Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Люди думают, что я пьян». История музыканта с заиканием

Игорю Ларину 39 лет, он работает дворником в Воронеже, а также играет на гитаре, пишет песни и поет. С детства Игорь живет с логоневрозом — это нарушение речи, известное также как заикание. Он не может говорить без запинок, но во время пения заикаться перестает. «Такие дела» рассказывают его историю. 

Игорь ЛаринФото: Алиса Ермакова

«Петь всегда легко, а говорить не хватает воздуха и сил»

В Международной классификации болезней логоневрозом называют нарушение речи, которое характеризуется повторением звуков, слогов, остановками в речи, разрывающей ее ритмическое течение. Логоневроз диагностируется у 1% взрослых людей. Заикание возникает из-за совокупности генетических и неврологических факторов, а проявляется это нарушение речи обычно в детстве, иногда — после какого-либо стресса. Часто люди с логоневрозом боятся говорить вовсе. 

У Игоря Ларина диагностировали логоневроз в пятилетнем возрасте. По словам Игоря, заикаться он начал в три года после испуга: во дворе дома к нему подбежала собака, встала ему лапами на плечи и оскалилась. Родители сначала не обращали внимания на запинки в речи ребенка, который только учится строить предложения. К тому же легкие формы заикания были и у брата Игоря, и у его отца. 

После пяти лет родители Игоря стали обращаться к специалистам, но скорректировать речь ребенка не удалось. «Примерно до 10 лет меня таскали по логопедам и дефектологам, но результата не было», — говорит Игорь. Однако мальчик понял, что забывает о своей особенности, если поет. Он пошел в музыкальную школу — педагоги взяли его в класс виолончели. Игорю больше нравилась гитара: дома он нашел самоучитель по игре на ней и каждый вечер устраивал выступления, представляя, что он рок-звезда. 

«Я брал в руки веник и воображал себя играющим на гитаре, — вспоминает он. — После этого мне купили мой первый инструмент. Но я не сразу стал петь. Я говорил маме, что, если стану это делать, буду всех пугать. В школе я по просьбе мамы никогда не отвечал у доски — все письменно. Учителя нормально относились к моему дефекту, а дети, как и везде, смеялись и дразнились. Называли заикой».

Уже в школе Игорь написал первые стихотворения и песни, однако никому их не показывал и боялся выступать с ними на сцене. «Никогда не выступал даже в праздники из-за проблем с речью, очень стеснялся. Но уже тогда стал понимать, что петь мне по какой-то причине всегда легко, а для того чтобы говорить, не хватает воздуха и физических сил. Причину этого я не смог найти и по сей день», — рассказывает он. 

Психолог Анна Круглова объясняет: пение и речь нараспев часто применяются логопедами как коррекционный прием при заикании. «Логоневротические формы нужно лечить системно и комплексно, регулярно посещая дефектолога и психолога. Хорошо, что парень нашел себя в творчестве, это говорит об элементе самокоррекции», — комментирует Круглова «Таким делам».

«Для дворника не важны проблемы с речью»

Сейчас Ларин сожалеет о том, что в школе стеснялся выступать перед публикой, а свои первые стихи не сохранил. Песни он посвящал девушке, которая была лечащим врачом его мамы. «Если бы не она, то, возможно, не было бы вообще ничего. Такие чувства и рождают массу искренних переживаний, из которых потом получаются хорошие песни или стихи», — говорит он.

Игорь выступал со своими песнями на местных фестивалях и конкурсах, был участником музыкального шоу на воронежском телевидении. «Сейчас стараюсь наверстать упущенное [в школе], — продолжает он. — Но в основном почти нигде не пою, так как не зовут. Но я хотел бы петь на разных мероприятиях».

По словам Игоря, он не надеется этим заработать и своим продвижением не занимается — у него даже нет соцсетей и подходящих для выхода в интернет устройств. «Но я просто хочу быть в центре разных событий и чувствовать себя нужным, реализовываться в творческом направлении. Если это получится превратить в небольшую подработку, я, конечно, буду рад. Это не более чем мечты, а мечтать я не люблю. Нужно что-то делать и всегда идти только вперед, стараться не думать о каких-то привилегиях», — считает он. 

Сейчас Игорь работает дворником. По его словам, ему было нелегко трудоустроиться: работодатели на собеседованиях не всегда давали ему время сформулировать мысли и проговорить их. «Работаю дворником — тут не важно, что у меня проблемы с речью. Здесь работать никто не хочет, зарплата до 10 тысяч не нужна никому, а кто работает — те до первой зарплаты. Так что взяли меня легко. Но не могу устроиться на полную ставку, потому что нельзя надолго оставлять маму одну [из-за ее болезни]», — объясняет Ларин.

По его словам, общество до сих пор не всегда его принимает, но именно пение помогает ему с этим смириться. «Я сам уже привык к своему заиканию, не обращаю давно внимания, — говорит Игорь. — Но обращаю внимание на отношение людей ко мне и к моему недостатку в речи. Бывает, и достаточно часто, что, когда я пытаюсь что-то объяснить, люди отходят от меня или делают вид, что все поняли, но обращаются [с теми же вопросами] к другим. Некоторые думают, что я в состоянии алкогольного опьянения. Все по-разному воспринимают меня».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: