Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Надо бояться не COVID-19, а руководства больниц». В Москве врач пожаловался на увольнение из инфекционного центра

Врач-инфекционист из Амурской области Егор Махин рассказал, что его заставили уволиться из нового клинического центра инфекционных болезней «Вороновское» в Москве. Главврач больницы настаивает, что все обязательства перед сотрудником медучреждение выполнило.

«Такие дела» узнали позицию врача и больницы, а также спросили юриста «Правозащиты Открытки» о том, насколько законны были действия руководства больницы.

Медицинские работники в приемном отделении московского клинического центра инфекционных болезней «Вороновское»Фото: Илья Питалев/РИА Новости

«В пандемию ходить было некуда, поэтому я работал»

В апреле Егор Махин приехал работать в Москву по приглашению департамента здравоохранения для лечения пациентов с коронавирусной инфекцией. По его информации, с 20 апреля в «Вороновское» начали поступать первые больные, а через 10 дней он сам заболел COVID-19.

Врач отметил, что сотрудники центра сделали ему КТ, результаты которого подтвердили пневмонию. Махина на общественном транспорте отправили лечиться домой. Через 15 дней врач выздоровел и вернулся на работу.

Мне ответили: «Попробуй докажи, что ты заразился на работе»

«Я вышел на работу и сказал заведующей, что переболел коронавирусом. Она мне ответила: “Попробуй докажи, что ты заразился на работе”. Странно было слышать это от человека, у которого тоже была симптоматика простудного заболевания. Она просила меня купить ей препараты, но никому об этом не рассказывать», — отметил Махин.

Врач сказал, что обычно он работал сутки через сутки, на две ставки и без выходных. Помимо этого, сначала он заключал договор на оказание помощи в третьем отделении, а потом его попросили работать и в четвертом. «Особо ходить в пандемию было некуда, поэтому я и работал так», — добавил Махин.

«До особого распоряжения мэра Москвы»

В июне администрация инфекционного центра начала предлагать сотрудникам увольнение по соглашению сторон. Махин уточняет, что в его трудовом договоре (есть в распоряжении редакции) прописан пункт: «Дата окончания работы — до особого распоряжения мэра Москвы». «Особого распоряжения не было. Люди в центр приехали работать со всей страны, все хотели продолжать лечить людей. Многие оставили свои прежние места работы. А центр резко заявил, что все расформировывают, увольняйтесь», — рассказал врач.

16 июня врача вызвали в отдел кадров и начали просить подписать расторжение срочного трудового договора по соглашению сторон. Разговор с начальником отдела Махин записал и выложил в инстаграм. На записи слышно, как врач говорит, что хочет продолжить работать, но его заставляют подписать документ, угрожая «статьей» и ссылаясь на внутренние документы, которые они не могут показать.

Махин подписал акт отказа от расторжения договора по соглашению сторон. В итоге в его трудовом договоре написано, что он уволился по своему желанию. Врач говорит, что такой документ не подписывал, в связи с чем он будет подавать на медицинское учреждение в суд.

«В семье не без урода»

После увольнения Махин обратился в Альянс врачей и рассказал об этой истории, а также записал видеообращение. Тогда ему позвонили из Фонда социального страхования и перевели деньги за заражение коронавирусом на работе. В то же время главврач больницы Сергей Переходов опубликовал свое видеообращение с ответом на обвинения Махина. Он заявил, что все обязательства администрация выполнила.

Главврач сказал, что среди тех, с кем расторгли временные договоры, проблемы возникли только с двумя сотрудниками из двухсот. «В семье не без урода», — прокомментировал Переходов публикации врачей, которые не согласны с увольнением. Также он сообщил, что Махину предложили остаться работать, но тот не согласился из-за снижения зарплаты.

View this post on Instagram

Есть понятие офицерской чести, а есть элементарная человеческая порядочность. Не всем быть достойными офицерами, но каждый может сохранять своё лицо и действовать по совести. Неприятно наблюдать, как несколько недовольных бывших сотрудников МКЦИБ «Вороновское» пытаются очернить нашу больницу, говорят о том, что сними обошлись каким-то неподобающим образом. Если говорить на чистоту, то они откровенно лгут, потому что ещё когда в апреле они подписывали ВРЕМЕННЫЕ договоры, то понимали, что срок действия этих трудовых отношений имеет понятные рамки. Когда спадёт эпидемия коронавируса, тогда его расторгнут. Из 800 коек у нас сегодня занято 127. Госпитализация в нашу больницу упала в десятки раз, в Москве выявляется всё меньше заболевших, снимаются режимы ограничения и больницы по распоряжению мэра возвращаются к плановому оказанию медицинской помощи. И большинство наших сотрудников, как и предполагалось изначально, по соглашению сторон прекратили ВРЕМЕННЫЕ договоры. Сейчас они успешно применяют накопленный опыт уже в своих регионах. Но нашлись единицы, которые решили поднять бурю в стакане. Как главный врач заявляю, все финансовые обязательства перед сотрудниками мы выполнили в полном объёме, «недовольные» сотрудники на видео получали приличное даже по столичным меркам вознаграждение — 300-400 тысяч рублей в месяц. Если потребуется, мы готовы доказать свою позицию в суде. Я благодарен всем сотрудникам кто был с нами. И я рад, что коронавирус явно показал, что, хоть, и есть в нашей профессии непорядочные люди, но настоящих энтузиастов всё же большинство.

A post shared by МКЦИБ «Вороновское» (@moskcib) on

Махин на это ответил «Таким делам», что продолжить сотрудничество ему не предлагали. В письме главврача указано, что Махин подтвердил свое «нежелание работать» тем, что не вышел на работу 25 июня, а также не оповестил администрацию о том, что с 17 июня берет больничный. В то же время начальник отдела кадров сказала Махину, что 19 июня в любом случае трудовой договор с ним расторгнут, а о плохом самочувствии он предупреждал заведующую.

«17 числа у меня случился гипертонический криз — результат стресса после того, как я час провел в отделе кадров. Я написал своей заведующей, предупредил, что заболел. А они говорят, что я этого не делал. Вот так, ты едешь работать, людей лечить, а сталкиваешься с совершенно хамским отношением. Оказалось, надо было не коронавируса бояться, а руководства больниц», — считает Махин.

В ответ на запрос «Таких дел» об увольнении Махина департамент здравоохранения прислал письмо главврача Переходова. Он пояснил, что коечный фонд МКЦИБ «Вороновское» заполнен лишь на четверть. «В связи с нормализацией эпидемиологической ситуации в Москве администрацией МКЦИБ “Вороновское” было принято решение о прекращении трудовых отношений с частью сотрудников, принятых на работу на временной основе», — написал главврач.

По словам Махина, в последнее время в центре «Вороновское» отмечается прирост пациентов и чувствуется нехватка персонала. Согласно данным официального аккаунта больницы, с начала июля количество пациентов там действительно растет: 4 июля на лечении состояло 117 пациентов, к 10 июля их было уже 175.

Двойственные формулировки

Юрист «Правозащиты Открытки» Алена Борисова отмечает, что срочный трудовой договор (СТД) может заключаться в том числе для проведения неотложных работ по предотвращению эпидемий. Как правило, в таком договоре должна быть указана дата его окончания. Но это не всегда возможно.

«Например, человека нанимают для устранения последствий аварии, и неизвестно, сколько времени это займет. Тогда датой окончания СТД считается дата окончания работ. В данном случае, по всей видимости, дату окончания работ привязали к дате распоряжения мэра Москвы о прекращении мер по борьбе с ковидом. В целом это законно», — считает Борисова.

По мнению юриста, формулировка даты окончания работ в договоре Махина не идеальна. Она считает, что эту дату можно трактовать двойственно: так, что временные работы в больнице по борьбе с COVID-19 прекращаются именно по распоряжению мэра, или так, что они прекращаются самой больницей после выхода любого распоряжения Собянина.

«В случае Махина больница выбрала второй вариант: выходит некое (любое) распоряжение мэра, отменяющее меры по борьбе с COVID-19, — в данном случае больница посчитала таким распоряжением указ от 8 июня — и больница после этой даты по своей инициативе или, скорее, по указанию депздрава прекращает временные работы в части», — рассказала Борисова.

Юрист «Правозащиты Открытки» нашла несостыковки в письме главного врача об увольнении Махина. Косвенно из бумаги следует, что врач уволился по соглашению сторон, хотя при этом там написано, что он ушел с места работы по собственному желанию.

Махин сообщил, что собирается обращаться в суд и подавать заявление в том числе о причинении морального вреда. Он говорит, что после публикации видеообращения в интернете началась травля, к которой также присоединились некоторые сотрудники медучреждения.

Обновлено 14 июля в 14:15. Департамент здравоохранения Москвы сообщил, что Егор Махин не предупредил заведующую о своем заболевании. «В последний день присутствия на рабочем месте жалоб на здоровье от него не поступало. На следующий день Егор Махин не вышел на работу и только вечером направил заведующей личное сообщение о том, что он заболел и имеет больничный лист. Однако в ответ на просьбу прислать фото больничного листа сотрудник ответил отказом».

Также в письме ведомства говорится, что многие больницы, перепрофилированные для лечения больных с коронавирусной инфекцией, возвращаются к оказанию плановой медицинской помощи. В связи с чем пациенты, которые раньше распределялись по 70 стационарам, теперь направляются только в больницы, которые продолжают работу с COVID-19, в том числе в центр «Вороновское». В депздраве отметили, что в пик пандемии количество пациентов достигало почти 300 человек, сейчас в больнице ежедневно получают лечение не более 200 пациентов.

«Соответственно, для оказания качественной медицинской помощи уже не нужно такое количество персонала, которое требовалось ранее. На данный момент штат больницы полностью укомплектован, нехватки сотрудников нет», — говорится в письме.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: