Как осужденные в колониях далеко от дома теряют связь с семьей и шанс на возвращение в общество

Больше половины российских заключенных совершили преступление не впервые, многие возвращаются в места лишения свободы вновь и вновь. Криминология называет поддержку со стороны близких осужденных одним из ключевых факторов предотвращения рецидива преступления. Исследования показывают, что регулярные свидания с родными снижают вероятность рецидива.

В России поддержка заключенных со стороны их близких затруднена размерами страны и сложной системой исправительных учреждений. Многих заключенных отправляют отбывать наказание далеко от места жительства их родных и друзей. И чем дальше родственникам ехать до исправительного учреждения, тем реже проходят свидания.

Осужденные женской исправительной колонииФото: Станислав Красильников/ТАСС

Как расстояние мешает заключенным увидеться с родными

По закону осужденные должны отбывать наказание в регионе, в котором они проживали или были осуждены. Если в этих регионах нет учреждений назначенного судом режима, осужденных отправляют в другой субъект. С сентября 2020 года вступают в силу поправки к Уголовно-исполнительному кодексу, согласно которым заключенные будут отбывать наказание в соседнем регионе или как можно ближе к месту проживания их родственников. Однако ФСИН не всегда может соблюсти это требование из-за сложившейся географии исправительных учреждений.

Пенитенциарные учреждения России распределены по территории страны неравномерно. Тюремная география России предполагает наличие крупных городов-доноров, отправляющих своих осужденных в регионы-реципиенты, где сконцентрированы исправительные учреждения.

Больше всего от такой системы распределения страдают малочисленные группы заключенных. Зачастую в регионе может не оказаться исправительного учреждения для женщин и несовершеннолетних, также может не быть колонии-поселения, колонии особого режима, тюрьмы и лечебно-исправительного учреждения. Поэтому осужденных отправляют отбывать наказание далеко от дома.

Адвокат из Владимира Максим Никонов рассказал, что во Владимирской области есть все режимы содержания, кроме колоний для пожизненно осужденных, поэтому его подзащитных далеко не отправляют. Однако даже внутри региона расстояние между исправительным учреждением и местом жительства родственников может мешать частым посещениям.

Бывший осужденный Виктор* отбывал наказание в воспитательной колонии, а затем в колонии общего режима Приволжского федерального округа с 2008 по 2015 год. Он рассказал, что, хотя находился в соседнем городе, его родные испытывали трудности, навещая его: «У нас машины нет, как бы. Все на себе тащить [продукты для передачи], там маршрутки, автобусы, это все физически было достаточно тяжело».

По словам адвоката Максима Никонова, на практике, чтобы попросить о переводе ближе к месту жительства родных, осужденный пишет заявление на имя начальника учреждения, в котором он находится. Родственник может написать заявление в местное управление ФСИН.

В заявлениях на перевод нужно делать упор на то, что это упростит родным осужденного поездки на свидания и позволит сохранить социальные связи. В практике адвоката такие заявления действительно приводили к тому, что осужденного оставили отбывать наказание в городе, где живет его семья.

Расстояние делает общение с родными еще более ценным для осужденных, а для сотрудников исправительных учреждений это важный рычаг управления. По словам бывших осужденных, правозащитников и сотрудников исправительных учреждений, заключенные, которые ведут себя правильно (с точки зрения сотрудников), получают дополнительные свидания и передачи, а те, кто нарушают правила, могут лишиться и тех, что положены по закону.

Расстояние делает общение с родными еще более ценным для осужденных. Но оно становится и рычагом давления

Распространен способ лишить заключенного свидания, отправив его в штрафной изолятор. Юрист и член ОНК Красноярского края с 2015 по 2018 год Виктория Брестер рассказывает, что такие случаи действительно встречаются: «Пыталась помочь одному осужденному, он сам из Ингушетии, родственники сюда приехали, а ему дали взыскание и на свидание не пустили. При этом родственник ждал конца штрафного изолятора, окончания взыскания, а ему дали новое. Но тут палка о двух концах. Может, он действительно такой [нарушитель], но мы писали ходатайство в ГУФСИН, мы просили снисхождения: что родственник, что далеко, что они не виделись семь лет, — но это не подействовало».

Оперативный сотрудник лечебно-исправительного учреждения Андрей* также подтвердил использование такого способа и добавил, что семейных людей проще контролировать. По словам Андрея, семья — «это очень хороший стимул, чтобы уйти по УДО у осужденных, особенно когда есть малолетние дети».

Почему важна не только эмоциональная, но и материальная поддержка?

Родные и близкие, помимо эмоциональной поддержки, предоставляют и материальную: приносят передачи, лекарства и присылают деньги. Материальная поддержка во время отбывания наказания, согласно исследованиям, свидетельствует о том, что с высокой вероятностью родственники продолжат оказывать ее и после освобождения. Если за годы отбывания наказания связь с семьей не прервалась, то именно родные чаще всего берут на себя заботы о только что освободившихся заключенных.

Борису* 46 лет, в общей сложности 25 из них он провел в местах лишения свободы. После освобождения он живет в квартире с сестрой и племянниками. По его словам, без поддержки родственников бывшие осужденные будут совершать новые преступления из-за безденежья: «Я позвонил в соцзащиту и сказал: “В чем дело? Что, идти воровать, что ли, опять сесть в тюрьму? На что мне хлеб хотя бы купить?” Понятно, мне там друзья помогут, соседи, родственники, понятно все это. А если у человека никого нет? Почему большинство садится? Потому что они выходят, у них нет ни документов, ничего. Вот я вышел, мне говорят: “300 рублей за ИНН заплати”. Я говорю: “А где мне их взять, не подскажете?” На работу меня никуда не берут. Даже железная дорога — стратегический объект. Грузчиком, кассиром в магазин меня не берут. Я говорю: “Куда мне идти работать? На пособие минимальное 400 рублей что я куплю?”»

Я говорю: «куда мне идти работать? На пособие 400 рублей что я куплю?»

Дистанционная материальная поддержка

Когда близким осужденных сложно навещать родных, особенно если они находятся далеко от дома, есть дистанционные формы поддержки: платные телефонные звонки, видеозвонки, заказы в магазине учреждения и денежные переводы. Однако и у этого способа есть нюансы.

Российские заключенные не могут пользоваться наличными деньгами. У них есть лицевой счет, на который зачисляются деньги. Источников может быть несколько: средства, которые были при задержании, зарплата, пенсия и другие выплаты. Деньги, пересылаемые родственниками и друзьями, также попадают на лицевой счет. Тратить эти деньги можно на покупки в магазине учреждения в пределах лимита, который определяется режимом содержания. Например, осужденные, находящиеся в колонии общего режима на обычных условиях содержания, могут расходовать до девяти тысяч рублей в месяц. А в некоторых типах учреждений, в частности в колонии-поселения, тратить безналичные деньги можно безлимитно.

Расчеты ИПП ЕУ СПб на данных сервиса денежных переводов «ФСИН Деньги».

Лидером по предоставлению услуги денежных переводов заключенных является сервис «ФСИН Деньги». К нему подключено 941 учреждение ФСИН, где содержатся обвиняемые, подозреваемые и осужденные. Для того чтобы понять, как устроена материальная поддержка заключенных в стране и как на нее влияет расстояние, Институт проблем правоприменения при Европейском университете проанализировал обезличенные данные сервиса за 2017—2019 годы.

Города-доноры

50% всех денежных переводов за 2017—2019 годы отправили жители нескольких крупных городов: Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Новосибирска, Казани, Краснодара и Красноярска. В этом результате нет ничего неожиданного: в городах-миллионниках количество преступлений выше, чем где-либо, поэтому там и много родственников осужденных, образующих сети поддержки.

Однако жители этих городов отправляли переводы в основном за пределы своего региона. Так, получатели 91% переводов из Москвы отбывали наказание не в столице, а жители Новосибирска и Краснодара отправляли за пределы своих регионов по 95% переводов. В большинстве регионов страны доля внутрирегиональных переводов очень низкая и в среднем составляет 7%. Это означает, что регион проживания близких заключенных не совпадает с регионом, где заключенные отбывают наказание.

Более значительную долю внутренних переводов можно увидеть лишь в нескольких регионах. В части из них это объясняется большим числом исправительных учреждений, например, в Свердловской области (26%) и Красноярском крае (16%), где доля местных среди заключенных выше, чем в других регионах. Кроме того, колонии обычно расположены в труднодоступных сельских поселениях, куда родственникам приехать крайне сложно.

Наказание в виде лишения свободы дополняется фактической ссылкой на отдаленные от родственников территории.

Денежных переводов становится меньше из-за расстояния

Предварительные результаты исследования показывают, что с увеличением дистанции между городами-отправителями и учреждениями-получателями объем денежных переводов значительно уменьшается.

Чем дальше от места жительства родственников будут находиться подозреваемые, обвиняемые или осужденные, тем меньше размер поддержки или вероятность того, что близкие будут их поддерживать.

Отбывание наказания далеко от места проживания родственников разрушает социальные связи подозреваемых, обвиняемых и осужденных. Их родные либо вовсе прекращают общение, в том числе не выдержав трудностей, связанных с поездками на свидания, либо растрачивают значительную часть ресурсов семьи на осужденного родственника. В итоге у семьи не хватает ресурсов для помощи заключенным после освобождения. Каждый из этих вариантов снижает шансы на быструю и безболезненную социальную адаптацию бывшего осужденного.

Как решить проблему?

 

  • Использовать видеоконференцсвязь не только для дистанционного участия в судебных заседаниях, но и для свиданий с родными;
  • Прекратить неформальную практику запрещать свидания и посылки как метод давления;
  • Постепенно перемещать исправительные учреждения из труднодоступных сельских поселений ближе к крупным населенным пунктам.

В концепции развития системы ФСИН предлагается оптимизировать размещение тюрем и колоний на территории страны, в том числе и для того, чтобы сохранить социально полезные связи осужденных. Сейчас перераспределение мест лишения свободы не достигло своих целей: расстояние между отправителями и получателями денежных переводов остается достаточно большим, а большая дистанция способна разрушать социальные связи заключенных. Тем не менее исследователи надеются, что с помощью внимательного анализа проблемных учреждений возможно точечными мерами улучшить положение дел.

*Имена были изменены по просьбе героев.

Авторы: экономист Леонид Жижин и социолог Ксения Рунова, младшие научные сотрудники Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге. 

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: