстояния. В Новосибирском крематории услуга онлайн-трансляции работает уже семь лет. Опираясь на зарубежный опыт, для нее закупили специальное оборудование — несколько профессиональных видеокамер, операторский пульт и так далее. Тем не менее, свидетельствует гендиректор крематория Борис Якушин, трансляции не пользуются большим спросом.

«У нас город транзитный, много умерших из других городов. Потребность, казалось бы, есть, потому что многие не могут приехать на похороны и без всякого коронавируса, но нет, — говорит Якушин. — Мы делаем в год пять-семь трансляций, может быть, с десяток, даже финансовые затраты до сих пор не окупили. А за период коронавируса сделали всего две трансляции».

Несмотря на перемены в похоронной сфере, связанные с режимом повышенной готовности, Сергей Мохов не считает, что пандемия радикально изменит похоронную индустрию и мир вообще.

«Это все (удаленные практики горевания, — прим. ТД) касается тех сообществ, у которых есть для этого инфраструктура — тот же интернет и возможности/умения им активно пользоваться, — говорит Мохов. — А для подавляющего большинства россиян ничего не изменится, уж тем более в сфере похорон. Просто убираться на кладбища и красить оградки они придут не в апреле, а в июне/августе/сентябре».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: