Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Как интернет и соцсети помогают бороться с домашним насилием? Интервью с юристом

Минюст считает, что проблема домашнего насилия в России «достаточно преувеличена», так как статистика МВД не совпадает с данными активистов и правозащитников. По экспертным оценкам, официальная статистика не отражает реальный масштаб, потому что 60—70% женщин, пострадавших от домашнего насилия, не обращаются за помощью, и только 3% таких случаев доходит до суда.

В преддверии глобальной кампании ООН «16 дней активных действий против гендерного насилия» адвокат правозащитного проекта «Зона права» Валентина Фролова рассказала «Таким делам», как интернет помогает сделать видимой проблему домашнего насилия. 

Фото: unsplash.com

— Когда в России начали использовать интернет-ресурсы для помощи жертвам домашнего насилия?

— Я сотрудничаю с женскими организациями с 2010 года, и в нашей работе всегда использовались интернет-ресурсы, которые были доступны на тот момент: электронная почта, Skype, другие средства связи. Точки входа в кризисные центры всегда были разнообразными —для повышения доступности помощи. Получить необходимую и своевременную юридическую или психологическую поддержку очень важно. Особенно если человек находится в небольшом городе или в другой стране.

 А если говорить о специализированных ресурсах — приложениях, картах помощи, чат-ботах, — когда они появились? 

— Активное распространение, развитие и использование таких ресурсов началось где-то пять лет назад.

Например, санкт-петербургский Кризисный центр для женщин в ноябре 2016 года запустил сервис «П.О.Л.И.Н.А.». Он представляет собой генератор заявлений различного характера для обращения в полицию или в суд. Поначалу я и мои коллеги-юристы относились к различным формам и юридическим инструкциям со скепсисом, потому что мы знаем: юридическая помощь почти всегда требует прямого контакта со специалистом и дальнейшего сопровождения, в отличии от психологической помощи, которая в некоторых случаях может быть оказана дистанционно. Но отличие сервиса «П.О.Л.И.Н.А.» в том, что после того как заявление сгенерировано, оно отправляется на проверку профессиональному адвокату. И адвокат уже может сказать, что необходимо добавить, что убрать. Получился вполне рабочий ресурс. На мой взгляд, это отличный проект, который сделал юридическую помощь доступной. В том числе для людей из регионов, которые не всегда имеют возможность обратиться к компетентному в вопросах насилия специалисту.

Кроме того, примерно с 2015 года у кризисных центров и правозащитных организаций появляются инструкции, что делать в разных случаях столкновения с насилием. Такие инструкции есть у Консорциума женских неправительственных объединений, Кризисного центра для женщин, сайта взаимопомощи #ТыНеОдна. У «Насилию.нет» есть замечательные видеоинструкции с основной информацией о насилии и о том, что делать, если вы с ним столкнулись.

У «Зоны права» тоже есть важные инструкции о том, как действовать в разных ситуациях насилия, как позаботиться о своей безопасности и что важно учитывать при обращении с заявлением в полицию. Совместно с «Такими делами» мы делали тест «Когда дома становится опасно?». Это тест для тех, кто столкнулся с агрессией со стороны партнера или члена семьи и хочет взвесить, насколько серьезна ситуация, оценить риски для своего здоровья и безопасности, а также понять, какую помощь следует искать. 

Оценка рисков — это то, о чем женское сообщество активно говорит в последние несколько месяцев. Она необходима для понимания того, что происходит в ситуации насилия в семье, учитывая специфические факторы, присущие тому или иному виду насилия. Этот метод должен быть перенят сотрудниками полиции, пусть даже в виде бумажных протоколов, чтобы они могли самостоятельно анализировать ситуацию.

Также существуют карты помощи: в 2015 году такая карта появилась у центра «Насилию.нет», а затем у центра «Анна». На картах помощи собраны все необходимые адреса, где пострадавшие могут получить социальную и психологическую помощь. 

 «Зона права» издает аналогичную карту. В чем ее особенность?

— Карта, которую сейчас издает «Зона права», включает адреса и контакты организаций, которые способны оказать всевозможную — психологическую, социальную, юридическую — помощь пострадавшему. На карте можно выбрать свой регион проживания и увидеть все необходимые контакты: некоммерческие организации, органы полиции и Следственного комитета, уполномоченных по правам человека и ребенка, социальных служб. Одновременно с этим всегда будут показаны контакты основных женских организаций.

 Пандемия как-то отразилась на использовании интернет-ресурсов?

— Из-за пандемии многие коллеги, которые работают с темой насилия, стали больше использовать мессенджеры и электронную почту, что вполне логично и закономерно. Поступало много звонков от людей, которые могли выйти из дома или найти какое-то безопасное место, чтобы пообщаться по телефону. Но были и те, кто не мог говорить о проблеме вслух, и мы консультировали их исключительно в онлайн-формате.

В этом году у организаций появились боты в социальных сетях. Например, проект #ТыНеОдна запустил чат-бота в Viber, а «Зона права» — в Telegram и «ВКонтакте». Подобные сервисы — хороший способ донести большему количеству людей информацию о доступной помощи. В боте «Зоны права» можно получить необходимые инструкции, контакты — например, написать свой регион и получить полный список организаций и служб, которые могут оказать помощь.

 Вы всегда положительно относились ко всем нововведениям? 

— Практика показала, что это эффективные способы работы. И чем больше точек входа, учитывающих обстоятельства разных людей, тем лучше. Но это всегда вопрос ресурсов. Один юрист может консультировать на горячей линии, но он не может в то же время проверять сообщения в нескольких мессенджерах. Хорошо, когда таких юристов несколько.

 Вы затронули вопрос конфиденциальности. Как быть, если пострадавший хочет сохранить доказательства факта насилия, но переживает за сохранность данных?

— Если у обидчика есть доступ к телефону, то самый безопасный способ — пересылать скрины, электронную почту, аудиосообщения тем, кому вы доверяете. И просить этих людей их сохранить. Очень часто это является единственным доказательством угроз и преследований.

 Как отразилась популярность социальных сетей на проблеме домашнего насилия?

— Движения #MeToo и #яНеБоюсьСказать изменили отношение к теме домашнего насилия. Не только в мире, но и в России. Я хорошо это вижу, так как работаю с этой темой уже десять лет. Домашнее насилие перестало восприниматься исключительно как социальная проблема. Теперь эта проблема и правовая: отсутствие необходимых законов и недостатки практики применения уже существующих. Все это случилось благодаря тому, что люди начали рассказывать конкретные истории и освещать конкретные огрехи регулирования. 

Более того, теперь говорить о насилии не стыдно. Это не такая табуированная тема, как 10 лет назад. Но безусловно, это касается не всех поколений и категорий населения, а только пользователей социальных сетей. Сложилось определенное сообщество. 

Есть и обратная сторона. К сожалению, случаются попытки привлечения женщин к гражданско-правовой ответственности за высказывания об их опыте насилия. Хотя здесь наметилась положительная тенденция. Из трех таких исков, что мне известны за последние полтора года, два дела закончились положительно. Так, в одном из решений было сказано следующее: «Право женщин на жизнь, свободную от гендерного насилия, неразрывно связано с другими правами человека, такими как право на свободу выражения мнений, и неотделимо от этих прав. Одной из форм обсуждения латентной и табуированной проблемы сексуального насилия стала возможность для переживших насилие женщин открыто делиться своим опытом, обсуждать его со своими близкими и с общественностью на личных страницах в социальных сетях (пункт 15 общей рекомендации Комитета по ликвидации дискриминации в отношении женщин № 35 «О гендерном насилии в отношении женщин», предназначенной для обновления общей рекомендации № 19). Таким образом, вмешательство в свободу выражения мнения женщины, которая подверглась насилию, требует от суда наиболее острого контроля».

То есть в решении четко озвучено, что женщина имеет право говорить о своем опыте насилия. Это важный способ проживания и обсуждения проблемы. На мой взгляд, суды тоже понимают и принимают новое отношение к вопросу домашнего насилия. И до сих пор в основном защищают право женщин говорить о нем свободно и без страха.

 Можно ли в таком случае как-то обезопасить себя от иска, публикуя историю насилия?

— Безусловно, проблема может возникнуть, когда женщина называет имя своего обидчика. Да, в последнее время начала складываться положительная судебная практика — именно в делах, где женщины называли имена виновников жестокого обращения. Но любое решение принимается судом на конкретных обстоятельствах дела, которые могут сильно различаться в зависимости от случая. Если вы хотите заявить о факте насилия публично, то может быть полезно проконсультироваться с психологом и юристом о возможных рисках. Это поможет на этапе принятия решения — и вы поймете, готовы выносить ситуацию в публичное пространство или нет.

Я полностью поддерживаю право женщин говорить о своем опыте без страха, но мы должны понимать, что в реальности у такого высказывания могут быть последствия. Но я бы также не хотела, чтобы мои слова воспринимались теми, для кого важно заявить о насилии публично, как какое-то ограничение. Если вы столкнулись с попыткой привлечения к ответственности за высказывание о насилии, мы с коллегами из «Зоны права» готовы оказать юридическую помощь.

 Сталкивались ли интернет-ресурсы, освещающие проблему домашнего насилия, с давлением со стороны государства или третьих лиц?

— Мне о подобных случаях неизвестно. Единственное, что могу вспомнить, — заявление в Следственный комитет депутата от «Единой России» Сергея Веремеенко в связи с тем, что правозащитница и блогер Алена Попова высказывалась по поводу статистики насилия. Веремеенко посчитал эти заявления фейком. Алену вызвали для дачи показаний, несмотря на то что она всегда тщательно проверяет информацию, которую публикует. Это просто еще одна попытка ограничить право женщин на свободу выражения мнения о проблеме насилия. Подобное недопустимо.

Попова, как блогер, много рассказывает как об общей ситуации с насилием, так и о конкретных историях. Это тоже хороший пример того, как интернет-пространство мотивирует нас обсуждать проблему и делает ее видимой.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: