Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Меня слушают, но не слышат». Школьница из Москвы просила оставить ее с бабушкой и тетей после смерти мамы. Суд встал на сторону отца

В 2019 году в Москве мама Кати (имя девочки изменено в интересах несовершеннолетней. — Прим. ТД) умерла от онкологического заболевания. Двенадцатилетняя девочка осталась жить с тетей и бабушкой со стороны матери. Ее отец через суд потребовал, чтобы Екатерину отдали на воспитание ему. Суд встал на сторону мужчины, несмотря на то что сама девочка в письме суду сказала, что боится отца и хочет остаться с родными.

22 января Мосгорсуд рассмотрит апелляционную жалобу по этому делу.

Фото: pixabay.com

Первый суд

Сергей и Ирина — родители Кати — официально не были женаты. Ирина воспитывала дочь одна, а в свидетельстве о рождении имя отца вовсе не было указано. Но, по словам отца девочки, он на протяжении одиннадцати лет оказывал Ирине материальную помощь, а у них с дочерью были «дружеские и доверительные отношения».

Весной 2019 года у Ирины диагностировали онкологическое заболевание, в июне она умерла. Катя осталась жить с бабушкой Аллой и тетей Мариной — родственницами со стороны матери.

Спустя месяц после смерти Ирины Сергей подал иск, в котором потребовал передать Екатерину ему на воспитание. Как Сергей указал в иске, после похорон Алла и Марина стали препятствовать его общению с Екатериной и настроили ее негативно по отношению к нему.

«Моя дочь осталась без матери. Считаю, что для полноценного развития Екатерины требуется окружить ее любовью, заботой и вниманием с моей стороны и со стороны других родных. Мы все должны действовать вместе и не настраивать Екатерину друг против друга», — написал он.

Также в иске мужчина указал, что 80-летняя бабушка Екатерины «не имеет возможности осуществлять постоянное и надлежащее воспитание» девочки. Тетя также не может воспитывать ребенка, так как большую часть времени живет с семьей за границей, считает он.

«Детей не спрашивают, хотят они с родителями жить или не хотят. Есть обязанности родителей воспитывать детей до 18 лет, хочу я этого или не хочу», — заявил Сергей «Таким делам».

«Тетя, бабушка — за дверь»

Тетя девочки Марина рассказала «Таким делам», что мать девочки хотела, чтобы та осталась в ее семье. Женщина настаивает, что между Екатериной и отцом не было «никаких теплых чувств».

Марина действительно жила за границей, как указал в своем иске Сергей, но уже полтора года с момента смерти сестры живет в России и ухаживает за Катей. Сейчас девочка живет с ней и бабушкой. По словам Марины, они с мужем хотели бы удочерить девочку.

После смерти сестры она хотела оформить опеку над Екатериной, но не успела. Марина утверждает, что в тот же день, когда умерла Ирина, Сергей забрал документы на девочку из квартиры Ирины. После этого мужчину вписали в свидетельство о рождении Екатерины и девочке поменяли фамилию.

«Мы [с бабушкой Кати] в органы опеки пришли одновременно [с отцом ребенка]. Нас спросили: “Вы кто?” Он ответил: “Я отец”. Нам сказали: “Тетя, бабушка — за дверь, отец остается”. Я спросила: “Разве это не состязательный процесс? Разве вы не будете спрашивать согласия девочки? Не будете смотреть, кто девочке больше может дать?” Они сказали: “Нет, родной отец. До свидания”», — сказала Марина.

В департаменте труда и социальной защиты населения «Таким делам» рассказали, при каких обстоятельствах Сергея признали отцом Екатерины. По данным пресс-службы, к ним обратился мужчина и выразил желание установить отцовство над девочкой, у которой умерла мама. По его словам, он все время общался с девочкой, но не устанавливал отцовство официально, потому что ее мама перестала бы получать выплаты как мать-одиночка.

«Ребенок в присутствии сотрудников соцзащиты подтвердил, что этот мужчина — ее отец, она его знает, общалась с ним ранее и он принимает участие в ее жизни. Мужчина также предоставил совместные фотографии с дочерью и тест ДНК, подтверждающий отцовство. С учетом данных обстоятельств и мнения ребенка сотрудники соцзащиты дали согласие на установление отцовства. В связи с этим на бабушку девочки не могла быть оформлена опека», — рассказали в департаменте.

В пресс-службе добавили, что девочка после установления отцовства продолжала жить с родной бабушкой. Отец был не против, поскольку, как он пояснял, не хотел травмировать ребенка.

«Однако затем мужчина выразил желание самостоятельно заниматься воспитанием дочери, проживать с ней, но родственники матери девочки не отдавали ребенка. Тогда отец обратился в суд с иском о возврате ребенка, и тот его удовлетворил», — сказали в департаменте.

Во встречном иске бабушка девочки Алла написала, что, если бы Екатерина не унаследовала от матери четырехкомнатную квартиру в Москве, «ее внезапно “официально” появившийся папа так бы никогда де-юре и не появился».

Смена фамилии

21 августа 2020 года Зюзинский районный суд удовлетворил иск Сергея, а также отказал в удовлетворении встречного иска, который подала бабушка Екатерины. В нем она попросила ограничить отца девочки в родительских правах.

«Одно из обстоятельств [которое привело к встречному иску к отцу девочки] — это смена фамилии в нарушение всех существующих правил и без получения согласия ребенка. По закону смена фамилии ребенка, достигшего десяти лет, могла быть только с ее согласия. Согласия ее никто не спрашивал», — рассказал «Таким делам» адвокат тети и бабушки Екатерины Андрей Балахнин. По его словам, о смене фамилии отец сообщил Екатерине по телефону, после чего девочка проплакала два дня.

Сергей заявил, что не в его ответственности смена фамилии Екатерины.

«Я принес свидетельство о том, что являюсь ее отцом. На основании этого свидетельства дается [новое] свидетельство о рождении. Это дает загс. Я не выписываю эти свидетельства. В свидетельство о рождении автоматически вносится отец. А если в нашей ситуации родитель остается один, то тут никакого выбора нет. [Автоматически меняется фамилия.] Из этого устроили шоу и решили на этом поиграть», — сказал он.

Родственники не согласились с решением Зюзинского суда и подали апелляционную жалобу, которую рассмотрит Мосгорсуд. По словам адвоката, его клиенты считают, что Екатерина должна жить там, где ей хорошо, где она привыкла. Девочка считает своей семьей бабушку, тетю и дядю, это подтверждает комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза, которую проводил институт Сербского, настаивает Балахнин.

«Прокурор, очевидно не читавшая экспертизу, на последнем заседании заявила, что необходимо воссоединение семьи. Я сказал: вы экспертизу вообще читали? Для ребенка семья — это вот эти люди, а не отец. Фарс полнейший», — возмутился адвокат.

«Убирайте причину»

Марина рассказала, что Екатерина «в шоке» от происходящего. По словам женщины, у девочки на фоне стресса начался нейродермит. Они пытаются снять симптомы, но доктор советует «убирать причину» волнений. Дистанцировать девочку от происходящего не получается, сказала Марина.

«Она взрослая, ей скоро 13 лет. Она во всем хочет разобраться, на судах выступает. В своих выступлениях она суду озвучивает, что она не будет с ним жить, потому что он для нее чужой, что она его боится как человека, как мужчину», — утверждает Марина.

Екатерина написала обращение к суду, датированное 16 января. В нем девочка указала, что при первой же возможности вернет себе фамилию матери и сменит отчество.

«Когда я узнала о решении суда, я была очень расстроена. Я не могла понять, как взрослая судья не понимает простой вещи: я не жила и не должна жить с [отцом].

После всего того, что он натворил, я просто его боюсь

<…> Меня очень возмущает, что меня все слушают, но не слышат», — написала Екатерина.

В департаменте труда и соцзащиты населения Москвы рассказали, что их сотрудники примут участие в судебном заседании и «будут действовать исключительно в интересах ребенка».

«Подчеркнем, что специалисты готовы оказывать всяческую поддержку, чтобы разрешить возникшую конфликтную ситуацию в интересах ребенка, но для этого необходимо также желание родственников девочки, с которыми она проживает сейчас», — добавили в пресс-службе.

Департамент добавил, что специалистам удалось провести только несколько медиативных встреч с участием девочки, ее отца и родственников со стороны матери, однако прийти к взаимопониманию членам семьи не удалось. В дальнейшем родственники не шли контакт.


После разговора с Сергеем «Такие дела» пытались повторно с ним связаться. При звонках с телефона корреспондента все время было занято, а на звонок с другого номера Сергей ответил, сказал, что ни с кем до этого не говорил, и бросил трубку.

Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: