Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Писатели объявили бойкот самиздату «Ридеро». Там автор из Одессы публиковала книги под именем американского сексолога

Литературные критики и блогеры объявили бойкот платформе самиздата «Ридеро». Поводом стали книги американского сексолога Патрика Дж. Холла — на самом деле под этим именем писала Екатерина Ш. из Одессы. Имя Холла стоит на книгах с такими названиями, как «Минет», «Аскетизм», «Анал», «Измена» — они успешно продаются на «Литрес» и «Ридеро».

Екатерина Ш. издала более 25 книг и дала «Ридеро» интервью, в котором рассказала, как автору стать успешным и хорошо зарабатывать. На сайте есть дисклеймер о том, что «Ридеро» не поощряет такие способы продвижения, а лишь рассказывает о том, что они существуют. Однако писатель и автор телеграм-канала «Книги жарь» Сергей Лебеденко утверждает, что на своих курсах по продвижению «Ридеро» предлагает потенциальным авторам этот кейс в качестве удачного примера.

Литературные блогеры указывают, что в своих книгах Екатерина Ш. выдает себя за врача, занимающегося проблемами в сексуальной сфере, поэтому читатели оказывают автору определенный уровень доверия. При этом в книгах есть такие высказывания, как «Благодаря всеобщему помешательству на эмансипации общества, представительницы прекрасного пола все меньше задаются целью научиться качественно удовлетворять мужскую потребность в сексе» или «В природе женщины, хочет она этого или нет, все же до сих пор остается выраженный инстинкт подчинения».

«Такие дела» взяли комментарии у экспертов.

Скриншот страницы интернет-издательства Rideró с книгами фейкового автора Патрика Дж. ХоллаФото: Скриншот

Евгения Спащенко

писательница и соведущая подкаста «Ковен Дур»

Убеждена, что издательства должны проверять информацию в своих книгах, и поддерживает бойкот «Ридеро».

Автор имеет право издаваться, как ему захочется. Главное, чтобы он не нарушал законодательство. Намеренное введение читателя в заблуждение как раз на это и нацелено. Люди думают, что перед ними книга американского сексолога — дипломированного специалиста, и доверяют его высказываниям. Кто-то поищет данные о нем в интернете, но большинство рассудит по принципу: «Ридеро»/«Литрес»/другое издательство выпустило, значит, информация проверенная.

Конечно, доля ответственности лежит на самих читателях. Но и издательские платформы не должны публиковать книги, ориентируясь только на прибыль. А если очень соблазняет антинаучный нон-фикшн, стоит честно указать на обложке, что имя и звание автора — часть его художественного образа, а методика ничем не подтверждена.

Следят же издатели за рейтингом, отмечая на книге возрастные ограничения, если в тексте мат, сексуальные сцены, насилие. Значит, контроль возможен.

Ситуация с «Ридеро» печальна вдвойне, ведь платформа не просто была в курсе обмана, но и превратила историю лжи в кейс, который предлагала как пример успешного продвижения. О каком уважении к читателю, качественной литературе можно говорить, если главная задача рынка — исключительно обогащение?

Мы не строим иллюзий насчет служения утопической идее, но уверены: условный этический кодекс нужен книжной отрасли. Издательства должны проверять, что именно они издают. И речь не о цензуре, которая закроет дорогу в большую литературу книгам на остросоциальную тематику, а о соответствии заявленного действительности.

Иначе вслед за хитами о вреде прививок и ублажении мужчин мы получим другие бестселлеры: о насилии в семье, которого не существует, лечении от тяжелых болезней солнечным светом, теориях заговора. Представьте, насколько это обострит и без того тяжелые социальные проблемы в стране!

Пока информацию из любой книги нужно сто раз проверить, прежде чем брать на вооружение. Осознавать это печально. Не у каждого за спиной богатый читательский опыт. Спрос на книги Патрика Дж. Холла доказывает — тема интересна аудитории. Жаль, что вместо достоверных фактов она нередко получает откровенный фейк.

Александр Гаврилов

сооснователь платформы «Ридеро», литературный деятель, поэт

Считает, что мистификации — это неотъемлемая часть культуры, а вымышленных авторов создают все большие издательства. По его мнению, случай Екатерины Ш. — один из многих, и не самый страшный.

У меня по поводу этой истории есть странное чувство. Мне не кажется, что кто-нибудь что-нибудь делает не так. Блогеры требуют, чтобы жизнь стала лучше, они большие молодцы. Магазины продают товар. Автор делает почти все так.

У меня есть некоторое неудовольствие по поводу того, что книжки, претендующие на документальность, возникают в таком градусе творческого допущения. С другой стороны, это не столько исключение, сколько норма.

Например, Марина Серова, детективщик, — это несколько сотен авторов, технология создана большими издательскими домами. Если обратиться к художественной литературе, это не только норма, но и похвальная история. Например, Григорий Чхартишвили — после Бориса Акунина он создал Анну Борисову и Анатолия Брусникина. Никто не пытался поймать его за хвост, упрекая в том, что Анна Борисова оказалась пожилым мужчиной.

Я не люблю этот жанр, но моя позиция вот какая. То, что делает Екатерина Ш. из Одессы, мистификация в области мокьюментари, — это любительское подражание огромному валу такой литературы в индустрии издательств. Если мы посмотрим на то, кто является лидерами продаж, там окажутся не те, кому правда есть что сказать человечеству. Книга про минет мне не симпатична так же, как книги Курпатова и Лабковского. 

Перещелкиваю рычажок в голове и становлюсь соучастником «Ридеро». Оно делает то, что должно было делать с самого начала, — остается на стороне автора. Когда мы создавали «Ридеро», то делали его штучным инструментом помощи автору. Это не издательство. Мы не заинтересованы в том, чтобы один автор окупал существование всех остальных. Мы устроены принципиально иначе. Если автору нужно выпустить книгу, он просто идет и это делает.

Есть ли у этого принципа проблемные точки? Как видим, есть. Следует ли из этой истории, что, когда в следующий раз человеку, живущему вдали от культурных столиц, захочется провести хулиганский эксперимент с псевдонимами, мы должны отказать? В помине нет. Ты говоришь, что ты писатель? Вот тебе станок. Ты хочешь прийти и сказать читателю что-то? Приходи и говори.

Ситуация самозванчества — обязательная в культуре. Без нее культура не работает.

Я не в восторге от книжки про минет. Вижу ли я проблему в том, что в головах у некоторого количества женщин и мужчин образуется белиберда про минет? Да. Распространение этой книги вряд ли кого-то сделает счастливым. Дальше начинается настоящая вольтеровщина: «Я с вами не согласен, но я буду бороться за ваше право высказаться». В «Ридеро» есть книги, которыми я горжусь. И есть те, которыми я раздражен.

Ира Юрьева

руководитель проекта «Как жить», издательство «Олимп-Бизнес»

Предлагает каждому издательству ясно и открыто позиционировать себя, чтобы читатель заранее знал, чего ждать.

Книги Екатерины Ш. продаются как экспертная оценка от врача, это ситуация мошенничества. Все равно что прийти в клинику к врачу, который им не является. Сейчас таких историй много: блогеры советуют БАДы, психологи рассуждают о лекарствах, не являясь психиатрами. В книгах Екатерины Ш. нет указания научного редактора, сведений про оригинал и так далее. Я это вижу как редактор, но читатель не обязан все это внимательно изучать. Ведь если я прихожу в поликлинику, я же не уточняю про каждого, врач ли он. 

Была ситуация с АСТ и скандалом вокруг антипрививочной книги (Антона Амантонио. — Прим. ТД), есть разные мнения от специалистов по этому вопросу, некоторые при этом не всегда обращаются к доказательной медицине, но люди к ним прислушиваются. Это предмет обсуждения. 

Думаю, тут важна позиция издательства. Если «Ридеро» говорит, что им плевать, их не интересует, кто у них печатается, если это позиция открытая, то человек за экспертной позицией туда не пойдет. Другое издательство может сказать: у нас есть определенные положения и принципы. И тогда читатель может выбирать. 

У нас многие книги, особенно переводные, начинаются с дисклеймера: эта книга не заменяет поход к специалисту. Например, книгу про болезнь Паркинсона написал пациент, который собрал информацию, и там указано, что это не врачебная книга, а просто справочник. У нас есть алгоритм того, как мы издаем книги. Мы привлекаем все больше и больше специалистов, переводная книга поступает из авторитетных издательств, плюс есть научный редактор, который проверяет и формирует примечания для российских читателей. Есть исследования про то, насколько актуальна проблема для читателей. И мы стараемся об этом говорить: для кого наши книги, какую экспертную оценку они проходили. 

Но если «Ридеро» не издательство и оно так себя и позиционирует, то что тут можно с них взять? Это как предъявлять претензии создателям фейсбука за то, что люди там пишут. Вопрос в том, какое участие они принимали в продвижении. Если я заведомо знаю, что человек не врач, но советую его как хорошего стоматолога, то это неэтично. 

Запрещать все на свете не очень правильно. Про этический кодекс надо больше говорить, чтобы собирались врачи, издатели, медицинские журналисты, делать эти обсуждения публичными, чтобы люди знали, что вообще такая проблема существует.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: