Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Фонд AdVita: повышение стоимости дефицитных онкопрепаратов — мера правильная, но недостаточная

27 ноября Федеральная антимонопольная служба (ФАС) резко повысила стоимость двух лекарств для лечения онкозаболеваний из перечня жизненно необходимых и важнейших препаратов (ЖНВЛП).

В частности, в девять раз выросла предельная отпускная цена ломустина, и в два раза — азатиоприна. В России наблюдается нехватка этих лекарств, в том числе потому что фармкомпании не заинтересованы в заключении госконтрактов на поставки на фоне низких цен.

Фонд AdVita, который помогает детям и взрослым с онкологическими, гематологическими и иммунологическими заболеваниями, прокомментировал «Таким делам» решение ФАС. 

Фото: Amanda Mills, USCDCP, Pixnio

Елена Грачева

Член правления фонда AdVita

Возвращение на рынок ломустина и азатиоприна — прекрасная новость. Азатиоприн в онкологии практически не используется (он предназначен для лечения аутоиммунных заболеваний), но у ломустина широкий спектр применения — лимфома Ходжкина, с десяток солидных опухолей, меланома — так что его очень ждали врачи и пациенты.

Но если проанализировать, почему эти препараты пропадали, нельзя не отметить, что и исчезновение их было создано искусственно, и возвращение их на рынок может оказаться под вопросом, несмотря на изменение цены.

Давайте посмотрим на ситуацию с ломустином. Проблемы с ним возникли не только из-за крайне невыгодных закупочных цен, но и из-за правила «третий лишний»: в результате политики протекционизма немецкая компания Medac GmbH несколько лет назад увела с рынка всю свою линейку онкологических препаратов, и этот печальный факт был оплакан всеми российскими онкологами и их пациентами.

Заменить Medac GmbH должен был российский производитель «Нанолек», который вместе с ЗАО «Биоком» в 2013 году заключил госконтракт с Минпромторгом на производство лекарств на 105 миллионов рублей, в том числе и ломустина. По этому контракту он должен был разработать и организовать производство и регистрацию препарата.

Но по истечении семи лет мы видим регистрационное удостоверение на ломустин у «Нанолека», выданное в 2020 году, а самого ломустина, к сожалению, не видим.

Каким будет российский ломустин и когда он появится — врачам и пациентам неведомо

А вернет ли Medac свой ломустин в Россию, зависит не только от цены, но и от того, появится ли у компании шанс все-таки выигрывать какие-то торги. Если Федеральный закон №44 будет, как и прежде, царствовать безраздельно, немецкому ломустину российский не перебить просто по цене. Ну и из-под правила «третий лишний», несмотря на жесточайшую дефектуру, ломустин никто не выводил.

Мы видим, что одного только изменения закупочной цены может оказаться мало для ликвидации дефицита. Если что-то исчезает с рынка, проблемы обычно комплексные. А постановление правительства №1771, по которому сейчас пересматриваются цены, может быть палкой о двух концах. К примеру, мы только что с изумлением наблюдали за тем, как ФАС не согласовала повышение цен по жизненно важному для онкологических больных препарату винкристин, а по не менее жизненно важному препарату этопозид даже понизила! И никакой жесточайший дефицит этих лекарств не помешал.

Более того, ФАС фактически нарушила границы своих полномочий и влезла на территорию Росздравнадзора, отказавшись считать эти препараты дефицитными. Никакого способа оспорить эти решения не предусмотрено, а значит, винкристин и этопозид и дальше будут в дефиците. Как это могло произойти? А вот так. Такого качества регулирующие документы и таковы их результаты.

Для пациентов важно, чтобы регуляторы решали проблемы пациентов, а не свои собственные

Мы не должны каждый раз с замиранием сердца ждать, соизволит ли ФАС принять оценку ситуации Росздравнадзором и Минздравом или нет. Должны быть прописаны внятные полномочия всех участников процесса, и последнее слово, если речь идет о жизни и здоровье людей, не может оставаться за экономическим блоком, — только за Минздравом.

Повышение нерентабельной для производителя цены — мера очень правильная, но недостаточная. Пока в госзакупках главным будет дешевизна, а не эффективность и безопасность препарата, качественные препараты на рынке будет не удержать.

Пока у нас нет возможности за счет системы фармаконадзора не пускать на рынок некачественные лекарства, пока главным критерием при принятии решений будет протекционизм, национальные цели по снижению смертности и увеличению продолжительности жизни достигнуты не будут.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: