Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Многодетная семья из Оренбургской области ремонтирует бывший детский сад, чтобы брать под опеку одиноких пожилых людей

Многодетная семья в селе Троицком Оренбургской области решила брать под опеку не только детей, но и пожилых людей. Светлана и Александр Горбуновы живут в здании бывшего детского сада и делают там ремонт своими силами. В октябре в семью должен приехать первый «приемный» дедушка. «Такие дела» рассказывают, как живут Горбуновы. 

Фото: Светлана Горбунова

Дети

Первые опекаемые дети появились у Светланы и Александра в 2010 году. И сразу трое — 17-летняя девочка и ее братья семи и шести лет. Их могли разлучить и отправить в разные детские дома. «Нам сказали: “Попробуйте”, — вспоминает Светлана. — Вот мы и попробовали».

Потом Горбуновы взяли под опеку еще двух мальчиков детсадовского возраста — от них отказалась прежняя приемная семья. «Сейчас в садике вспоминают, что их исключить хотели, — рассказывает Светлана. — У них ЗПР (задержка психического развития), они разговаривать не могли, но матом обкладывали всех». За год в другой семье мальчики научились разговаривать без мата, но Горбуновы наблюдали «остаточные явления». «Было всякое. Сейчас их просто не узнать», — говорит Светлана.

Сейчас в семье семеро детей от 19 до 11 лет. Мальчикам, которых забрали из детского дома первыми, уже 17 и 16 лет. Старший учится в кадетском училище и хочет поступать в высшее военное. Недавно Горбуновы ездили в Уфу, чтобы посмотреть, как он прыгает с парашютом.

В скором времени к семье присоединятся еще три девочки — четырех, пяти и шести лет. Документы на опеку над ними уже оформлены, игрушки и вещи куплены. Как только в Оренбургской области закончится режим самоизоляции, Горбуновы заберут девочек. «Я сегодня прям заскучала, смотрела их фотографии, — говорит Светлана. — Уже родные».

Пожилые

Светлана и Александр раньше работали в доме милосердия в этом же селе — ухаживали за пожилыми. Но несколько лет назад дом милосердия в Троицком расформировали, а бабушек и дедушек из него отправили в Оренбург. «Они очень не хотели уезжать, — рассказывает Светлана. — Когда их в Оренбург перевезли, половина поумирала».

Горбуновы узнали, что оформить опекунство можно не только над детьми, но и над пожилыми. Они проконсультировались с юристами и решили, что смогут этим заняться. 

Местные органы опеки выделили специалиста, который помогает семье. Горбуновы проехались по сельсоветам, рассказали о своей идее, оставили контакты. Светлана подчеркивает, что это не дом престарелых, а именно опекунство. Бабушки и дедушки могут принимать участие в домашних делах, а Горбуновы будут о них заботиться: готовить, стирать. В своем доме они выделили отдельную секцию для пожилых людей: комнаты на четверых, туалет и душ, зал. Готовы принять около восьми человек.

Звонков, по словам Светланы, поступает много: «Женщина звонила, говорит: “Маму хочу пристроить, я сама в годах, тяжело в деревне”. А бабушка категорически не хочет. У нас тут село рядом, оттуда бабушка звонила: “Да мы с подружкой приедем, да нам весело будет, а то тут сидим одни”. Кому-то решиться очень тяжело: пойти куда-то старому человеку сложно».

В августе к Горбуновым приезжал в гости первый претендент на опекунство — 70-летний мужчина из другого района Оренбургской области. «Бодренький, так хорошо выглядит, — описывает его Светлана. — Там своя жизненная история, четверо детей. Я, говорит, детей собрал: “Вот так вот, у вас, дочек, свои семьи, я мешать не хочу, в гости приезжать буду, я решил, я поеду. Они вроде бы не против”».

Пожилой мужчина прожил в Троицком несколько дней и уехал доделывать свои домашние дела, чтобы вернуться насовсем. Недавно звонил Светлане и сказал, что в октябре приедет окончательно.

Дети и пожилые вместе

Когда Горбуновы узнавали, как оформлять опекунство, они выяснили, что в Башкирии есть дом-интернат, в котором живут и одинокие пожилые люди, и дети-сироты. «У нас в области такого нет. Получается такая продуктивность, что дети приобретают бабушек, а бабушки приобретают внуков. Они общаются. И поскольку у нас дети, у нас тоже родилась [эта идея]», — говорит Светлана.

Эксперты из сферы НКО считают, что повсеместное объединение домов милосердия и детских домов вредно для подопечных, потому что люди из социальных учреждений травмированы и им нужен индивидуальный подход. Президент благотворительного фонда «Найди семью» Елена Цеплик указывает, что в отдельно взятой семье все может сложиться хорошо, но массовая практика невозможна без хорошей методологической базы и специалистов, которые будут сопровождать такое проживание.

«Не исключено, что в этой конкретной семье все будет в порядке: и бабушкам с дедушками будет хорошо, и детям нормально, и все будут получать необходимую реабилитацию, помощь. Но я против расширения такой практики и принятия ее на вооружение в качестве массовой», — прокомментировала «Таким делам» Цеплик.

Дом

Три года назад в селе хотели снести здание бывшего детского сада. Дошкольников в Троицком стало немного, большое здание на 1122 квадратных метра было для них велико и требовало ремонта. Детей перевели в группы при школе, а здание отдали под снос.

О том, что детский сад будут сносить, узнала семья Горбуновых. Они вместе с семью детьми жили в собственном доме площадью 85 квадратных метров и помещались там, по словам Светланы, «с треском». Горбуновы пошли в местную администрацию и попросили отдать здание бывшего детского сада им.

«Эта огромная территория стала бы очередными развалинами [как те], которые остались от колхоза, — рассказывает Светлана Горбунова. — Взяли бы только плиты, перекрытие, остальное бы порушили. Мы пошли в администрацию. Нам сказали, что там надо крышу крыть, это дорого, но мы все-таки рискнули».

Фото: Светлана Горбунова

Администрация помогла Горбуновым оформить здание в собственность. Детский сад отапливала котельная, которая находится в соседнем здании — в поликлинике, но в первый свой год Горбуновы не успели договориться с поликлиникой и отапливали помещение сами. Для этого муж Светланы вместе с сыновьями поставил в подвале печки, которые семья топила дровами.

Стены были настолько сырыми, что от них отходили куски известки. Горбуновы занимались домашними заботами, а вечерами ходили в новый дом, чтобы клеить обои. Утром обои лежали на полу — отваливались вместе с известкой. Тогда Светлана стала красить стены водоэмульсионной краской, разбавляя ее разными колерами. Ей было важно, чтобы стены в комнатах были разных цветов.

Жить в новом здании семья начала с февраля 2018 года. В следующую зиму Горбуновы подключили газовое отопление и стали платить поликлинике за газ. Но несмотря на то что 30% оплаты Горбуновым, как многодетной семье, возвращают, выходило дорого. К тому же на выходных было холодно: в пятницу вечером котельная поликлиники уменьшала температуру, по-настоящему тепло становилось только в понедельник.

Этим летом Светлана и Александр решили сделать в подвале своего дома собственную котельную. Для этого нужно было купить два котла, каждый по 70 тысяч рублей. Горбуновы обратились в оренбургский благотворительный фонд «Добрые сердца», те передали информацию местным журналистам, и областной депутат Андрей Аникеев пообещал купить котлы.

Зиму Горбуновы надеются встречать уже с готовым отоплением. Для этого им нужно не только установить котлы, но и провести газ к своему дому от центральной трубы. Врезка в центральную трубу стоит 99 тысяч рублей — они предполагают, что будут оплачивать эти работы сами, в рассрочку.

Ремонты

Фото: Светлана Горбунова

Чтобы привести здание в порядок, Горбуновы продали свой старый дом, грузовую технику, трактор. Мебель собирали со всей области — опубликовали объявление в «Одноклассниках», рассказывали знакомым. У семьи своя «газель», на которой привозили в новый дом шкафы и кровати.

Сейчас семья заняла практически все здание. На первом этаже — столовая и кухня, на втором — спальни. В здании есть актовый зал, там семья проводит праздники, дети показывают родителям концерты.

Косметический ремонт Горбуновы сделали не во всех комнатах бывшего детского сада. Кое-где протекает крыша, нужно перекрывать. Когда в здании был детский сад, половину крыши перекрыли новым шифером. Но потом садик решили расформировать — и вторую половину перекрывать не стали.

Отец семейства вместе с сыновьями подлатал крышу сам. «Сейчас дождь идет и не капает. Но начнутся ветра — и боишься», — говорит Светлана. Из-за протечек комнаты в центре здания нежилые, используются как мастерские. От сырости гниют окна, сыпется облицовочный камень. По мнению Светланы, эти проблемы не помешают им.

«Вот у нас проблемы: крышу перекрыть и с отоплением вопрос решить. Дальше у меня муж с мальчиками все сделают сами», — говорит Светлана.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: