Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

В Москве умерла пенсионерка, которой ампутировали ногу в больнице. Ее дочь пожаловалась на врачей в СК

В начале апреля пенсионерка Лидия Сапунова вернулась домой из больницы, где ей ампутировали ногу. 16 мая она скончалась. Ее дочь Ольга уверена, что мама умерла из-за беспечного отношения врачей, которые поставили пожилой женщине неправильный диагноз и выписали из больницы. Ольга Сапунова направила жалобу в СК для разбирательства по делу матери и готовит заявление в суд для установления виновных в смерти пенсионерки.

Машина скорой помощи у здания Городской клинической больницы им. ЕрамишанцеваФото: Максим Григорьев / ТАСС

72-летняя Лидия Васильевна Сапунова с начала года несколько раз попадала в больницу № 20 им. А. К. Ерамишанцева из-за больной ноги: вначале ей ставили диагноз «острый гнойный синовит коленного сустава», затем — «аневризма». После первой выписки на ноге пенсионерки пошли гнойные темные пятна, из-за которых ее вновь госпитализировали. Спустя чуть больше двух недель Лидию Сапунову отправили домой, сделав в выписке пометку «С улучшением» (выписки есть в распоряжении редакции).

Ольга направила жалобу в департамент здравоохранения Москвы на больницу № 20, после чего с ней связался главврач и предложил встретиться и разрешить недопонимание. Однако ни звонок, ни встреча не состоялись — на момент публикации на контакт с ней никто так и не вышел, отмечает дочь.

Дома, по словам Ольги, матери становилось все хуже. В апреле в Городской клинической больнице № 81 им. В. В. Вересаева Лидии Васильевне ампутировали ногу, а спустя неделю в больнице, где она лежала, обнаружили несколько случаев заражения коронавирусом. Врачи, следуя инструкциям, перенаправили пенсионерку в ГКБ № 67 им. Л. А. Ворохобова. При выписке Ольге отдали гистологическое заключение, в котором диагноз матери снова поменялся — не подколенная аневризма, а некроз пятки.

Как только Ольга узнала, что маму отправили в больницу для коронавирусных пациентов, она решила забрать ее домой, но администратор ответил ей, что это возможно только по итогам теста на COVID-19. Накануне результата теста Ольге позвонила мама — и, как вспоминает дочь, умоляла увезти ее из больницы.

«пенсионерка телефон из рук не выпускала, все ждала от дочери звонка»

По словам соседки Лидии Васильевны по палате, «пенсионерка телефон из рук не выпускала, все ждала от дочери звонка». В тот день та же соседка по телефону пожаловалась Ольге на плохой уход. Пациентка сказала, что санитарка открыла в их палате окно на полтора часа, а Лидия Васильевна с пораженными легкими и без ноги лежала напротив окна. На просьбу «закрыть окно, потому что дует» реакции от медперсонала не последовало, подчеркнула соседка по палате. 

20 апреля лечащий врач больницы № 67 сообщил, что тест на COVID-19 отрицательный, но состояние пациентки неутешительное — обширная пневмония с 85-процентным поражением легких. Ольга рассказывает, что настаивала на выписке. «Я боялась, что там мама заболеет коронавирусом, — объясняет она, — и после него уже не оправится». «Пенсионерка очень слаба, даже не может разговаривать» — так, вспоминает Ольга, ответил ей врач. Тогда она согласилась повременить с выпиской, но спросила о той истории с открытым окном. На это врач отвечать ей не стал, говорит она.

23 апреля Лидию Васильевну перевели в реанимацию, об этом дочери сообщил по телефону лечащий врач. Однако уже на следующий день пенсионерка вернулась в общую палату. В понедельник, 27 апреля, когда Лидии Васильевне уже сделали КТ легких, Ольга связалась с врачом и сказала, что хочет забрать маму домой: «Мне было все равно: корона или не корона, я хотела отвезти маму в безопасное место». Врач пошел ей навстречу.

29 апреля Ольга наняла перевозку для лежачих больных, чтобы доставить маму домой. Они ждали в красной зоне, пока Лидию Васильевну выпишут, с 19 до 22 часов, но врачи медлили: говорили, что собирают пенсионерку и готовят документы. Спустя три часа голую Лидию Васильевну привели к ним, рассказывает Ольга. Почему ее мать вывели в таком виде, она не узнала сразу — скорее повезла домой. 

«Когда маму выписали, она не понимала, куда едет»

«Когда маму выписали, она не понимала, куда едет, — говорить дочь, — поэтому, чтобы привести ее в сознание, я спросила у нее, какой сегодня день». Это был день свадьбы Лидии Васильевны с ее мужем. Ольга говорит, что специально задала такой вопрос, чтобы вывести маму из “туманного” состояния. Лидия Васильевна поняла, о чем говорит дочь, и на некоторое время ее сознание прояснилось. 

По словам Ольги, Лидию Васильевну выписали из больницы № 67 с “жуткими” загноившимися пролежнями. Она хотела положить маму в частную клинику, но врач из поликлиники отговорил ее: сказал, что сейчас всех поступивших пациентов с остаточными явлениями пневмонии автоматически направляют в центр по борьбе с коронавирусом. Он посоветовал дочери ухаживать за мамой самостоятельно, но дал больничный по уходу за пожилой женщиной только на три дня. Ольга признается, что намеренно сказала о контакте с коронавирусным больным, чтобы их с матерью оставили дома на две недели самоизоляции. 

После Ольга несколько раз звонила в поликлинику и просила прислать хирурга, чтобы тот снял швы и обработал рану матери. 4 мая из поликлиники вместо хирурга пришел терапевт, осмотрел ногу пенсионерки после ампутации и снял послеоперационные швы. По мнению дочери, врач аккуратно снял швы, но неправильно «стянул культю». Лидии Васильевне стало хуже. Ольга пыталась снова вызвать врача, чтобы маме взяли анализ крови, но, «как и предполагалось, никто не пришел, мы же в коронавирусной базе». За несколько дней до смерти Лидии Васильевны дочь вызывала скорую помощь. Врачи осмотрели больную и уехали. 

«Утром 16 мая, — вспоминает Ольга, — у мамы было давление 52 на 40. Мама закатывала глаза, не чувствовала боль, хотя лежала на пролежнях — а раньше она все-все чувствовала». В этот день Ольге уже нужно было идти на работу, поэтому она оставила маму с сиделкой. По пути на работу женщина позвонила своему старшему сыну и сказала, что он может приехать попрощаться с бабушкой. Внук приехал, и вскоре Лидия Васильевна скончалась. 

После похорон дочь получила предварительные результаты вскрытия (справка есть в распоряжении редакции. — Прим. ТД), где причиной смерти был указан отек мозга. По словам Ольги, он мог быть спровоцирован каждодневными наркозами, которые делали Лидии Васильевне при перевязках в ГКБ имени А. К. Ерамишанцева. 

28 мая Ольга направила в Следственный комитет заявление, в котором настоятельно попросила уполномоченные органы и департамент здравоохранения провести детальную проверку по факту ненадлежащей работы медицинского персонала в больницах № 20 и № 67 и задержки оказания экстренной медицинской помощи. Ее интересы представляет юрист «Правозащиты Открытки» Алена Борисова. Сейчас Ольга собирает документы для обращения в прокуратуру и суд.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: